Реформация в Нюрнберге

ЧАСТЬ VI

 

Поражение Лютера в богословском споре только подстегнуло пыл его сторонников. Окончательно на сторону Лютера встал авторитетный нюрнбергский философ Виллибальд Пиркхаймер. Он публикует в 1518 году сатиру против доктора Экка, с которым спорил Лютер, под названием «Обструганный угол» («экк» - угол по-немецки). Экк был разъярён и добился от папы Льва X отлучения гуманиста от церкви. На тот момент это оказало неожиданно сильный эффект. Пиркхаймер серьёзно испугался последствий такого отлучения. И потратил много лет на доказательство того, что не он автор злополучной сатиры. Он стал сторониться новой религии, и в конце жизни разочаровался в обеих религиях полностью. «Я надеялся, что лютеранство избавит нас от мошенничества католической церкви. Но лютеране оказались ещё худшими мошенниками. В результате погрузимся мы в совершенно скотское состояние, и наполовину уже погрузились».

Не отставал от Пиркхаймера и его друг Альбрехт Дюрер. В том же 1518 году он посвящает Лютеру изысканные гравюры по дереву и меди, которые были переданы Лютеру в 1519 году доктором Шойрлем. С этого начался лютеранский этап в творчестве самого Дюрера. В 1520 году он долго, но безуспешно уговаривал Лютера позировать для портрета. Но все-таки в 1523 году он изобразил Лютера на гравюре «Последняя вечеря». Неоднократно изображал Дюрер и духовного наследника Лютера – Филиппа Меланхтона. Огромный авторитет Дюрера в Нюрнберге во многом способствовал массовому и быстрому переходу нюрнбержцев в лютеранство.

Самым влиятельным защитником идей Лютера в Нюрнберге становится доктор Лазарус Шпенглер (1479-1534), с 1507 года и до смерти по наследству занимающий один из крупнейших постов в городском совете – второго писаря. В 1519 году он пишет «Защитную речь и христианский ответ влюблённого в божественную правду Святого Писания», опубликованную помимо его воли, где он, опираясь на текст Библии, успешно оправдывает учение Лютера.

Это переполняет чашу терпения римского папы, и он 1520 году отлучает от церкви и Лютера, и Шпенглера. В ответ Шпенглер пишет грустную церковную песню «С падения Адама постоянно портится род человеческий».

Удивительно, что Лев Х только теперь решился пойти на решительные меры против Лютера. До сих пор он надеялся, что Лютер сможет одуматься. И это несмотря на то, что Лютер свои критические стрелы направлял против него самого. И было за что! Лев Х происходил из флорентийского правящего рода Медичи и, будучи кардиналом, управлял Флоренцией после свержения Савонаролы. Через год, в 1513 году, он был избран папой и сразу начал заискивать перед Францией с целью ослабления германского императора Максимилиана, покровительствующего Дюреру и другим художникам и интеллектуалам. Этот папа принял закон об утверждении первых банков (называемых благочестивыми, несмотря на процветающее ростовщичество). Самым любимым развлечением Льва Х была охота и устройство великолепных празднеств, разнообразившихся театральными представлениями, балетами и танцами. На эти развлечения папа расходовал вдвое больше той суммы, что приносили папские имения и рудники. Таким образом, он растранжирил весь золотой запас, который оставил ему в наследство Юлий II. К этому приближались и расходы на курию, которая насчитывала тогда 638 чиновников, на родственников, многочисленных артистов, скульпторов, художников, писателей, комедиантов, шутов и т.п. В их числе был и великий Рафаэль. Однако, к примеру, Леонардо да Винчи после двух лет пребываня в Риме покинул «испорченный город». Чтобы увеличить свои доходы, Лев Х назначил несколько кардиналов, которые должны были оплатить свой титул весьма значительными суммами. Другим источником доходов служила продажа «отпущений», которые гарантировали каждому исповедовавшемуся грешнику освобождение от мук чистилища. Продажи индульгенций доверили монахам-доминиканцам. Всё это вызвало взрыв возмущения. Не будь Лютера, раскол возглавил бы кто-нибудь другой. Проклиная Лютера, папа призывал сжечь его труды, которые он лично никогда не читал. Через полгода после этого, в 1521 году, папа неожиданно умер в возрасте 46 лет, не успев собороваться. Его похороны были скромными, так как казна была пуста.

Тем временем в Нюрнберге настоятелями крупнейших церквей Себальда и Лоренца, т.е. фактическими руководителями духовной жизнью города, были назначены Гектор Пёмер и Георг Песлер. Оба они были виттенбергскими студентами Лютера. Они, в свою очередь, назначают проповедниками убеждённых сторонников Лютера. Главной фигурой среди них был Андреас Осиандер (1498-1552), призванный Пёмером в 1522 году в качестве проповедника в Лоренцкирхе. По сути – это самая яркая фигура в нюрнбергской реформации. Естественно, Осиандер - не его родовая фамилия. Тогда было модно брать громкие латинские псевдонимы, типа – Региомонтан, Фабер, Меланхтон... Рождён он был под фамилией Шмид. В 1519 году, после окончания Ингольштадтского университета, поступил он на работу в нюрнбергский августинский монастырь в качестве учителя древнегреческого и древнееврейского языков. В монастыре натолкнулся он на ранние работы Лютера и стал фанатичным лютеранином. Проповедником он был назначен в 24 года. На этой должности он вынужден был оставить свои любимые занятия -- изучение древнееврейских манускриптов, астрологию, астрономию, и полностью сосредоточился на проповеди идей Лютера, организации народного движения в их защиту. Бок о бок с Каспаром Нютцелем и Лазарусом Шпенглером. До этого выражась на заумной латыни, Осиандер неожиданно заговорил абсолютно конкретными фразами на немецком, что невероятно увеличило его популярность в глазах нюрнбергского простонародья, ранее остававшегося в стороне от нового учения, распространявшегося в основном среди интеллигентных слоёв.

 

Продолжение в следующем номере

 

Иллюстрации:

 

Йоханнес Экк

 

Меланхтон. Портрет Дюрера

 

Папа Лев Х. Портрет Рафаэля

 

 

Борис Грейншпол
__________________________________________________________