Время Бусово

 

В 376 г., в то время как несметные полчища гуннов опустошали государства Восточной Европы, толкая их народы дальше на Запад, на самом Западе этого, как будто, вообще не замечали. Конечно, правивший в восточной половине Римской империи император Валент был настороже, несмотря на вовлечённость в войну с шахом Ирана Шапуром Вторым. Однако на Западе, где после смерти старшего брата Валента императорами стали его племянники, вообще никак не реагировали на Великое Переселение народов.

Сама Западная империя тогда формально раскололась тоже на две части – под влиянием полководца-франка Меробауда, большого «специалиста» по сожжению мирных деревень противника. В германском городе Трире находился старший из сыновей Валентиниана – 17-летний Грациан, в чьём управлении оставались Галлия (с Германией), Британия и Испания. Грациан находился под двойным влиянием. С одной стороны, на нём сказывалось воспитание талантливого римского поэта Авзония, тогда назначенного префектом всей Галлии. Под влиянием Авзония Трир превратился во всемирный центр наук и искусств. Туда съехались самые знаменитые профессора империи, основав высшую школу с богатой библиотекой. На это имперское правительство не жалело никаких денег. Авзоний организовал поездку молодого императора в Рим, где тот познакомился с многими сенаторами, и подписал амнистию для большого количества осуждённых при его отце, который терпеть не мог сенатскую аристократию Римской империи. Это несколько снизило влияние военщины во главе с Меробаудом. Однако и поведение военных сильно впечатлило юношу. Несмотря на его образованность и изысканность манер, его любимым развлечением стало метание копья в животных, что он и делал целыми днями. Государственными же делами Грациан наотрез отказывался заниматься. Воспользовавшись бегством из причерноморских степей многочисленных аланов - потомков скифов, изгнанных из своих земель гуннами, он за большие деньги сколотил из них отряд и получал большое удовольствие от общения с ними, несмотря на то, что их нрав был даже более грубым, чем у германцев. Иногда он выступал перед армией в аланском одеянии, чем вызывал у римских офицеров вспышки негодования.

Его младший пятилетний брат Валентиниан Второй в статусе «младшего августа» «правил» из Милана. В его распоряжении находились Италия, Африка и нынешняя Югославия. Естественно, за него правила его мать Юстина, которая была арианкой, то есть отклонялась от ортодоксальных норм христианства. Естественно, она вступила в острый конфликт с епископом Милана Амвросием, - самым в то время авторитетным человеком во всех слоях империи. Всё же опекуном Валентиниана считался Грациан, за которым стоял Авзоний, что ограничивало амбиции императрицы-матери.

Тем временем на востоке Европы, в Северном Причерноморье, всё более усиливались хаос и кровопролитие. Захватив империи аланов и остготов, азиатские кочевники-гунны во главе с ханом Баламбером не стали уничтожать их народы, а включили в состав своей орды. Подчинившиеся им народы даже сохранили своё государственное устройство. При этом аланы смешались со славянами, образовав мощное кочевое государство антов («живущих у края» - по-ирански) во главе с князем Божем (или Бусом, имя связано с местом обитания - рекой Южный Буг). С их помощью гунны ликвидировали предводителей наиболее сильного народа Восточной Европы – остготов. Сначала - владевшего до их прихода огромной территорией Германариха, а потом его племянника – Витимира. Часть остготов отступила за Днестр, унося с собой маленького сына Витимира – Видериха; часть укрылась в Крымских горах, где жила фактически до Второй Мировой войны. Но большая часть остготов во главе с уже очень немолодым сыном Германариха – Гуннимундом, перешла на сторону гуннов.

Однако не всем остготам нравилась зависимость от гуннов. Особенно это задевало тех представителей правящей династии (Амалов), которая происходила не от Германариха, а от его братьев и других родственников. Особую непокорность проявил сын Валараванса, внук Вультульфа, брата Германариха, - Винитарий. Прежде всего он отказывался согласиться с тем, что лучшие земли Причерноморья занимает новое государственное образование - анты. Как пишет готский историк Иордан, Винитарий в 376 г. «с горечью переносил подчинение гуннам. Понемногу освобождаясь из-под их власти и пробуя проявить свою силу, он двинул войско в пределы антов и, когда вступил туда, в первом сражении был побежден, но в дальнейшем стал действовать решительнее и распял короля их Божа с сыновьями его и с семьюдесятью старейшинами для устрашения, чтобы трупы распятых удвоили страх покоренных. Но с такой свободой повелевал он едва в течение одного года: [этого положения] не потерпел Баламбер, король гуннов; он призвал к себе Гезимунда, сына великого Гуннимунда, который, помня о своей клятве и верности, подчинялся гуннам со значительной частью готов, и, возобновив с ним союз, повел войско на Винитария. Долго они бились; в первом и во втором сражениях победил Винитарий. Едва ли кто в силах припомнить побоище, подобное тому, которое устроил Винитарий в войске гуннов! Но в третьем сражении, когда оба [противника] приблизились один к другому, Баламбер, подкравшись к реке Эрак (Днепро-Бугский лиман), пустил стрелу и, ранив Винитария в голову, убил его; затем он взял себе в жены племянницу его Вадамерку и с тех пор властвовал в мире над всем покоренным племенем готов, но однако так, что готским племенем всегда управлял его собственный царек, хотя и [соответственно] решению гуннов».

Об этих событиях вспоминает в 12 веке (через 800 лет!) автор «Слова о полку Игореве»: «Поют готские девы о времени Бусовом». В результате этой битвы в выигрыше остались только гунны – остготская оппозиция была окончательно уничтожена, в то же время навсегда утратили центральное руководство и анты. Теперь Баламбер мог спокойно развивать своё победное шествие на Запад, причём ударной силой этого похода были не гунны, не желавшие покидать сочные причерноморские пастбища, а остготы и анты. В том же 376 г. он форсировал очередную речную преграду – полноводный Днестр, где укрылась не только часть остготов «во главе» с малолетним Видерихом, опекаемым аланским вождями - Алатеем и Сафраком. Там же (в нынешней Молдавии) находилось и независимое государство части вестготов во главе с «судьёй» Атанарихом, с которым не смогла справиться незадолго до этого римская армия императора Валента. Теперь ему предстояло сразиться с более страшным противником – гуннами.

 

Иллюстрации:

 

1. Грациан

 

2. Грациан и Валентиниан Второй

 

3. Алан

 

4. Антская княгиня

 

 

Борис Грейншпол

__________________________________________________________