Реформация в Нюрнберге

ЧАСТЬ V

 

8 октября 1518 года Мартин Лютер снова посещает Нюрнберг. Только теперь он не обычный странствующий монах, а профессор теологии Виттенбергского университета, автор 95 тезисов, ниспровергающих церковные устои. В Нюрнберг он заезжает на пути в Аугсбург, где он должен был представить эти тезисы кардиналу Каэтану, уполномоченному римского папы для дискуссии с Лютером. В Аугсбурге Лютер и произносит своё знаменитое: «На этом стою и ни шагу назад», не оставляя никакой возможности для компромисса с католической церковью. Комнаты, в которых останавливался Лютер в Аугсбурге, сохранились (при церкви св.Анны) и открыты для свободного посещения.

23 октября 1518 Лютер возвращается в Нюрнберг уже как национальный герой, торжественно встреченный обществом «Солидатис Штаупициана», где он выступил с пространным докдадом. После чего у него состоялась длинная беседа с глазу на глаз с Виллибальдом Пиркхаймером, в доме которого на Хауптмаркте он и отобедал. Нюрнбержские интеллектуалы воспринимали идеи Лютера быстрее, чем жители других городов, во многом благодаря особым связям с Виттенбергским университетом, основанным Штаупицем в 1502 г. Нюрнберг называли «духовным пригородом Виттенберга».

Видный член «Солидатис Штаупициана» Каспар Нютцель, один из руководителей городского совета, переводит тогда же 95 тезисов Лютера на немецкий язык (написаны они были на латыни), и краткое их изложение выходит в Нюрнберге большим тиражом, впервые в Германии. Сам Лютер от этого был в ужасе. Он представлял себе эффект разорвавшейся бомбы, вызванный подобным обнародованием его доктрины. Он хотел, чтобы дискуссии по вопросам веры оставались уделом узкого круга богословов, и ему не хотелось выносить их на улицы, где они неминуемо переросли бы в кровопролитие. Он пишет нюрнбергскому городскому советнику доктору Кристофу Шойрлю 5 марта 1518 года. «Не было ни моим намерением, ни моим желанием - это распростанять, это должно было быть обсуждено поначалу в кругу немногих, которые рядом с нами живут». Тем не менее весь тираж книжечки под названием «Сермон отпущения и милости» -- 20 000 экземпляров разошёлся в кратчайшие сроки, и это только через 40 лет после изобретения книгопечатания!

Интересно подробнее остановиться на личности этого фатального перводчика. Каспар Нютцель (1471 - 1529) был представителем древнего патрицианского рода. Первое упоминание о Нютцелях в Нюрнберге восходит к 1272 году. В 14 веке они перекупили у бамбергского епископа предместье Нюрнберга Зюндерсбюль, тогда же вошли в состав Малого Городского совета (членство в нём передавалось по наследству), с начала 16 века владели медными, серебряными и оловянными рудниками в Чехии. Ещё в 14 веке Бертольд Нютцель представлял Нюрнберг на переговорах с императором Фридрихом Третьим в Шпеере. Сам Каспар Нютцель был великолепным нюрнбергским дипломатом с 1504 года, представляя интересы имперского города на переговорах с враждебными государствами – Ансбахом и Гейдельбергом, Вюрцбургом и Бамбергом, с 1519 – постоянный представитель Нюрнберга в Швабском союзе (союз городов против императора), в 1521 году он представлял Нюрнберг на всегерманском вормсском рейхстаге, и до своей смерти успешно занимался урегулированием границ нюрнбергских владений с владениями ансбахского маркграфа и курфюрста Рейнского Пфальца. Похоронен он на нюрнбергском кладбище Рохуса (на Гостенхофе), где довольно легко найти его могилу.

Гуманист и юрист Шойрль (1457-1519), к которому обращался Лютер, был близким другом Нютцеля, и тоже довольно интересной личностью. Закончил самые сильные тогда унивеситеты - в Гейдельберге и в Болонье, с молодых лет был послом императора в неспокойных городских республиках Северной Италии, в 1507 году стал профессором Виттенбергского университета , в 1511 году вернулся в Нюрнберг в качестве городского советника. В1514 году он составил новую конституцию Нюрнберга, в 1525 году руководил всегерманским нюрнбергским религиозным диспутом. Новую религию он не отклонил, но всегда держался на определённой дистанции.

Не в восторге от такого поворота событий был и духовный предтеча Лютера ректор Виттенбергского университета Штаупиц, ежегодно надолго приезжающий в Нюрнберг, занимаясь делами общества своего имени. «Не усложняйте религию!», -- призывал он, - «Бог требует от вас только праведного образа жизни, а не пересмотра догматов!». В результате радикально настроенные нюрнбержские интеллектуалы отвергли его самого, переименовав в 1519 году «Солидатис Штаупициана» в «Солидатис Мартиниана» в честь Мартина Лютера. Более того, взбунтовался весь августинский орден, генеральным викарием которого в Германии и был Штаупиц. Штаупиц уходит в отставку со всех постов и в1520 году принимает предложение ультракатолического архиепископа Зальцбурга стать аббатом бенедектинского монастыря Святого Петра – с римских времён оплота католичества в Северной половине Европы. Интересно, что именно этот Ланг изгнал из Зальцбурга абсолютно всех лютеран, а заодно и иудеев, при этом достроив к Зальцбургскому замку дополнительный бастион с пушками, направленными на каждый дом города и, таким образом, продержавший население Зальцбурга в страхе до конца своего правления (правил с 1514 по 1540 годы). Но Штаупиц умер ещё в 1524 году.

Во главе августинцев стал близкий друг Лютера Венцеслав Линк (1483-1547). В 1512 году именно у него Лютер защищал докторскую диссертацию. В 1517 году этот проповедник переезжает в Нюрнберг, где и остаётся до смерти. В 1518 году он выступает посредником в дискуссии между Лютером и ингольштадтским католическим интеллектуалом Иоганном Экком. Это была единственная дискуссия, в которой Лютер проиграл. Но победного шествия лютеранства по Германии было уже не остановить. И Нюрнберг оказался в эпицентре этого вихря.

Продолжение в следующем номере

 

Иллюстрации:

 

Герб рода Нютцелей

 

Церковь св. Анны в Аугсбурге

 

Крепость «Высокий Зальцбург», нависающая над Зальцбургом. В левом нижнем углу крепости – бастион Ланга

 

 

 

Борис Грейншпол
__________________________________________________________