Римские законы и готские понятия

 

К началу 411 г. Западно-Римская империя была погружена в полный хаос. Если в 410 г. основным содержанием  эпохи была война короля вестготов Алариха против римского императора Гонория, то после неожиданной смерти Алариха, последовавшей вскоре после взятия и разграбления им Вечного Города – Рима, началась война «всех против всех».

Сама смерть Алариха была событием довольно неожиданным и загадочным. Аларих, на тот момент, после неудачной попытки высадиться в Сицилии перестал враждовать с Гонорием, и даже договорился c ним о совместном походе в Галлию (Францию) против захватившего там власть британского легионера Константина Третьего. Смерть Алариха в начале этого похода, возможно, была тайной акцией правителя Восточно-Римской (Византийской) империи Антемия, в своё время вытеснившего Алариха со своей территории на западно-римскую, а теперь решившего окончательно избавиться от него, не дожидаясь, когда судьбу Рима разделит византийская столица - Константинополь. Возможно, с Аларихом расправился и сам Гонорий, – такое коварство было в его привычках, тем более, что допустить новый переход готов через всю территорию Италии было крайне опасно. Возможно, Алариха убрали и сами готы, не желая уходить в голодную Галлию (имея перед собой хлебные Сицилию и Африку, а может и Византию).

Новым королём вестготов стал Атаульф, брат жены Алариха. В отличие от простого в обычаях, но «харизматического» Алариха, Атаульф был человеком совсем другой породы. Проведя молодость в Риме, он полностью проникся римской культурой. Одевался по последней римской моде, не носил длинных волос и бороды – признаков королевской власти у германцев. Он был более хладнокровен, расчётлив, циничен и, по обычаю римской аристократии, совсем не религиозен, в отличие от истово верующего Алариха. В отличие от всех предыдущих готских королей, он был высоко образован. При жизни Алариха Атаульф, который был официальным преемником Алариха, предполагал, что при помощи римской же аристократии сможет «снести» истлевшую Римскую империю, и на её месте построить новую – Готскую, основанную на римских законах, но с новой элитой.

Однако прийдя к власти он понял, что этим планам не дано осуществиться. Римляне перестали с ним дружить после жестокого разграбления Рима Аларихом в 410 г., когда именно Атаульфу было поручено вывести из Рима 30 тысяч именитых заложников, в том числе сестру Гонория – Галлу Плацидию, которая переехала в Рим из императорской Равенны в 408 г. после убийства по приказу Гонория тогдашнего правителя империи Стилихона, и удушения в Риме его жены Серены – по просьбе самой Плацидии, после чего она и поселилась во дворце убитой – своей старшей двоюродной сестры, в этом же дворце ранее её воспитавшей. Судя по всему, Аларих специально старался «запачкать» своего преемника этим грязным делом, чтобы не дать «свернуть с избранного курса».

Для готов же Атаульф был просто чужим. Не привыкшие подчиняться никаким законам, жившие по своим древним «понятиям», готы беспрекословно подчинялись Алариху, поскольку он был во многом таким же, как они. Атаульфа большинство из них просто «не заметили». В результате множество готов просто разбрелось по Италии, продолжая её грабить. Многие перешли на службу к императору, особенно те, кто там уже состоял, пока их не переманил к себе Аларих, в том числе – многочисленная конница Ульфилы.

После этого Атаульф изменил свою концепцию: он решил не дать развалиться Римской империи до тех пор, пока готы не научатся жить «по закону». Разумеется, он тут же предложил Гонорию свои услуги по захвату Галлии, и попросил, чтобы тот предоставил ему статус верховного главнокомандующего («магистер милитум»), которым обладал Аларих. Однако Гонорию Атаульф был не нужен. Кроме того, передача важного поста по наследству создавала опасный прецедент на будущее. Переставшие быть единой армией, готы уже не представляли опасности для укрывшегося за мощными стенами Равенны императора, и он просто перестал их замечать. Он отказал Атаульфу даже в личной просьбе, – тот просил руки находившейся у него в плену сестры императора - Галлы Плацидии. При этом Гонорий не предпринимал никаких усилий для освобождения сестры из плена.

