Свет в конце тоннеля

 

В 432 г. Римская империя продолжала влачить своё формальное существование. Фактически во власти западно-римской императрицы Галлы Плацидии оставалась только Италия. Римским можно назвать также Прованс – граничащую с Италией область Франции. Центр её - город Арль, был ставкой командующего имперскими войсками -  Аэция. Если Италия была защищена от врагов естественными границами – Альпами и морем, то Прованс Аэцию в союзе с гуннами приходилось защищать от германских племён – франков, бургундов и вестготов. Формально они считались союзниками империи – «федератами», выполняя в этих регионах функции римских гарнизонов на постое у местного населения. Однако фактически эти племена вели себя, как оккупанты.

Такое же положение было и в Испании, где функцию римской армии выполняло племя свевов. До 430 г. там был и римский гарнизон генерала Астерия, вместе с которым свевы защищались от более опасного германского племени – вандалов. Однако после того, как вандалы в 429 г. переселились в Африку, необходимость в размещении римских войск в Испании отпала, и они были переведены, судя по всему, в Прованс. Свевы осмелели и стали терроризировать местное население. 

В тех местах, откуда уходила римская армия и администрация, функции местной власти, противостоящей агрессии германских «федератов» и консолидирующей общины римских поселенцев, стала выполнять Церковь. Главами администрации на местах становились епископы, однако они подчинялись не императорской власти, а римскому папе, который постепенно становился вождём всей римской цивилизации. Императоры оказывались лишними.

На тот момент римским папой был Целестин Первый. Он всё же не воспринимал себя политическим руководителем западного мира и занимался вопросами чисто церковными, – борьбой с ересями и миссионерством. Причём миссионерствовал он, большей частью, на британских островах, с 407 г. даже формально «выпавших» из Римской империи. Британия (нынешняя Англия) была к тому времени и без того католической. Однако туда массово переселялись из Германии язычники - англо-саксы. В связи с этим туда приходилось часто наведываться из Франции видному католическому проповеднику Герману Осерскому («Сен-Жермен-де-Осер»).

В расположенной к северу от Британии стране пиктов (нынешней Шотландии) с 395 г. проповедовал святой Ниниан – первый креститель шотландцев. С ним были связаны многие чудеса, и его мощи до сих пор являются центром массового паломничества.

В Ирландии положение было гораздо сложнее. Этот остров, куда не ступала нога римских легионеров, жил в условиях совершенно первобытного строя. Королевская власть там возникала только время от времени - с целью объединения ирландских пиратов, терроризировавших берега Британии и Галлии (Франции). Остров был поделён между семейными кланами, у каждого из которых было своё языческое капище, где вершили свои ритуалы жрецы-друиды.

После того как англо-саксы выбили из Англии вторгшихся туда пиктов и ирландцев, у тех возникла потребность в союзе с Римской империей. Для них она опасности уже не представляла, однако могла стать союзником в борьбе против возможной агрессии англо-саксов и на их родовые земли. Соответственно, возникла благодатная почва и для крещения их по католическому обряду. Этим и занимался активно Целестин при помощи Германа Осерского.

Первый проповедник был отправлен в Ирландию в 431 г. Это был Палладий, который, по инструкции Германа Осерского, попытался поделить остров на христианские «диоцезы» во главе с епископами. Однако остров, который не знал административного деления, не воспринял и назначения епископов,  которые существовали как бы над кланами. Этих епископов ирландцы не замечали, и продолжали вершить свои языческие обряды.

В 432 г. Палладий был отозван. Судя по всему, он переехал в Шотландию, где сменил умершего в том же году Ниниана. В Ирландию же прибывает галльский римлянин  Патрик с сопровождающими его галльскими богословами школы Германа Осерского. В юности он уже побывал там – в качестве раба, захваченного в плен ирландскими пиратами. Поэтому обычаи и язык местного населения он знал в совершенстве. Вернувшись из плена, он прошёл курс богословского образования непосредственно у Германа Осерского.

Патрик смог обратить ирландцев в католичество почти молниеносно. Даже сложный вопрос с догматом о христианской Троице он смог объяснить в максимально доступной форме. Сорвав с земли клевер-трилистник, он сказал: «Так же, как три листа могут расти от одного стебля, так и Бог может быть един в трех лицах». Трилистник в результате стал национальным символом Ирландии. Якобы Патрик смог очистить Ирландию и от змей. Мысль о разделе Ирландии на епископаты была отброшена. Главную роль стали играть монастыри. В каждой священной роще, принадлежавшей отдельному клану, возникло по монастырю. Изнуряющие себя постом и молитвами монахи были не похожи на вполне цивильных епископов. И местное население стало относиться к монахам с тем же почтением, с каким раньше относилось к друидам. Сам Патрик на глазах у всех 40 дней изводил себя строгим постом на вершине горы и чуть не умер с голоду. Должность аббата (руководителя монастыря) стала передаваться по наследству из поколения в поколение племянникам и двоюродным братьям. Клан чувствовал ответственность за содержание и за обеспечение смены поколений монашеской общины: каждый десятый сын отдавался в монастырь.

В результате из совершенно языческого народа ирландцы превратились к 444 г. в наиболее набожный. И в скором времени сами стали миссионерствовать по всей Европе, доходя до Киевской Руси. Ирландские монахи были первыми людьми, проникшими даже в далёкую северную Исландию. Ирландские монастыри становились ядром развития многих средневековых городов, в том числе – Нюрнберга. Ирландским монахам суждено было сформировать облик христианской цивилизации, пришедшей на смену древнеримской. Причём чаще всего ирландцы действовали по зову своей совести, не согласовывая свои действия с римским папой. В наши дни ирландцы крестили, к  примеру, Нигерию. Сам Патрик стал одним из наиболее почитаемых святых и народных героев. День святого Патрика (17 или 30 марта) весело отмечается даже в совершенно не католических странах.

Поначалу не обошлось и без казусов – откуда-то появились «странствующие епископы», посвящающие простых монахов в аббаты, это вызвало категорический протест римского папы. С 444 г. Ирландия всё же получила обычное для римской Церкви деление на епископаты, подчинённые митрополиту – самому Патрику. Епископами стали те самые прибывшие с Патриком галльские богословы. Ирландцы называли их «старейшинами». Сами «старейшины» поначалу отказывались подчиняться Патрику, - они его воспринимали просто как знатока языка и обычаев ирландцев, припоминали ему какие-то «грехи молодости». Однако вынуждены были смириться в связи с огромным ростом его популярности среди местных жителей.

Умер Патрик, по одной версии, в 461 г., по другой – в  492 г.

Когда казалось, что выхода из постигшего Европу цивилизационного хаоса уже нет, спасение удивительным образом пришло из страны, расположенной на крайнем западе Европы, до того вообще никакой роли в жизни Европы не игравшей.

 

Иллюстрации:

 

1. Святой Ниниан

 

2. День святого Патрика

 

3. Статуя Патрика на священном с языческих времён холме Тара в Ирландии

 

4. Друид с арфой

 

Борис Грейншпол

__________________________________________________________