Тьма египетская

 

Пока император Западно-Римской империи Гонорий выстраивал новый имперский порядок, основанный на союзе с множеством варварских племён, заполонивших империю, а к 414 г. даже достиг определённых успехов, не только разгромив многочисленных самопровозглашенных императоров в разных частях империи, но и при помощи полководца Констанция вытеснив стотысячную армию вестготов короля Атаульфа не только из Италии, но и из южной Франции, на востоке Средиземноморья, – в Восточно-Римской (Византийской) империи происходили совсем другие события.

Императором Византии был племянник Гонория - Феодосий Второй («Малый», поскольку «Великим» считался его дед и отец Гонория - Феодосий Первый). В 414 г. императору было только 13 лет. Воспитывал его в классических древнегреческих традициях евнух-язычник Антиох. Страной же правил префект претория (начальник службы безопасности) Антемий, пришедший к власти ещё в 405 г. при жизни умершего в 410 г. императора Аркадия, - слабовольного отца Феодосия Малого. Антемий (тоже «Великий») был создателем византийской армии, основанной не на наёме представителей германских племён, а на призыве местного населения. Он создал идеальную систему внешней безопасности, усилив границы и воссоздав флот на Дунае, защитив тем самым страну не только от изгнанных им в Италию готов, но и от расположившихся к северу от Византии гуннов, создавших гигантскую империю от Рейна до Урала, и от Балтики до Дуная. Централизовав систему продовольственных поставок, он решил проблему голода, терзавшую перенаселённую на тот момент Европу. Во внутренней политике он, конечно, был диктатором, установив режим доносительства в огромном столичном Константинополе. За порядком следили многочисленные отряды «усмирителей спокойствия».

Население империи Антемий  заставил трудиться над созданием мощных оборонных объектов, которые действительно были необходимы. К 413 г. он завершил строительство новой гигантской стены вокруг Константинополя, связавшей пролив Босфор с портовой бухтой Золотой Рог на Мраморном море. Знаменитая Триумфальная арка императора Константина превратилась в «Золотые ворота» - главный въезд в город. При этом перестраивался и сам город, особенно после поджога центральных зданий, устроенных горожанами в 404  г., - в отместку за изгнание крайне популярного константинопольского церковного патриарха Иоанна Златоуста. В результате через весь город были проложены широкие прямые улицы, которые вели от всех основных ворот города к огромной центральной площади «Аугустеум», на которой находился Большой (императорский) дворец и собор святой Софии, а за ними - порт с огромным хлебным амбаром, позже превратившимся в поражающий и поныне дворец «Буколеон» (от слова «сушёный хлеб», однако из-за игры слов его название стали переводить как «Быко-Лев», в честь рядом стоящей фигуры.) Это обеспечивало и внешнюю безопасность, и контроль за порядком в городе. В этом же году он завершил и строительство мощных укреплений и в других частях страны, например, -  вал Гексамилион, отгородивший от материковой Греции Пелопоннесский полуостров, испытавший в 400 г. страшное нашествие готов.

Интересно, что в том же году появилось подробное сооружение и на другом конце Европы, – на островке Оланд к югу от Швеции было построено невероятно мощное укрепление под названием «Экеторп» (сейчас - одна из жемчужин списка «ЮНЕСКО»). Полудикие скандинавы опасались нашествия гуннов не менее, чем цивилизованные византийцы.

Однако в религиозной политике Антемий был достаточно толерантен. Разумеется, он был в тесном союзе с патриархом Александрии Египетской (фактически – диктатором Египта) Феофилом, тем более, что от того зависели и хлебные поставки из Египта («житницы» Византийской империи). Антемий помог Феофилу свергнуть ненавистного ему Иоанна Златоуста, и вся церковная жизнь империи была пронизана ставленниками Феофила. При этом Феоофил обеспечивал идеологическую поддержку диктаторским замашкам Антемия. Несмотря на это,  в окружении Антемия было много образованных язычников, в том числе и воспитатель императора. Антемий считал, что в условиях внешней угрозы должны сплотиться  представители всех вер. Хорошие отношения были у Антемия и с шахом Ирана Йездегердом, который даже считался «опекуном» малолетнего императора., несмотря на то, что Йездегерд оставался зороастрийцем, хотя при этом снизил прессинг против христиан Ирана, и даже предоставил в 412 г. принадлежавшей Ирану Армении право церковной автокефалии. В ответ на это Византийская империя перестала требовать возврата Армении под её управление.

