Вертикаль Константина

 

В 328 г. римский император Константин находился у власти уже двадцать третий год. Все его самые славные деяния были уже позади. Уже не было в живых его соратников, с которыми он начинал своё восхождение. Он сам казнил своего вероятного наследника – сына Криспа, а потом и свою жену Фаусту. Не было рядом и его знаменитой матери – Елены. Ему приходилось в одиночку решать по-прежнему сложные внутренние и внешние проблемы.

Во внутренней политике он по-прежнему опирался на христианскую Церковь. Однако это породило новые проблемы. Несмотря на все решения церковных Соборов, Церковь, а соответственно и всё, уже насквозь христианское общество, раскалывали церковные споры. Чуть спокойнее было в европейских провинциях Римской империи. Там по-прежнему был высок авторитет императора, и даже христиане целиком полагались на его мнение. Однако в провинции Африка (центром которой был постоянно оппозиционный Риму Карфаген) как раз с этого года произошёл массовый переход местных христиан в донатизм, - религиозное направление, возглавляемое отцом Донатом, которое не признавало сотрудничество со светскими властями, даже если они не преследуют Церковь. Константин отказывался преследовать донатистов, понимая, что этим ещё больше усилит их популярность. Население южного побережья Средиземного моря оставалось в основном донатистским вплоть до захвата в седьмом веке этих земель арабами-мусульманами.

В восточной части империи, несмотря на судьбоносные решения Никейского собора в 325 г., по-прежнему шли жаркие споры о сущности Христа, оказывая неоценимую услугу развитию философии и логики. В 328 г., после слёзного обращения к Константину сосланного Никейским собором в Иллирию отца Ария, император обращается к только что избранному после смерти епископа Александрии Египетской Александра, гениальному богослову Афанасию Великому с просьбой восстановить Ария в его правах, как члена александрийской общины. Однако «Столп Церкви», 33-летний Афанасий, который был тогда фактическим главой всего христианства, категорически отказывается. Это вызывает новый раскол в александрийской общине, и там дело доходит до гражданской войны. Афанасий становится диктатором Александрии. Его обвиняли, что кого-то из своих противников, «неправильных христиан», он казнил, кому-то отрубил руки, сохраняя их как доказательства «участия в магических ритуалах».

Константин на тот момент находился в Трире. Поскольку его сын Крисп увёл оттуда рейнскую речную эскадру на помощь самому Константину в его борьбе с восточно-римским императором Лицинием, граница на Рейне опять ослабла. В 328 г. через Рейн в его верхнем течении опять начались вылазки на римскую территорию германцев-алеманнов. Константин совершает очередной карательный поход против алеманнов.

После этого он считает, что западная граница восстановлена, и отправляется на Восток, где строится его новая столица Константинополь. В Трире в качестве «цезаря» (младшего императора) он оставляет своего теперь уже старшего (после казни Криспа) сына – 11-летнего Константина Второго, сына недавно казнённой жены Фаусты.

По пути на Восток Константин обнаруживает, что и граница на Дунае перестала быть достаточно надёжной. Опять начались набеги германцев-готов. И Константин строит грандиозный мост через Дунай в районе румынского города Сучидавы, подобный построенному им в молодости мосту через Рейн в районе Кёльна. Остатки моста сохранились до сих пор. Это давало возможность в любой момент ударить по западному флангу Готии, легко перебросив туда значительные силы. Бич римской угрозы постоянно нависал над готами.

Пока Константин укреплял дунайскую границу, Нижний Рейн форсировали полчища германцев-франков. Малолетний «цезарь», естественно, ничего не смог с ними сделать. В результате франки надёжно осели в дельте Рейна, у берегов Северного моря (в так называемой Токсандрии), став ядром будущей Германии и Франции. При всём желании талантливый полководец Константин не мог находиться в нескольких частях огромной империи одновременно. Но его подозрительность не позволяла доверить участок границы какому-нибудь талантливому военачальнику.

Константин по-прежнему щедро расплачивался с поддерживающими его германскими племенами. Это вело к сказочному обогащению германской племенной верхушки, её отрыву от простых воинов и образованию кладов в глубинных районах территории внеримской Европы. Много таких кладов обнаружено на территории Украины, где тогда находилась готская черняховская культура. В Германии известны невероятно богатые так называемые Эрфуртский и Мерзебургский клады, находящиеся при захоронениях местных вождей. Обогащение германцев обеспечивалось невероятным налоговым обложением римского народа.

В 329 г., пока не был достроен Константинополь, Константин был вынужден временно остановиться в традиционной столице предыдущих римских императоров - Никомедии, недалеко от строящегося Константинополя. При въезде в этот город его встречает великолепной хвалебной речью епископ Никомедии Евсевий. Однако Евсевий был фактически единственным епископом–арианином, не подчинившемся решениям Никейского собора. В результате Константин, и без того разозлённый упрямой оппозицией Афанасия Великого, фактически переходит на строну ариан, так и не разобравшись в сущности вопроса. В Никомедию приезжает и прощённый императором Арий.

В 330 г. Константин наконец-то въезжает в свою новую столицу Византий (Константинополь), город, построенный с невероятным размахом, превышающий по своим размерам Рим. В строительстве новой столицы принимали активное участие готы, ставшие одной из крупнейших групп его населения. Теперь Константин чувствует себя в полной безопасности, и завершает преобразование Римской империи из сенатско-демократической в чиновничье-абсолютистскую. Страну он делит на четыре префектуры, каждая из которох делится на множество диоцезов, и т.д. В этой «вертикали власти» сенаты теряли всяческое значение, как римский, так и новообразованный (состоявший из доверенных лиц) византийский. При императоре образовывается «Священный Коронный Совет» из христианских епископов. Именовать императора теперь полагалось: «Ваша вечность, Ваша божественность!», хотя в отличие от прежнией эпохи, христианский император сам богом не считался.

Христианство окончательно становится государственной религией. Теперь поклоняться иным богам запрещалось. Начались тяжёлые времена даже для митраистов и иудеев, к которым до того Константин как будто благоволил. Языческие (традиционные для римской культуры) храмы либо разрушались, либо перестраивались в христианские церкви. Кроме города Рима, где по-прежнему считались с традиционно языческим сенатом. Там Константин разрешил признавать одного нехристианского бога – самого себя.

Сжигались книги римских философов, особенно близких по духу к христианству неоплатоников, как рассадников ереси. Не выдержав зрелища уничтожения собственных трудов, умер создатель грандиозной космогонической системы (в результате многие из его трудов утрачены) пифагореец Ямвлих Халкидский, которого немецкий философ Гегель называл своим предшественником.

Наступила новая эра.

 

Иллюстрации:

 

1. Горшки Эрфуртского клада

 

2. Арий

 

3. Ямвлих

 

 

Борис Грейншпол

__________________________________________________________