Византийская перезагрузка

 

К концу первой половины пятого века никто не мог представить, что разоряемая гуннами Аттилы Византийская империя, в которой не прекращались беспорядки на религиозной почве, сможет опять заявить о себе как о могучей державе – Втором Риме. Во главе процесса обновления стояла энергичная императрица Пульхерия и командующий всей византийской армией с 430 г. (и перенявший пост от своего отца Ардавура) Аспар, - алан по происхождению. Им удалось провести в 450 г.поместный Собор христианской Церкви в Константинополе, утвердивший в качестве единственной религии традиционное православие, и покончить, таким образом, с религиозными беспорядками. Потом был свергнут и сослан на отдалённый остров всесильный придворный евнух Хрисафий, известный своим мздоимством и кровавыми интригами. В том же году неожиданно погиб и византийский император Феодосий Второй, известный своим слабоволием и попустительством, что и было причиной многих постигших Византию бед. Погиб он во время «царской охоты», упав с коня (согласно скандинавским сагам, таким образом погиб не Феодосий, а Аттила).

Поскольку охота происходила при участии византийского командования, Феодосий умирал в течение суток после падения «на руках» у того же Аспара, причём в обстановке строгой секретности. И только после его окончательной смерти в срочном порядке туда была вызвана Пульхерия и поставлена в известность. Ситуация таила в себе некоторую опасность для независимости империи. Ближайшим мужским родственником Феодосия был его двоюродный брат - западно-римский император Валентиниан Третий, который к тому же был женат на единственной дочери Феодосия - Евдоксии. Поскольку свержение Хрисафия произошло при поддержке Валентиниана, а также очень амбициозного римского папы Льва Великого, возникла опасность, что Византийская империя просто присоединится к Западно-Римской. Когда-то именно Аспар, совершив блестящую «десантную операцию», помог стать императором самому Валентиниану, но вряд ли это помогло бы ему стать главнокомандующим объединённой Римской империи. Претендовать на престол могла и жившая в Иерусалиме супруга Феодосия – Афинаида, с которой он был давно в размолвке, но официально статус «августы» (императрицы) она не утратила. В случае перехода власти к ней, можно было ожидать резкого усиления власти александрийского патриарха Диоскора (Афинаида придерживалась той же, что и Диоскор, монофизитской формы христианства). Эта ситуация также была нежелательна, – до свержения Хрисафия властолюбивый Диоскор (фактически диктатор входящего в состав империи Египта) был его правой рукой.

Поэтому наиболее желательной наследницей престола была сестра Феодосия Пульхерия, тоже считавшаяся соправительницей своего брата. Однако официально возглавить империю женщина не могла. И Аспар объяснил ей, что полностью поддержит её кандидатуру в случае, если она выберет себе мужа из византийского генералитета, то есть из подчинённых Аспара. Сам Аспар не мог на это претендовать, поскольку был арианином, – эта религия годилась для военной службы, но не позволяла становиться императором. Однако Аспар сам и подсказал Пульхерии, за кого она должна выйти замуж. В недалеко от столицы расположенной провинции Фракии (Болгарии) жил высокопоставленный офицер Маркиан, сын простого солдата и внук пастуха, жившего в районе Филлипополя (Пловдива), давно участвовавший во всех походах Аспара в качестве «доместика» - исполнителя особых поручений. 58-летний Маркиан незадолго до этого овдовел. При этом он был коренным «ромеем»(соответственно – православным), в отличие от готов и аланов, из которых состояло римское командование. Человеком он был покладистым и слегка заторможенным (после странной болезни, полученной им во время персидского похода в 421 г.), что несколько раз чуть не стоило ему жизни. В молодости он как-то обнаружил убитого человека, и долго стоял над ним, остолбенев, из-за чего его самого чуть не казнили как убийцу. Позже, во время участия в походе Аспара в Африку против вандалов Гейзериха, Маркиан попал в плен в 434 г., как и многие другие офицеры. Гейзерих взаперти пленных не держал, и они спрятались под каким-то укрытием от солнцепёка. Маркиан задремал прямо под палящими лучами. Проходящий мимо Гейзерих заметил, что над Маркианом в небе завис орёл, и его крылья как бы создают спасительную тень. Гейзерих рассмеялся и сказал: «Быть тебе римским императором, раз орёл тебя осеняет!» (орёл – главный символ Римской империи). После этого он приказал Маркиана отпустить на родину, – в благодарность за это Маркиан никогда не воевал против вандалов. Известно, что Маркиан не умел читать, или разучился после болезни.