Но Кирилла (30-летнего племянника умершего тогда Феофила), ставшего в 412 г. патриархом александрийским, такое положение не устраивало. Этот крупнейший богослов настаивал на соблюдении христианских принципов во всех областях жизни. Разумеется, при константинопольском дворе он нашёл пламенных сторонников своих идей. Ими оказались сёстры Феодосия – Пульхерия, Марина и Аркадия. Старшей из них - Пульхерии было в 414 г. 15 лет. Их мать Евдоксия (она была и матерью Феодосия) умерла в молодом возрасте в 404 г. при неудачных родах. При этом она была известна своим разгульным образом жизни. Не желая повторить её судьбу, её дочери дали обет пожизненной девственности и строго его соблюдали.

В 414 г. старшая из сестёр – Пульхерия, по настоянию Кирилла была провозглашена «августой», - соправительницей императора, и императорский дворец превратился в монастырь. Весь прежний штат был уволен и заменён на монахов (даже скорее – на монахинь). Уволен был и воспитатель Феодосия Антиох, заменённый на лично присланного Кириллом Хрисафия. Несмотря на это, Феодосий всё же получил блестящее образование, во многом непосредственно от Пульхерии, которая и сама была великолепно образована и продолжала пополнять свои знания всю жизнь. Теперь с утра до ночи константинопольский двор молился и жил по строгому монастырскому уставу. Невероятно набожным стал и сам император, который, хоть и обладал, в отличие от своего отца отменным здоровьем и интеллектом, делами управления вообще не занимался, а в основном читал книги по богословию, астрономии и т.д. Читал преимущественно ночами, при помощи лично сконструированной им лампы, а днём в основном молился. Однажды даже на ипподроме он заменил бега на грандиозное богослужение, которым лично дирижировал. Подданные прозвали его «Каллиграф», считая главным достоинством императора красивый почерк.

Разумеется, образ жизни двора автоматически распространялся на весь огромный столичный город. Теперь в Константинополе правили монахи. Фактическим правителем стал сменивший в 405 г. Иоанна Златоуста патриарх Аттик, совершенно невзрачный человек, но послушный исполнитель воли патриарха александрийского. В честь Пульхерии он написал одно из немногих своих произведений: «Восхваление девственности». Простонародье тоже боготворило Пульхерию за невероятно щедрую благотворительность, за создание многочисленных приютов, и т.д.

Вполне естественно, что после смены персонала двора следующим шагом было увольнение Антемия и большинства чиновников, особенно язычников и иудеев. Поскольку система безопасности государства была окончательно отлажена, в них уже больше не нуждались. Режим «общественного спокойствия», введённый Антемием, оказался всего лишь мостиком от легкомысленного общественного устройства времён императрицы Евдоксии к фанатично-монастырской тоталитарной системе её дочери Пульхерии. Об Антемии больше ничего не известно. На его посту его сменил Аврелиан, который уже занимал это пост до смерти Евдоксии в  404 г. В те времена ловкий интриган «прославился» как гонитель Иоанна Златоуста, что делало его близким настроениям Кирилла.

Установившийся режим был далёк от истинного «благочиния». Кирилл прославился «евлогиями» («благословениями»), умело законспирированными  взятками. В результате сотрудничества Кириила с Аврелианом, управление огромными областями страны и занятие самых высоких государственных постов просто продавалось тому, кто хорошо заплатит. При этом земельные владения, раннее принадлежавшие сельским общинам, неожиданно становились частной собственностью местных аристократов. Бывшим рабам было запрещено занимать любую государственную должность. Резко ухудшились отношения с Ираном.

И всё же  Пульхерия была не настолько проста, чтобы полностью отдать всю власть александрийскому патриарху. «Святая царица» оказалась блестящей мастерицей придворной интриги, обладая невероятно «реактивным» мышлением. В полном соответствии с христианскими канонами, она тут же наладила надёжную связь с папой римским Иннокентием, который, согласно правилам тогда ещё единой Церкви, считался фигурой более важной, чем александрийский патриарх (на третьем месте был антиохийский патриарх, а на четвёртом – константинопольский; при этом только римский папа находился в другом государстве). В результате, когда в 414 г. умер антиохийский патриарх Порфирий – правая рука Кирилла, на его место был возведён Александр – человек папы римского, который тут же потребовал реабилитации Иоанна Златоуста, поскольку этого всегда требовал и папа. Пульхерия полностью его поддержала, – к ярости Кирилла, который, в результате, и сам вынужден был оправдать Иоанна уже в следующем, 415 году.

Однако 415 год принёс и наиболее неприятные события, связанные с наступившей «тьмой египетской».

 

Иллюстрации:

 

1. Феодосий Младший

 

2. Стена Антемия у Босфора

 

3. Золотые Ворота Константинополя

 

4. Буколеон

 

5. Быко-Лев

 

6. Гексамилион

 

7. Экеторп

 

8. Святая царица Пульхерия и мученица Параскева

 

Борис Грейншпол

__________________________________________________________