Реформация в Нюрнберге

ЧАСТЬ IX

 

К 1524 году ситуация и в Нюрнберге, и в Германии в целом, приняла совершенно неожиданный оборот. Дискуссия вышла за чисто богословские рамки и приняла форму вражды сословий. Все угнетённые и нуждающиеся сословия Германии – крестьяне, бедные горожане, безземельные рыцари, до той поры безропотно подчинялись сложившемуся положению вещей, раз уж так заведено испокон веков и благословляется церковью. Но неожиданно авторитет церкви оказался ниспровергнут, и разом взорвалась вся Германия.

Этого стоило ожидать. Уже в начале 16 века крестьяне создавали союзы борьбы против крепостного права, за распределение церковных земель между крестьянами. Католическая церковь была объектом всеобщей ненависти отнюдь не по причинам богословского плана. Просто никого в Европе богаче не было. Прикрытием использовались всевозможные религиозные течения - ереси. К примеру ещё в 1502 году возник заговор «Башмака» в Шпейерском епископстве. Особенность этой территории на Рейне - древняя еврейская история. Евреи поселились там до немцев, при римлянах, и назвали эту землю «Эрец Ашкеназ». По сути все североевропейские евреи ( ашкенази) являются их потомками. В этих же местах и сформировался язык идиш. Во главе заговора стоял еврей-каббалист Иос Фриц. Немецкие крестьяне стали массово принимать иудаизм и готовились отобрать земли у католической церкви. Но заговор был раскрыт.

Но союзы продолжали возникать во всё новых областях. Иногда доходило и до восстаний, но массовой поддержки у них не было в силу авторитета церкви. И тут Лютер раскрывает «ящик Пандоры». Лютеранство оказалось идеальной формой прикрытия для любых форм протеста. Причём о самом Лютере быстро забыли. Пока он скрывался в Вартбурге, новое движение в Саксонии возглавил другой виттенбергский профессор - Карлштадт. Из церкви выбрасывали алтари, иконы и священный елей, месса была объявлена идолопоклонством и запрещена. При этом Карлштадт смешивал религиозные лозунги с социальными: «Никто не может достигнуть спасения души, если он не зарабатывает свой хлеб трудом рук своих». Посему - смерть паразитам! Позже Карлштадт организовал страшное кровопролитие в Ротенбурге-над-Таубером, был спасён от возмездия одной пастушкой, опустившей его в бельевой корзине в ров, бежал в Швейцарию, где мирно дожил до преклонных лет на профессорской пенсии.

В Цвиккау появилось движение анабаптистов под невинной вывеской необходимости вторичного крещения в зрелом возрасте. Но это движение во главе с подмастерьем Николаем Шторхом в результате перешло к абсолютно коммунистическим лозунгам. Но наиболее пламенным революционером оказался богослов Томас Мюнцер (1490-1525), которого Энгельс превозносил как пример истинного коммуниста. Он довёл учение Лютера до абсурда, по сути отрицая саму идею Бога. Он откровенно призывал народ направить свой меч против угнетателей всех мастей. Разумеется, его идеи вскоре сомкнулись с анабаптистским желанием ликвидировать всякую собственность, и огонь заполыхал по всей Германии.

В 1522 году восстали и бедные рыцари, давно зарившиеся на имущество церкви, да и своих светских соседей побогаче. Но в битве за Трир войско Франца фон Зиккенгена было разгромлено.

В 1524 году разразилась Крестьянская война по всей Германии. Крестьяне огромными толпами без всякой организации во главе с самопровозглашёнными вожаками двигались по всей стране и грабили и убивали всех, кто встретится на их пути. Разумеется наиболее конкретным их врагом были монастыри, епископы и прочие религиозные институты, но, разумеется, этим дело не ограничилось. Лютер от неожиданности долго не мог определиться, как поступить с таким «сторонниками». Его приверженцы из среднего класса, щеголявшие до того революционными фразами, готовы были отказаться и от самого Лютера, и вернуться в лоно католической церкви.

Вольные города, подобные Нюрнбергу, оказались в двусмысленном положении. Их верхушка сама боялась быть ограбленной, что иногда и случалось. В то же время она не могла откровенно перечить мнению городской бедноты, а беднота поддерживала крестьян. Приходилось делать вид, что она поддерживает недовольство крестьян церковными властями. В Нюрнберге в этих условиях окончательно оформилась система управления городом узким кругом лиц, передающих свою власть по наследству. В так называемом «Танцевальном уставе» 1521 года перечисляются 42 патрицианские фамилии членов Малого Совета, и этот список не менялся в течение 250 лет! Так «коллективный феодал» обезопасил себя от возможных потрясений. Имперский город стал единственным абсолютно патрицианским городом Германии. Патрициат там сложился в замкнутый слой, который соединил торговые занятия с дворянским образом жизни (включая балы, турниры). Он по сути отделился от городской общины, хоть и не приобрёл дворянского статуса.

Первое проявление Крестьянской войны в Германии, хоть и в довольно мирной форме, началось именно с окрестностей Нюрнберга. Там с января 1524 года неожиданно развил бурную деятельность «крестьянин из Вёрта» Дипольд Берингер, проповедник, прибывший из области Рис, что к северу от Вюрцбурга. Городок Вёрт сейчас явлется одним из центральных районов Нюрнберга. В те времена он оказался идеальным местом радикального лютеранства. С одной стороны – настоящая крестьянская глубинка, с другой - окраина идеологического центра Германии, что давало возможность быть услышанным по всей Европе. Протестовал Берингер прежде всего против церковной десятины. Но и крестьянство, и самые бедные слои нюрнбергского населения увидели в нём своего истиннго вождя, - не из аристократов, а из народной среды.

Продолжение в следующем номере

 

Иллюстрации:

 

1. Крестьянская война. Гравюра 16 века

 

2. Медаль ГДР с изображением Томаса Мюнцера

 

3. Профессор Карлштадт

 

 

 

Борис Грейншпол
__________________________________________________________