С точки зрения Аспара Маркиан был идеальным кандидатом в мужья для Пульхерии. Аспар поведал Пульхерии, что умирающий Феодосий сам говорил, как бы обращаясь к Маркиану: «Мне говорили, что ты будешь править после меня». Позже Пульхерия заявляла перед народом, что Феодосий благословил её на брак с Маркианом, явившись ей во сне. Для Пульхерии основным препятствием в этом были не низкородность и даже не унижающий её второй брак Маркиана, а то, что она дала в молодости обет безбрачия. В результате, как описывает византийский историк Феофан: «Пульхерия, пока никто еще не знал о смерти императора, послала за Маркианом, мужем сколько умным, столько же и скромным, притом уже довольно пожилых лет и способным к делам, и когда он явился к ней, сказала ему: «Так как император скончался, то я избираю тебя из всего сената, как достойнейшего прочих. Дай мне слово, что ты уважишь девство мое, которое обещала я Богу, и я провозглашу тебя царем». Маркиан обещал, и Пульхерия, призвавши патриарха и сенат, объявила его римским императором». Фактически это был фиктивный (так называемый «ангельский») брак. Пульхерии в это время был 51 год.

Византийский сенат единогласно проголосовал за избрание нового императора. После чего, по настоянию Пульхерии, была впервые проведена процедура помазанья на царство, – константинопольский патриарх Анатолий благословил нового императора от имени Бога. Это делало невозможным сомнения в его легитимности со стороны других церковников империи (не говоря уже о самом Анатолии, который был совсем недавно противником Пульхерии!), особенно - Диоскора Александрийского и римского папы Льва, которого больше бы устроило объединение империи. Однако сам западно-римский император Валентиниан некоторое время всё же отказывался признавать мужа Пульхерии восточно-римским императором. Вскоре Маркиан отправил Валентиниану и Льву невероятно дружелюбные письма, полностью очаровавшие их обоих. Похоже, что к письмам прилагалась и некоторая сумма золота. Диоскор, не имея возможности усомниться в легитимности «божьего помазанника», «пошёл своим путём». Он объявил, что божьей властью на территории вверенного ему Египта он не меньший «игемон» (то есть правитель, диктатор), чем Маркиан, да и вообще имеет права на всю «ойкумену» (весь мир). Фактически это означало объявление независимости Египта, в котором проживала чуть ли не половина жителей империи, и где выращивался почти весь её хлеб. Диоскора, похоже, поддерживала и Афинаида.

Маркиан первым делом поменял свою администрацию, избавляясь от людей Хрисафия, особенно от вездесущих евнухов. Была запрещена введённая Хрисафием практика продажи государственных должностей. Новым мэром (префектом) столицы был назначен некий живущий в Ликии Татиан, в благодарность за то, что когда Маркиан, возвращаясь из персидского похода, слёг в горах Ликии от непонятной болезни, Татиан его там приютил и выходил. Первым действием Татиана было воздвижение колонны, посвящённой самому Маркиану, – под официальным названием «Колонна Девственности», очевидно подразумевая особенности брака Маркиана и Пульхерии. Поскольку все нововведения проходили под знаменем борьбы с наследием Хрисафия, то становилось непонятным, почему этот негодяй так легко отделался – ссылкой на остров. Было решено Хрисафия судить, что не вполне устраивало Пульхерию, да и самого Аспара, иногда с Хрисафием сотрудничавших. В результате было решено, что доставит Хрисафия на корабле в Константинополь Иордан, который был сыном свергнутого западно-римского императора Иоанна, на место которого и был поставлен Валентиниан.

