Жертвы консолидации

 

В 380 г. в Римской империи неожиданно установился мир. Грабившие её в течение нескольких лет готы утратили своё единство и частично перешли на римскую службу. Остальные были перебиты при помощи перешедших. Король вестготов Фритигерн умер, а остготы получили на правах союзников («федератов») земли в далёкой от крупных центров империи провинции Паннонии, где особой угрозы не представляли. Неожиданно умер и грозный шах Ирана Шапур Второй.
На первое место вышел вопрос идеологического единства. Традиционно римские императоры были верховными жрецами империи, совершали обряды, призванные усилить дух патриотизма и величия римского народа. Но с тех пор, как императоры стали христианами, они перестали выполнять эти функции. С прошлого года они запретили заниматься этим и Сенату города Рима.

В результате граждане империи утратили чувство единства. Между ними было больше религиозной солидарности, чем гражданской. Разные религиозные группы готовы были уничтожать друг друга как вторгшегося агрессора. Помимо ещё существовавших язычников, и в христианстве было множество разных враждующих групп. Самой крупной была группа сторонников ортодоксально-католической (православно-вселенской) Церкви. К ней относились сами императоры-соправители, церковные патриархи главных религиозных центров (Рима, Александрии и Антиохии), религиозные мыслители (отцы Церкви) - Григорий Богослов, Григорий Нисский, Иоанн Златоуст, Амвросий Медиоланский.

При этом существовали и многочисленные ереси, многие из которых по-прежнему объединялись термином «арианство», хотя это были совершенно разные течения. В условиях относительной религиозной толерантности при императорах Валентиниане Первом и Валенте, дискуссия между представителями разных религиозных направлений вышла на свой высочайший уровень, породив много интересных философов, продолжателей античной школы философии в новых условиях. Такими были и сами отцы Церкви.

При этом в обоих столицах – Риме и Константинополе процветала как раз не ортодоксальная философия. В Риме была сильна языческая партия, во главе с префектом Рима Симмахом, который был последним представителем языческой античной философии. Он вступал в острые дискуссии с Амвросием, пытался переубедить императоров, но это воспринималось как пережиток давно ушедших дней.

Ситуация в Константинополе была более опасной. Там всё население, до самых бедных слоёв, погрузилось в богословские дискуссии, в основном – на арианской стороне. Особенно популярным там был епископ расположенного неподалёку города Кизика арианин-каппадокиец Евномий, создавший невероятно интересные философские конструкции, по сути развивая учение неоплатоников. Например, он утверждал, что «Бог знает прошлое по памяти, будущее — по догадке, и что Его всеведение ограничивается настоящим», из-за чего последователей Евномия прозвали агноитами («неведающими»). Евномий был невероятно красноречив, и православные епископы прилагали все усилия, чтобы он не встретился с императором Феодосием.

Сам Феодосий находился под влиянием епископа города Салоники, где он тогда жил, Асхолия. Тот требовал от императора не выслушивать, а физически расправляться с инакомыслящими. Под влиянием Асхолия, Феодосий пригласил в Салоники своих соправителей, и они совместно объявили знаменитый «эдикт трёх императоров», провозглашающий православие государственной религией. Отныне именно они - 33-летний Феодосий, 20-летний Грациан и 7-летний Валентиниан Второй объявляются единственными авторитетами в вопросах религии. Тот, кто с этим не согласен – «безумец и душевнобольной». Помимо церковного проклятия, несогласные должны были ожидать и административных наказаний. Ариане должны были уступить все храмы православным, арианские епископы - уйти в отставку. Фактически возродилась роль римского императора как «великого понтифика» - религиозного лидера империи, только уже на христианских началах.

При этом присутствовали римский папа Дамасий и папа александрийский - Пётр Второй,  брат первого из отцов Церкви, - не так давно умершего Афанасия. Петра папой назвать можно было с натяжкой, так как он руководил православной общиной Александрии из «подполья». Официально же во главе александрийской кафедры стоял арианин Луций. После решения трёх императоров они поменялись местами, так же, как поменялись местами руководители общин и в третьем центре христианства – Антиохии. Там к власти вернулся Мелетий - свергнутый одновременно с Петром императором Валентом. Мелетий по причине возраста на встрече не присутствовал. При этом Мелетий был духовным наставником почти всех восточных отцов Церкви – умершего за год до этого Василия Великого, обоих Григориев, Иоанна.

Многие из ариан, не склонные к философским диспутам, недоумевали, – они согласны были ради единства Церкви поступиться частью обрядов. Особенно был расстроен честнейший человек – креститель готов епископ Ульфила, когда-то переведший Библию на готский язык, создав, таким образом, первый памятник германской литературы. Крещёный когда-то по арианскому обряду, Ульфила не особенно настаивал на обрядовой стороне, считая более важным сам дух христианства. К этому времени, после того как ему пришлось бежать от обезумевших от грабежа соотечественников, он жил в Константинополе, оставаясь формально духовным лидером готов-христиан. Теперь он должен был сложить свои полномочия.

Добившись аудиенции у Феодосия, Ульфила  убедил его, что необходимо созвать Вселенский собор для утверждения столь важных вопросов, и Собор, второй в истории, был созван в Константинополе в 381 г. (первый, знаменитый Никейский собор, проходил в 325 г.). Однако под давлением того же Асхолия, арианским епископам было запрещено принимать участие в дискуссиях. В результате Ульфила был вынужден сложить с себя духовный сан, и как частное лицо умер в Константинополе в 383 г. в возрасте 72-х лет.

 

Иллюстрации:

 

1. Мелетий Антиохийский

 

2. Феодосий

 

3. Библия Ульфилы

 

Борис Грейншпол

__________________________________________________________