Съезд победителей

 

В 381 г. римские императоры-соправители – Феодосий, Грациан и Валентиниан Второй, продолжили свой курс на утверждение православно-католической веры в качестве государственной религии. Для этого был даже созван в Константинополе второй Вселенский собор, на котором это положение окончательно закрепилось. Православные епископы вернулись на свои кафедры, арианские их утратили и, в том числе, - креститель готов Ульфила.

Все церкви перешли в управление православных. При этом строились и новые – например, в Бонне на основе кладбищенской часовни была построена зальная церковь святых Касьяна и Флорентия. Заново был перестроен разрушенный алеманнами собор в Трире. Во всех крупных городах возникали монастыри - в Риме, Милане, Константинополе, Кёльне и др.

При этом неожиданно усилилась конкуренция внутри самой православной Церкви. Очень показателен случай, произошедший с крупнейшим тогда православным богословом – Григорием Назианзином (Григорием Богословом), одним из отцов Церкви. В 379 г. он прибыл в Константинополь по благословению своего вскоре умершего друга – епископа Василия Великого, чей авторитет был непререкаем в православном мире, именно с тем, чтобы стать руководителем константинопольской православной общины. Община была в этом арианском городе малочисленна, и он смог построить для служб только небольшую часовню – «Анастасию» («Воскрешение»). Однако, когда православие стало государственной религией, он должен был стать самим константинопольским епископом (патриархом), на что получил санкцию патриарха антиохийского – Мелетия, в чьём ведении находился Константинополь. Тогдашний константинопольский епископ – арианин Демофил, уходить с поста не собирался, ссылаясь на необходимость утверждения этого решения Вселенским собором, который вскоре должен был состояться. Сам Григорий был не очень ярким оратором, маленьким и лысым, причём вырос он в глухой провинции и потому робел перед темпом жизни огромного города, особой любовью среди избалованных харизматическими проповедниками константинопольцев не пользовался, и события не форсировал. Но постепенно люди всё больше увлекались логичностью богословских построений Григория, и к нему стал стекаться народ. Ариане в отместку даже устроили на Пасху погром его церквушки, направив туда толпу пьяного и буйного после пасхального застолья простонародья, которая даже убила одного из сотрудников Григория.

Неожиданно своего ставленника прислал и патриарх (папа) александрийский Пётр Второй, который лично прибыл вместе с римским папой Дамасием в расположенные неподалёку от Константинополя Салоники для личной встречи с императорами, на которой православие и было утверждено в качестве государственной религии. Сам Феодосий в своём указе называет Петра «мужем апостольской святости». Этим ставленником Петра был философ-киник Максим, видный человек с роскошной шевелюрой, поддержанный расположенной в Константинополе александрийской хлебной компанией, главным поставщиком хлеба из Египта – житницы империи, чьё значение ещё больше возросло после разорения готами сельских регионов вокруг Константинополя. Главной их целью было сделать Александрию Египетскую центром всего имперского христианства, каковой она являлась при умершем в 373 г. великом отце Церкви Афанасии, чьим младшим братом был Пётр. Неожиданно Григорий узнал, что прибывшие самостоятельно ночью отперли «Анастасию» и проводят обряд рукоположения Максима в епископы, не дожидаясь Собора. С большим трудом, при помощи императора Феодосия, который находился под влиянием епископа Салоник Асхолия, - давнего друга Василия Великого, Григорию удалось предотвратить провокацию. Всё это в очень сатирической манере описывает сам Григорий, сравнивая египетских (коптских) православных священников с древнеегипетскими богами-обезьянами. Феодосий в преддверье Собора сам переехал из Салоник в Константинополь, торжественно в очередной раз объявив его столицей всей империи.

