Цивилизация Златоуста

 

В 398 году в Константинополе, столице Восточно-Римской (Византийской) империи велась скрытая борьба за власть. Сам молодой император Аркадий ситуацию не контролировал. В отличие от своего энергичного отца Феодосия, это был слабый болезненный юноша, с вялой речью и сонливо полузакрытыми глазами. Он легко попадал под влияние собеседника, особенно если его удавалось впечатлить.

В начале своего правления Аркадий находился под влиянием префекта претория (начальника службы безопасности) Руфина. Однако, когда присланный для поддержки императора командующим западно-римских войск Стилихоном гот Гаина убил Руфина прямо у его ног, Аркадий стал преклоняться перед Гаиной, который стал командующим византийской армией. При этом всё её офицерство состояло из готов. Аркадий души не чаял и в своей молодой жене Евдоксии, рано осиротевшей дочери командующего франкской кавлерией Бауто, воспитанной при константинопольском дворе. Есть мнение, что энергичная и своенравная красавица была любовницей Гаины, таким образом её дети, и в том числе наследник престола Феодосий, были чистыми германцами (мать - из племени франков, отец - из племени готов).

Однако чаще всего к Аркадию был вхож придворный казначей («министр финансов») евнух Евтропий, бывший раб, который побаивался Гаину, и не решался открыто выступить против него. Однако втайне он назначал на все основные посты своих людей. На место убитого при его содействии Руфина, он смог назначить префектом претория ярого врага готов - Аврелиана. Среди столичных горожан подогревались антиготские настроения, особенно после принятого под нажимом Гаины указа, по которому землевладельцы должны предоставлять треть своих земельных наделов расселившимся в империи германским племенам - в качестве оплаты за охрану ими границ. На тот момент на огромных территориях входившей в Восточную империю Иллирии (Югославии) массово были расселены вестготы. Их король Аларих наравне с Гаиной считался командующим имперской армией. Гаина попросту «лоббировал» интересы своих соотечествеников.

Помимо назначения нужных людей на высшие посты империи, Евтропий продавал хлебные должности богачам из простых сословий. В результате двор очень «демократизировался». Аристократы Евтропия ненавидели и были готовы поддержать Гаину. Тем более, что Евтропий под разными предлогами реквизировал их земли и раздавал кому хотел в качестве оплаты.

В 387 г. умер константинопольский церковный патриарх Нектарий. Решающее слово в избрании нового патриарха принадлежало александрийскому патриарху. Он считался по церковной иерархии вторым лицом после римского папы, однако после раскола империи римский папа на дела Востока больше не влиял. Александрийские патриархи были фактическими правителями Египта. Им подчинялась египетская полиция и хлебные поставки. А Египет был тогда «житницей» империи. Бывший тогда александрийским патриархом Феофил был яркой и властной личностью, необузданным религиозным фанатиком. На должность константинопольского патриарха он предлагал епископа Исидора, который был Феофилу обязан жизнью.

Однако Евтропий неожиданно предложил избрать человека из Антиохийской епархии. Антиохийские патриархи были давними конкурентами александрийских, а бывший на тот момент патриархом Флавиан вообще Римом и Александрией не признавался. Этим антиохийским претендентом стал знаменитый и невероятно популярный антиохийский пресвитер (руководитель церковной общины), то есть второе лицо после Флавиана – Иоанн Златоуст. Евтропий всё рассчитал верно. Он, будто бы, вызвал Златоуста в Константинополь и попросил выступить перед императором. Златоуст, разумеется, выступил с обличительной речью, но не вслушивавшийся в слова император был очарован его красноречием. И Златоуст тут же получил императорскую поддержку. Дальнейшие выборы были «делом техники». Тогдашние аналитики были в недоумении. Все были уверены, что преемником Нектария будет ставленник «силовиков» и олигархов Исидор, а не этот вольнодумствующий «диссидент», чьи взгляды были ещё более радикальными, чем у Флавиана. При этом за рамки официальной христианской доктрины Златоуст не выбивался, а при императоре Феодосии даже уверял, что «всякая власть – от Бога». Однако при новом режиме, особенно при виде распущенности нравов, царящей при константинопольском дворе, он стал неумолимым критиком двора, сената и других ветвей власти, а также  - дебоширящих в городе  германских наёмников, земельных магнатов, - естественно, при полной поддержке народных низов и «буржуазии». Александрия и Рим, скрепя сердце, вынуждены были поддержать это назначение и, более того, наконец-то признать законность пребывания Флавиана на своём посту. Кроме того, константинопольский патриарший престол был великолепной трибуной для пропаганды «новоникейской» формы христианства, будущего православия, до того известной далеко не всем даже на Ближнем Востоке. Правящие круги, во главе с Гаиной и Евдоксией, вскоре возненавидели святителя, однако не решались поступать радикально по отношению к народному любимцу.