Гонория больше волновал правивший в городе Арле на Роне всей нынешней Францией и зарейнской Германией самозванец Константин Третий. Особенно он его опасался после предпринятого тем в 409 г. похода в Италию, – чтобы защитить Гонория от Алариха. Однако Гонорий неожиданно испугался этой огромной армии, заставил Константина покинуть Италию и убил его союзников, чем невероятно поспособствовал  Алариху в его походе на Рим.

На этот раз Гонорий решил воспользоваться поддержкой другого врага Константина -  его бывшего военачальника Геронтия, захватившего власть в Испании, опираясь при этом на живущих там родственников испанца Гонория. Римлянин (возможно испанского происхождения, хоть и прибыл вместе с Константином из Британии) Геронтий казался более надёжным союзником, чем короли готов. Возможно, получив предложения Геронтия о поддержке, Гонорий и «убрал» Алариха.

К ужасу Гонория, Геронтий ворвался во Францию, опираясь не на римские легионы, а на дикие орды варваров, заполонивших Испанию в 409 г. Бок о бок с Геронтием наступал его «друг Алан» (по словам историка Олимпиодора), в котором узнаётся Респендиал, глава не только племени аланов, но и всей занявшей Испанию «конфедерации», куда, кроме аланов, входили вандалы и свевы. В Испании (в Тарраконе) оставался при этом бывший оруженосец Геронтия Максим, которого тот объявил императором.

Ворвавшись во Францию, Геронтий прежде всего взял с налёта город Вьенн, где находился сын Константина – Констант, которого тот за год до этого объявил своим соправителем и отправил в Испанию. Однако, узнав о захвате власти Геронтием, Констант в Испанию ехать не решился и остался во Вьенне. Взяв Вьенн, Геронтий тут же Константа казнил, успев это сделать до прибытия спешащих на помощь Константу алеманнов и франков, за которыми тот послал генерала Эдобиха, который также был участником высадки британских легионов во главе с Константином Третьим.

После этого Геронтий осадил непосредственно Арль, где находился сам Константин Третий вместе со своим вторым сыном - Юлианом, которого он провозгласил своим соправителем после смерти Константа.

Осада затянулась. За это время Гонорий опять поменял свои политические пристрастия и решил бороться и против Геронтия...

Вся эта борьба коренных римлян между собой была чрезвычайно на руку многочисленным германцам, аланам и прочим варварам, продолжавшим грабить Италию, Францию, Испанию, Британию, – то есть практически всю империю. Незахваченной ими оставалась только провинция Африка, в которой независимо от имперских властей правил наместник Гераклиан. Туда варвары добраться не могли, поскольку не могли совладать со Средиземным морем. При этом в Африку массово эмигрировали многочисленные зажиточные римляне из всех разоряемых провинций. Резко увеличилось значение находившегося там епископата города Гиппона (сейчас это город Аннаба в нынешнем Алжире), который тогда возглавлялся блистательным богословом Августином Блаженным. В этих условиях он фактически стал главой всего католического мира. Многие же не считали надёжной и Африку и бежали далеко на Восток – в Византийскую империю. Причиной массового бегства была не только угроза варваров, но и свирепствовавший  в Западной Европе голод, вызванный во многом отказом Гераклиана (получившего этот пост от Гонория за непосредственное участие в убийстве Стилихона) поставлять хлеб – Африка всегда была главным поставщиком хлеба в римскую Европу.

 

Иллюстрации:

 

1. Атаульф (статуя в Мадриде)

 

2. Вьенн. Храм Августа и Ливии

 

3. Константин Третий

 

4. Констант

 

5. Аннаба

 

6. Августин (Боттичелли)

 

 

Борис Грейншпол

__________________________________________________________