Нюрнберг - родина русских книг

 

Золотое время истории Нюрнберга. Дюрер, Вайт Штос, Адам Крафт. Любая экскурсия по Нюрнбергу так или иначе вращается вокруг этих имён. Но только ли для немецкой культуры эта эпоха стала поворотным моментом? Что в это время происходит в истории других стран? В частности в России? А Россия в это время превращалась в огромную державу. Московские князья Иван Третий и Василий Третий именно в эту эпоху присоединили Чернигово-Северщину, Псков, Смоленск, Рязань. Был построен кирпичный Кремль, прекратила выплачиваться дань татарам и введён Юрьев день. Но большая часть древнерусских земель (нынешние Украина и Белоруссия) оказалась в пределах других государств – Литвы и Польши, с 1501 года окончательно объединившись в единую Речь Посполитую. Оказавшись в пределах европейских католических государств, тамошнее русское население, сохраняя православную веру, активно взаимодействовало с западной культурой, являясь таким образом культурным мостом между Западом и Россией.

Развитие культуры в Новое время невозможно без печатных книг, без типографий, тиражирующих достижения человеческого интеллекта, делающих их всеобщим достоянием. Не зря изобретение в 1450 году книгопечатания Иоганном Гуттенбергом из Майнца считается важнейшим событием Второго тысячелетия. Нюрнберг был третьим в Германии городом, после Майнца и Бамберга, в котором открылись типографии, причём качественно новые - огромные,с разветвлённым производством. В одной из них- типографии Петреюса, был издан труд Коперника «Об обертаемости миров», и весь мир узнал, что Земля вращается вокруг Солнца, в другой же – Кобергера, публиковались все выдающиеся просветители того времени, в том числе жившие в Нюрнберге Шедель, создавший хронику Шеделя - всеохватывающую историческую энциклопедию, и поэт Цельтис, написавший «Нюрнбергиану», первую поэму на немецком языке. Всё это снабжалось великолепными гравюрами Дюрера. Сам Дюрер был крёстным сыном Кобергера, и провёл своё детство среди печатных станков.

И вот в 1487 году в Нюрнберг приезжает Юрий Дрогобыч, человек, которым по праву гордится Западная Украина, но должна бы гордиться и Россия, тогда языки и культуры ещё не сильно различались. Георгий, или Юрий Котермак, происходил он из украинского города Дрогобыча, почему и именуется в литературе Юрием из Дрогобыча или просто Юрием Дрогобычем. Юрий родился около 1450 года в семье обедневшего шляхтича. В самом конце 1468 г. он стал студентом Ягеллонского университета в Кракове, который был тогда не только столицей Польши, но и центром европейской культуры, получив здесь в 1470 г. ученую степень бакалавра, а в начале 1473 г. – степень магистра. Затем мы встречаем молодого украинца в Болонье (Джорджо да Леополи, то есть Юрий из Львова, или даже - Джорджо да Русиа). В местном университете он изучает философию и медицину, защищает докторскую диссертацию, читает в 1478–1482 гг. лекции по астрономии. В обязанности профессора астрономии входило составление “Прогностиков” – своеобразных календарей с астрономическими, географическими и метеорологическими сведениями. Юрий из Дрогобыча составил несколько “Прогностиков”. Из них сохранились рукописный календарь на 1478 г. и “Прогностик” на 1483 г., отпечатанный в феврале этого года в римской типографии Евхариуса Зильбера, который происходил из Франконии. Это – первая печатная книга отечественного автора. На страницах “Прогностика” 1483 г. впервые в печатной книге упомянуты Москва, Львов, Вильна, Дрогобыч. Опираясь на причинно-следственную связь, он критикует агностицизм, отходит от схоластики. Пытливый русин, задумываясь о единстве Вселенной, о взаимосвязи вещей и явлений, опирается прежде всего на собственные знания природы и человека, свободно ориентируется на пространствах от Норвегии до Сицилии, от Исландии до Персии. Он базируется на принципе абсолютной познаваемости мира, не испугавшись заявить об этом в письме римскому папе. Он довольно точно предсказывал метеорологические события ближайших десятилетий, эпидемии, одновременно указывая способы борьбы с ними, и даже войны – с турками, к примеру.Среди его учеников были и Николай Коперник, и Конрад Цельтис. Одновременно с преподаванием астрономии украинец продолжал изучать медицину. Поэтому вскоре Юрий получил звание доктора медицины, став первым нам известным доктором медицины — украинцем (или русским, как он сам себя называл). Какое-то время он жил при дворе князей д'Эсте в Ферраре. Вернемся к рукописному “Прогностику” на 1478 г. Чрезвычайно интересно, что рукопись эта, автором которой назван “Георгий Дрогобыч из России” и которая хранится ныне в Баварской государственной библиотеке в Мюнхене, написана рукой прославленного гуманиста Гартмана Шеделя, автора знаменитой “Книги хроник” (Нюрнберг,1493). Тогда же вышел и печатный экземпляр «Прогностической оценки» на русском языке, но латинским шрифтом в типографии Кобергера, над которой Дрогобыч в 1483 осуществлял «научное руководство». Это была первая в мире печатная книга на русском языке. В Нюрнберге Юрий познакомился с местными гуманистами. С его собственноручной рукописи Гартман Шедель и изготовил немецкий список “Прогностика”. В “Книге хроник” упоминаются Польша и Краковский университет. Благодаря пребыванию Юрия в Нюрнберге, Конрад Цельтис отправился в Краков изучать астрономию. В июне 1487 г. мы снова встречаем Юрия в Кракове, где он становится придворным медиком многих польских королей. В польской столице Юрий начинает читать лекции в университете. В 1488 г. совет докторов и магистров предоставляет ему место для строительства собственного дома. Умер и похоронен он в 1494 в Кракове.