Свергнутого Иоанна тогда Аспар доставил в Константинополь, дав гарантии безопасности. Однако Хрисафий Иоанна вскоре казнил – с конфискацией имущества в свою пользу. Как писал Феофан в «Хронографии»: «Иоанн некогда присвоил было себе верховную власть в Риме, но сдавшись Ардавурию и Аспару, прибыл с ними в Византию, осыпан почестями и убит» Хрисафием, прямо в императорском дворце, хотя Прокопий Кессарийский писал о казни Иоанна непосредственно в Равенне (свергнут Иоанн был в 425 г.,а убить его Хрисафий мог толко в 441 г, поле прихода к власти). В то же время известно, что некий Иоанн Вандал был наместником Мезии, и, согласно Хронике Марцеллина Коммита, в 441 г. „был убит во Фракии из-за предательства Арнигискла“ , Позже переписчики писали, что имперский полководец Арнегискл и убил Иоанна, чтобы занять его место. Хотя очевидно, он просто не оказал ему военной помощи во время гуннского нашествия. Через 6 лет Арнигискл при поддержке Хрисафия стал префектом Фракии, а не Мёзии.Древние хронисты даже запутались, кто из двух Иоаннов - «вандал». Некоторые современные иторики предполагают, что убийство «вандала» было связано со вторжением вандалов в римскую Африку в 439 г, за 2 года до убийства. Сыном одного их этих двух Иоаннов и был Иордан. Семья казнённого оказалась в нищете. Разумеется, на корабле Иордана Хрисафий до столицы не доплыл. Официально было объявлено, что он утонул. Иоанн Малала при этом пишет, что Хрисафий был обезглавлен. При этом был запущен слух, что молодой красивый Хрисафий находился в интимной ввязи с императором Феодосием, который ради этого даже избавился от жены. В 6 веке этот слух нашёл отражение в «Хронике Иоанна Малалы».: «Император Феодосий был страстно влюблён в своего кувикулярия Хрисафия, известного ещё как Этомма, так как он был невероятно красив. Император одаривал его всем, что тот только просил, ни в чём не отказывая, и Хрисафий мог свободно обращаться к нему. Он заведовал его делами и присваивал себе императорское имущество». Кувикуляриями называлась непосредтвенная охрана императора, набираемая ихз евнухов. Они ночевали рядом о спальней императора („потельничьи").

При этом все, сосланные самим Хрисафием, возвращались без рассмотрения дел. Остальным гражданам империи были прощены кабальные «недоимки» перед казной за 10 лет, тоже введённые Хрисафием. При этом прекратились бездумные выплаты денег бедному населению, - эти деньги пошли на ремонт городских дорог и водопровода. Прекратилась и введённая Хрисафием практика продажи высоких должностей и мест в сенате. Фактически всеми этими делами занимался не безграмотный болезненный Маркиан, а новый министр внутренних дел (магистер оффициорум) Евфимий, а также новый начальник службы безопасности (префект претория) - Палладий. Естественно, увидев такие перемены в платящей ему огромную дань империи, Аттила решил проверить, станет ли новый император также безропотно ему подчиняться, как это делал Феодосий. И он потребовал новую огромную сумму, – уже от Маркиана. Однако тот ему ответил: «Золото у меня для друзей, для врагов – железо». И Аттила неожиданно отступил. Он прекрасно знал, что Византийская империя может за себя постоять. И, поразмыслив, окончательно решил воевать с Западно-Римской империей.

 

Иллюстрации

 

1. Колонна Маркиана

2. Солид Маркиана

 3. Мозаика пола Большого императорского дворца в Константинополе эпохи Маркиана

 

Борис Грейншпол