Травля патриарха

 

В 403 г. положение Восточно-Римской (Византийской) империи было совершенно безоблачным. Несмотря на полное отсутствие регулярной армии, народное ополчение, возникшее благодаря пламенным проповедям патриарха константинопольского Иоанна Златоуста, изгнало полчища готов, которые бесчинствовали даже в самом столичном Константинополе. Другую готскую армию – во главе с королём вестготов Аларихом, спровадили на захват Италии, где её в пух и прах разгромил командующий западно-римскими войсками Стилихон. Несмотря на то, что её остатки во главе с самим Аларихом вернулись на Восток и поселились на окраинах империи – на реке Саве, они уже никакой угрозы не представляли. Жившие за Дунаем гунны, хоть и устраивали иногда набеги, однако их хан Ульдин в целом относился к византийцам дружелюбно. В дружественных отношениях с ними был и шах Ирана Йездегерд. Наиболее враждебно относились к ним именно власти Западно-Римской империи, но измотанные тяжёлыми войнами против готов, вандалов, захвативших заальпийские регионы, и подавлением восстания в Африке, угрозы тоже не представляли.

При этом с 400 г. постепенно формировалась собственная армия, состоящая из коренного греко-римского населения, во главе со столичным аристократом Антемием, обеспечившая защиту дунайской границы.

Однако в 403 г. разразилось восстание исавров. Исавры (родственники нынешних чеченцев, абхазцев и др.) жили в высокогорьях нынешней Турции, в достаточной степени независимо от византийских властей. Вместе с византийцами они приняли участие в изгнании готов. Однако после изгнания готов, исавры неожиданно были обложены тяжёлыми налогами. Тут же восставшие исавры стали нападать на города, разорять имения. За помощью в подавлении восстания византийские власти обратились к Египту. Египет был составной частью империи, но практически - независимым образованием, от которого империя зависела экономически, как от главного поставщика продовольствия. Префект Египта обладал своей мощной армией, однако верховным лицом там был патриарх александрийской Церкви, напоминавший древнеегипетских фараонов. Тогдашний патриарх Феофил отправил на подавление восставших своего человека - Иерака, который устроил против исавров невиданную карательную операцию. Иоанн Златоуст, всегда критически относившийся к действиям египетской Церкви, писал: «Куда ни поедешь - везде увидишь потоки крови, груды мертвых тел, до основания разрушенные жилища, разоренные города». Это было фактическим избиением всего народа, а не только восставшей его части. После подавления восстания, византийские власти смогли найти общий язык с руководством некоторых из исаврийских кланов, которые сами стали держать свой народ в узде. Исаврами быстро пополнилась римская армия, а их племенная верхушка стала играть всё большую роль в жизни империи, вплоть до занятия императорского престола.

Самой Византийской империей от имени мягкотелого императора Аркадия руководила его экстравагантная молодая супруга Евдоксия. При этом реальная власть была у руководителя службы безопасности (префекта претория) Аврелиана. Народ же своим вождём считал Иоанна Златоуста. Столичная аристократия не могла смириться с таким положением, тем более, что в народном ополчении больше не нуждалась. При этом речи Златоуста угрожали её всевластию: «А бедный, - говорил он в одной из проповедей, - не нуждается и в самом царе!». Агенты византийской госбезопасности прежде всего провели операцию по ослаблению престижа Златоуста в глазах самой Евдоксии. Для этого её личным исповедником был назначен Севериан Ковалльский, когда-то вместе со Златоустом учившийся красноречию у ритора (мастера красноречия) Ливания. Севериан особой свободой мышления не блистал, а просто штамповал красноречивые тирады, копируя Златоуста. До сих пор в сборниках Златоуста обнаруживаются речи, написанные Северианом. Первой победой Севериана было крещение им  новорожденного Феодосия, будущего императора, хотя до того многочисленных детей Евдоксии крестил Златоуст. Следующим его шагом было изгнание Серапиона, - правой руки Златоуста, осуществлявшего в Константинополе функции морального надзора. За то, что Серапион при встрече не поклонился Севериану, тот потребовал его изгнания. После возражения Златоуста, Севериан сам стал угрожать отъездом из столицы. Расстроенная Евдоксия  вбежала к Златоусту и посадила ему на колени маленького ребёнка. После этого Иоанн решил помириться с Северианом. Серапион тоже остался на своём посту.

Не переставая бороться с развратностью столичных нравов, Златоуст выступил с речью «О суетных девах». Евдоксии тут же сообщили, что метил он лично в неё, сравнивая с  финикийской царицей Иезевелью, что воспринималось как оскорблениие. Евдоксия стала относиться к Златоусту враждебно, что развязало руки его неприятелям.

На тот момент в Египте, где правил патриарх Феофил происходила травля монахов, увлекавшихся учением жившего во втором веке богослова Оригена, который почему-то разонравился самому Феофилу. Многих монахов казнили, ссылали на каменоломни. Некоторые из них бежали в Константинополь, под защиту  Златоуста. Тот написал Феофилу письмо, спрашивая, в чём провинились монахи. В ответ Феофил обвинил Златоуста в том, что он вмешивается в дела не своей епархии. Дело дошло до императорского суда над Феофилом, Феофил был вызван в Константинополь. В столицу он прибыл на 30 кораблях. Столичная аристократия встречала его как избавителя от «диктатуры» Златоуста. Феофилу был оказан хоть и не официальный, но совершенно царский приём. Он поселился в роскошных апартаментах богатой вдовы, ненавидевшей Златоуста.

Вскоре после этого решили провести церковный Собор, на котором присутствовали  многочисленные епископы, прибывшие с Феофилом из Египта. Проходил Собор в частном загородном имении «Под дубом». Естественно, Собор закончился осуждением Златоуста.

Для усиления эффекта Феофил вызвал на Собор многих церковных авторитетов, в том числе 100-летнего Акакия Веррийского, всегда недолюбливавшего Златоуста, и 96-летнего Епифания Кипрского, одного из крупнейших богословов того времени. Однако разобравшись на месте, что идёт совсем не богословский спор, Епифаний тут же отправился обратно со словами: “Оставляю вам столицу, двор и лицемерие.” По дороге домой Епифаний умер. Сам Златоуст, считая Собор незаконным, на нём не присутствовал.

Златоуста объявили низложенным, и потребовали от императора смертной казни. Однако миролюбивый Аркадий заменил казнь изгнанием. В эту же ночь Златоуст переселился в соседний город – Никомедию, написав при этом жалобу папе римскому, который считался первым лицом во всей христианской Церкви. Папа Иннокентий ответил грозным письмом Аркадию, указывая на незаконность этого судилища. Когда Феофил и Севериан взошли на церковную трибуну, чтобы объявить о своём триумфе, моментально вспыхнуло народное восстание. Народ требовал «утопить Феофила в Босфоре». В страхе александрийцы быстро сели на свои корабли и уплыли в Египет, где их встречали громким хохотом.  После чего в Константинополе случилось землетрясение. Перепуганная всем этим Евдоксия, которой Иоанн являлся даже в ночных видениях, лично уговорила Златоуста вернуться, уверяя, что непричастна к его высылке. Однако этот триумф был временным.

 

Иллюстрации:

 

1. Иоанн Златоуст

 

2. Феофил

 

3. Епифаний Кипрский

 

4. Подавление исаврийского восстания

 

Борис Грейншпол

__________________________________________________________