На самом Соборе Александрия тоже не добилась утверждения своего особого положения, в результате коптская православная община и поныне живёт обособленной жизнью. При этом Собор утвердил, что во главе всего христианства стоит город Рим, как «святой престол апостола Петра», чей авторитет был всё же выше, чем Афанасия. А на втором месте неожиданно оказался Константинополь – в качестве «второго Рима», - город крестителя империи - императора Константина. Постепенно эти города возглавили западное и восточное христианство, что сохраняется и поныне. На третьем месте была утверждена Александрия, на четвёртом – Антиохия, а на пятом – снова попал в список христианских центров Иерусалим, - город самого Христа. Константин в своё время вычеркнул Иерусалим из этого списка, опасаясь претензий со стороны родственников Христа. При этом каждый из пяти патриархов (кроме римского и константинопольского) руководил чётко очерченной территорией и не вмешивался в общецерковные дела. Григорий Богослов, конечно, утверждается в должности константинопольского епископа. Пётр Александрийский неожиданно умер перед началом Собора, не выдержав стресса из-за неудачной авантюры с утверждением Максима. Руководящий работой Собора антиохийский патриарх Мелетий, единственный представитель поколения участников ещё первого Собора, умер во время заседания нового Собора. И вести Собор стал Григорий Богослов.

Само проведение такого общеимперского мероприятия в опустошённой готами местности было удачным ходом со стороны императора Феодосия – привлекались дополнительные инвестиции для развития этих мест.

В распоряжение Григория передаются главные соборы - святой Софии и 12 апостолов. Это вызвало мятеж среди арианского населения. Император вызвал воинское подразделение, заблокировавшее все перекрёстки и доступы к храмам, и лично ввёл перепуганного Григория в храм Софии.

Созванный Собор, как и прошлый – Никейский, трудно назвать истинно вселенским. Феодосий пригласил туда людей с лично ему подвластных территорий. Соответственно туда не были приглашены ни папа римский Дамасий, ни крупнейший богослов империи Амвросий Медиоланский, не простивший этого императору. Место умершего александрийского патриарха Петра занял назначенный на его место Тимофей. Естественно, на Соборе присутствовали патриарх иерусалимский (с 350 г.) - известный аскет и проповедник, толкователь христианских таинств Кирилл, а также брат Василия Великого - Григорий Нисский, и другие видные восточные богословы. Григорий стремился проводить решения, устраивающие как можно большее число людей в империи. Однако никто, кроме него, не стремился к компромиссу. Даже на место умершего Мелетия антиохийским патриархом вопреки увещеваниям Григория бескомпромиссным большинством был утвержден не всеми признаваемый Флавиан. Из-за власти произошла жуткая ссора между представителями разных регионов, хотя идеологических разногласий между ними не было. Как писал сам Григорий: «…те и другие сошлись, как вепри, остря друг на друга свирепые зубы и кося огненные очи». Шла борьба за «хлебные» места. Григорий этого не выдержал, неожиданно подал в отставку и уехал как можно дальше от Константинополя – в крохотный городок Назианз, где он и был епископом до приезда в столицу.

Председателем Собора, по предложению Феодосия, «избрали» светского человека - офицера Нектария, при этом некрещёного и с «бурной молодостью». Под его руководством всякие дискуссии между фракциями были прекращены. Собор быстро принял необходимые решения и был распущен. Практически Собор просто утвердил все решения императора, провозглашённые до его созыва. Нектарий был утверждён в звании константинопольского патриарха и был им до 397 г. В идеологическом плане был принят предложенный римским папой Дамасием догмат о том, что Святой Дух равновелик Богу-Отцу и Богу-Сыну («Никео-Цареградский Символ Веры»). Все «еретики» (несогласные с идеологическими решениями Собора) были прокляты. В ответ ариане тайно сожгли дом Нектария в Константинополе.

Живший в Италии и потому не подвластный Феодосию богослов Амвросий Медиоланский в ответ на жёсткие кадровые решения Собора ответил разгромным письмом и предложил собрать новый Собор в Риме, на что Феодосий холодно ему посоветовал «заниматься западными делами и не лезть в восточные». Выразил протест из-за усиления роли константинопольского патриарха и римский папа. Церковный раскол между Западом и Востоком становился всё заметнее.

 

Иллюстрации:

 

1. Руины древнейшей церкви Бонна

 

2. Собор в Трире при Грациане

 

3. Интерьер трирского собора при Грациане

 

4. Второй Вселенский собор

 

5. Григорий Богослов

 

6. Божество Нил на коптском (православно-египетском) медальоне 4 века

 

7. Коптское духовенство

 

Борис Грейншпол

__________________________________________________________