Одновременно с Котормаком в Краков из Нюрнберга переезжает и родившийся во франконском городке Нойштадт на Айше Швайпольт Фиоль. В Кракове он становится одним из студентов Котормака, и входит в кружок выходцев из Нюрнберга, куда входили и Цельтис, и резчик по дереву Файт Штос (Вит Штрош - на польский лад).

Поначалу Фиоль занимается золотошвейным делом, а в1489 году польский король Казимир выдал мастеру привилегию на изобретенную им машину для откачки воды из шахт, предназначавшуюся для свинцовых рудников в Олькуше. Этим изобретением заинтересовался представитель богатого купеческого и банкирского рода Ян Турзо (1437-1508), владевший многими шахтами. Впоследствии он, вместе с краковским патрицием Яном Тешнаром, который был женат на его сестре Марте, финансировал первую кирилловскую типографию.

Первый документ, который можно связать с книгопечатной деятельностью Фиоля, датирован 26 октября 1489 года. Он был найден совсем недавно, в 1995 году, в Нюрнбергском городском архиве. Опубликовала его в 1998 году Урзула Тиман. Из документа явствует, что Фиоль заключил договор с Якобом Карбесом, который обещал мастеру «выгравировать и юстировать буквы русского шрифта» («puchstaben reussischer schrifft geschnitten und gustirt»). Речь, очевидно, шла об изготовлении пуансонов для последующего тиснения матриц. С этой целью Фиоль специально отправился в Нюрнберг . В Нюрнберге, кроме того, гравюры для первых в мире книг на кириллице выполнили мастера, иллюстрировавшие издания нюрнбергского типографа Антона Кобергера. До Фиоля в Кракове была одна типография, но католическая. Большинство же населения Речи Посполитой было православным.

Знания Юрия Коромака оказались весьма полезными при подготовке к печати славянских книг.Исследователь Я.Д. Исаевич пишет об этом прямо: “Фиолю во всех его издательских делах щедро помогал доктор Юрий Котермак, который горячо стремился к тому, чтобы печатная книга распространялась на родных землях”. По мнению этого исследователя, именно Юрий рекомендовал Фиолю его помощников, о которых шла речь выше, – Богуша, Габриеля (Гавриила) и Яна (Ивана), которых Исаевич считает уроженцами Галиции. Горячо пропагандировал книгопечатание и Конрад Цельтис— и в стихах и в прозе, и просто не мог не сочувствовать идее славянского книгопечатания. Цельтис упоминал имя Фиоля в своей переписке и позднее, уже покинув Краков, просил друзей прислать напечатанные им книги. Файт Штосс делал роспись обложек, изобразив распятия в манере Андрея Рублёва.

Фиоль выпустил только четыре книги, все – чисто православного содержания. « Октоих» («Осмогласник»), «Часослов», «Триодь постная», «Триодь цветная». Все это литургические книги православной церкви. Некоторые авторы утверждают, что типограф напечатал и пятое издание — «Псалтырь с восследованием». Книги этой никто никогда не видел.

В 1491 году в Польше при престарелом короле Казимире Ягеллончике усилилось влияние его фанатичного брата и наступила католическая реакция. Цельтис и Штос бегут из Кракова. Котормака спасают его медицинские знания, а Фиоль попадает в лапы инквизиции по формальному обвинению в сочувствии к давно разгромленным в Чехии гуситам, а на деле за - пропаганду православия, о чём вслух боялись сказать, боясь испортить отношения с Иваном Третьим. Через два года, при новом короле - английском ставленнике Яне Ольбрахте, Фиоля оправдывают не без помощи Котормака. Но типографской деятельностью он уже не занимается, опять возвращается к шахтам. В последние годы жизни Швайпольт Фиоль получал пенсию, назначенную ему семейством Турзо. Мастер вернулся в Краков, документы именуют его «краковским горожанином». 7 мая 1525 года Фиоль составил завещание, в котором не упоминаются ни его жена Маргарита, которая, видимо, умерла ранее, ни их дети. Среди имущества первого славянского типографа названы опечатанный холстяной мешок с деньгами, три серебряных кубка, 9 серебряных ложек, серебряный поставец с ножами и немного одежды. Швайпольт Фиоль скончался в конце 1525 – начале 1526 года. Его фирменный знак с силуэтом Кракова впоследствии стал знаком русского первопечатника Ивана Фёдорова.

 

Иллюстрации:

 

1. Лекции по медицине. Гравюра 15 века

 

 

2. Юрий Дрогобыч

 

3. Печатный станок. Гравюра 15 века

 

Борис Грейншпол

__________________________________________________________