Золотой век

 

Пока римские полководцы братья Тиберий и Друз захватывали Германию, в самом Риме население получало удовольствие от воцарившегося мира. По крайней мере гражданские войны ушли в прошлое. Процветали все виды искусств (недаром этот период получил название «Золотого века»). Литература переживала наибольший подъём за весь период существования античной культуры. Прежде всего это связано с именами Вергилия, написавшего ещё в 29 г. до н.э. знаменитую «Энеиду» и Горация, написавшего в 23 г. до н.э. чуть менее знаменитые «Оды». Как ни странно, это было связано с ограничением свободы слова, введённой императором Августом. Публицистике, как во времена Цицерона, уже не было места. Позволялось только прославлять Императора. Таланты стали проявляться именно в жанре художественной литературы. Жил в те времена ещё один поэт, чей талант превосходил талант Вергилия и Горация. Это был «поэт любви» Овидий, создатель грандиозной поэмы «Метаморфозы», в которой он удивительным образом объединил всю античную мифологию. Однако сделал он это в слегка ироничной форме, что не отвечало тогдашней «политике партии» на возрождение религиозности. А про императора и вовсе забыл. За что и был сослан в 9 г. н.э. на крайний Север, в холодную провинцию Мезию (нынешняя Одесская область). После этого уже ни один поэт не забывал об императорах Рима, но новых Овидиев, как, впрочем, и Вергилиев, римская культура уже не порождала.

Непостижимым образом любой европейский правитель, захватив земли Востока, проникался духом восточных представлений о мире. Особенно после захвата Египта. Не обошло это и императора Августа, несмотря на то, что лично он продолжал жить в Риме. Как это было и до него, Август провозглашает себя живым богом, спасителем душ заблудшего римского народа. А спасать было от чего. Римляне не выдержали испытания свалившегося на них богатства. Захватив полмира, они могли уже не работать – работали рабы. Да и многие рабы жили не хуже, выкупая себе свободу. Рим стал аболютно интернациональным городом, что не замедлило сказаться на его духовном облике. В результате смешения всех религий, люди перестали вообще верить в своих традиционных богов, что привело к снятию ограничений, налагаемых религиями. Исторически это было слишком преждевременно. И Рим погрузился в чудовищный разгул и разврат. Рушился институт брака. Нечто подобное творилось и в провинциях – например, при дворе иудейского царя Ирода. Создавая культ Божественного Императора, Август пытался вернуть эту разношерстную толпу к традиционным ценностям. Специальными предписаниями искусство было полностью подчинено этой задаче. Это тоже порождало шедевры. Например, грандиозный Пантеон (храм единства всех богов), построенный в 27 г. до н.э. полководцем Агриппой. В 18 г. до н.э. была создана великолепная статуя божественного Августа, найденная в Примапорте, в 13 г. до н.э. появились великолепные барельефы храма «Алтарь Мира». Однако ни это, ни карательные меры, направленные на возрождение семейных ценностей, должного эффекта не имели. Традиционных богов люди окончательно списали. Средние и высшие слои общества вообще в религии не нуждались, иногда заменяя её мистико-философскими учениями. Среди бедных слоёв распространялись культы, перенятые у заморских восточных народов. Женщины даже из средних слоёв общества поклонялись египетской богине Изиде, оплакивающей своего сына и умеющей прощать грехи, что позволяло им от излишне «раскрепощённого» образа жизни возвращаться временами к праведно-семейному. Мужчины, особенно рядовые воины, больше уважали египетского бога Митру, приносящего самого себя в жертву во имя Царства Света, что сулило им райское блаженство после смерти. Некоторое распространение получил в Риме иудаизм среди тех, кто предпочитал пуританский образ жизни. Библия была единственным в известном римлянам мире чётко записанным сводом высших законов и религиозных преданий, к тому же переведённым на понятный всем греческий язык. Идея единого незримого, всюду присутствующего Бога, была гораздо более приемлема, как объединяющая все народы Империи, чем искусственно насаждаемый с той же целью культ Божественного Императора. Слишком мало был похож Октавиан Август на олицетворение высшей справедливости. Многие ожидали прихода предсказанного Библией Царя Иудейского, грозного носителя воли Всевышнего. Однако переход в иудаизм был затруднён в силу его узко национального характера.

Вполне естественно, что измученные тяжёлыми походами полководцы, такие как гипотетический основатель Нюрнберга Тиберий, возвращаясь в Рим, испытывали к нему отвращение и, как следствие, депрессию. Ради кого они столько лет рисковали?

Вполне естественно,что Тиберий бежал подальше от шумного и развратного Рима на границу античного и восточного миров - остров Родос. Здесь он жил как простой гражданин, довольствуясь скромным домом и немногим более просторной виллой. Он был постоянным посетителем философских школ и чтений. Во 2 г. до н.э. он узнал, что его жена Юлия осуждена за разврат и прелюбодеяние, и что Август от его имени дал ей развод. Он был рад этому известию, но, как порядочный человек, попытался заступиться перед своим отчимом за его дочь. В 1 г. до н.э. Август запретил ему возвращаться в Рим. Тиберий углубился в глубь острова, забросил обычные упражнения с конём и оружием, отказался от отеческой одежды, надел плащ и сандалии и в таком виде прожил два года, всё более презираемый и ненавидимый.

Именно эти два года оказались кульминационным моментом в истории человечества. В нескольких сотнях километров к востоку от Родоса, в подчинённом Риму царстве Иудея, где правил царь Ирод «Великий», одновременно вершивший великие стройки и обрушивавший на свой народ ничем неоправданные репрессии, произошло событие, открывшее «обратный отсчёт» ходу истории. В семье простого еврейского плотника, вынужденного спасаться от неминуемой гибели, родился человек, который смог изменить судьбу всего мира (согласно современным подсчётам это было в 7-6 гг. до н.э). То, чего не смог добиться всесильный Император, смог сделать сын плотника. Он спас от морально-этического тупика все народы Римской империи, как носителей древних цивилизаций Востока, так и «прогрессивных» греков и римлян. Новый морально-этический кодекс, поддерживающий государственно-семейные ценности без репрессивных мер, намного облегчил жизнь на земле. Подсознательно его приняли все народы, даже не признавшие сына плотника Лицом Бога, как это сделали в будущем и римляне, и германцы, объединившись именно благодаря новой религии в единую - европейскую цивилизацию.

Однако всё это было делом будущего. На тот момент Римская империя всё ещё традиционно силовыми методами тщетно пыталась подчинить не созревшие до государственного образа жизни германские племена. Верховный вождь Маркоманнского союза Маробод сосредотачивал всё больше сил на северо-восточной границе Империи. Конечной его целью был захват самого Рима и создание сверхимперии. На предотвращение этой угрозы опять был послан Тиберий.

 

Иллюстрации:

 

1. Публий Вергилий Марон

 

 

2. Квинт Гораций Флакк

 

3. Публий Овидий Назон

 

4. Уцелевший от пожара фасад Пантеона Агриппы

 

5. Император Август в пуританской одежде

 

6. Богиня Изида

 

7. Бог Митра. Римский рельеф

 

8. Плотник Иосиф (картина Гвидо Рени)

 

 

 

Борис Грейншпол

__________________________________________________________