Евтропий же, будучи «человеком маленьким», был в стороне от Иоанновой критики и стал, в результате, абсолютным диктатором, продолжая обогащаться всеми доступными способами. Сосредоточившись на борьбе со Златоустом, Евтропия  «силовики» просто не «замечали». «Под шумок» Евтропий получил высочайшие посты консула и патриция.

Златоуст, тем временем, настроил против себя и церковников, запретив монахам разгуливать по городу, дьяконессам вести светский образ жизни; а также приказав выбросить из патриарших покоев все дорогие украшения. Пытаясь умилостивить строгого патриарха, сенаторы пытались пригласить его к себе на обед, но Златоуст категорически не шёл на эти обеды. Во многом потому, что из-за проблем с желудком питался только рисовой кашкой. При этом Златоуст ввёл в городе своеобразную «полицию нравов», во главе с мрачным  египтянином Серапионом. Однако Иоанн не ограничивался борьбой за чистоту нравов, а ещё и призывал земельных магнатов отдавать часть прибыли бедным. Сам он, на средства, выделяемые на содержание резиденции патриарха, строил больницы и гостиницы для паломников, то есть возвращал христианской Церкви её главную функцию –«защиту сирых и убогих», к тому времени изрядно подзабытую.

Интересно, что вся эта морально-этическая проповедь только укрепляла людей в вере. Однако это были жители восточно-римского города Константинополя. На Западе Римской империи, скорее всего, произошёл бы обратный эффект – массовый откат к язычеству.  Поэтому тамошние отцы Церкви действовали совсем другими методами: Амвросий Медиоланский пытался «растопить сердце» римлян музыкой, живописью и другими видами изящных искусств, Августин Блаженный воздействовал на интеллект – глубиной философской мысли. На Востоке всё это считалось отступлением от веры. В результате возникли три составляющих христианского мировоззрения, на которых и ныне держится европейская культура, даже когда её носители считают себя атеистами: «дух» (наследие Златоуста); «сердце» (наследие Амвросия); и - «интеллект» (наследие Августина). Просуществовавшая до 15 века Византийская империя была главным «гарантом» сохранности европейского христианства именно в его «златоустовой» форме. А наследие Амвросия и Августина после краха Западно-Римской империи и всей длившейся тысячу лет «античности» в конце пятого века, оказалось в состоянии «спячки». С наступлением, ещё через тысячу лет, в 15 веке, эпохи Ренессанса, возродившего римскую культуру, «проснулось» и наследие Амвросия и Августина. При этом «Амвросий» торжествует в католическом мире с его музыкой и живописью, а «Августин» - в протестантском, с его «классической философией» и точными науками. Тогда же «рухнула» и Византийская империя, исчерпав свою культурную миссию. С ней в состояние «спячки» перешло и наследие Златоуста. Но только на Западе, поскольку тогда же произошло и культурное «пробуждение» России, - политического «наследника» Византийской империи, при этом находящегося под культурным влиянием Запада. Россия стала своеобразным «пунктом пересечения» всех трёх наследий, которые с тех пор «сражаются» там друг с другом, часто порождая совершенно причудливые и противоречивые формы.

 

Иллюстрации:

 

1. Иоанн Златоуст

 

2. Евдоксия

 

3. Аркадий

 

4. Аркадий и Евдоксия

 

 

Борис Грейншпол

__________________________________________________________