Реформация в Нюрнберге

ЧАСТЬ XII

 

Ещё в разгар Крестьянской войны, в марте 1525 года, состоялся в Нюрнберге всеобщий религиозный диспут, несмотря на запрет со стороны Карла Пятого. Председательствовал на нём глава Большого Совета Нюрнберга Кристоф Шойрль. Диспут проходил в Большом Зале нюрнбергской ратуши. Присутствовали представители всех сословий, священники, монахи, ремесленники, художники. За открытыми окнами стояла огромная толпа народа и внимала всему, что происходит в зале.

На диспуте проповедник Андреас Осиандер (которого противники называли «папой из Лоренцкирхе») представил 12 статей по вопросам греха, закона, справедливости, Евангелия, крещения, мессы. Открывал диспут коллега и единомышленник Осиандера проповедник Себальдускирхе Доминик Шлёйпнер. Кроме того, на лютеранской стороне активно выступил настоятель августинского монастыря Вольфганг Фольпрехт.

На стороне «староверующих» выступили Андреас Штос, сын знаменитого резчика Файта Штоса, настоятель кармелитского монастыря, и Лиенхард Эбнер, настоятель францисканского монастыря.

Преимущество в споре, разумеется, было на стороне Осиандера, так как он оперировал заранее подготовленными аргументами, а его противникам приходилось импровизировать на ходу. Кроме того, толпа полностью заглушала их речи. В последний день диспута противники лютеран вообще не явились, и была признана полная победа реформаторов.

Реформация победила даже не в той форме, который провозглашал Лютер. Сам того не осознавая, Нюрнберг пошёл дальше, и воспринимал требования другого реформатора, никак с Лютером не связанного, и даже находившегося с ним в полемике – швейцарца Ульриха Цвингли (1484-1531). Однако на словах Нюрнберг оставался лютеранским, и оставался в хороших отношениях с Мартином Лютером. С властями Ульма и Страсбурга, открыто перешедшими на строну Цвингли, Лютер вообще отказался сотрудничать.

В результате диспута городской совет приказал распустить все монастыри, ибо пребывание вне семьи противно природе человека, их имущество передавалось на социальные нужды горожан, почитание святых и Девы Марии объявлялось идолопоклонничеством. Служба отныне стала проводиться на немецком. Бамбергский епископ, как и любой другой, больше не являлся духовным руководителем для Нюрнберга. Наряду со «старой верой» в Нюрнберге запрещалась и деятельность реформационных общин, не связанных с Лютером. Городской консультант Лазарус Шпенглер организовал конкретное преобразование нюрнбегской городской системы в соответствии с решениями диспута.

Вольфганг Фольпрехт первым подал пример перехода в новую жизнь и распустил возглавляемый им августинский монастырь – рассадник реформационных идей в Нюрнберге и далеко за его пределами. Он получил должность проповедника при церкви Святого Духа и женился. Монахи стали демонстративно жениться. Интересно, что в этом же году женился и сам Лютер на Катерине фон Бора, а один из его покровителей ландграф Филипп Гессенский стал двоежонцем. В том же году женились и Осиандер и прочие проповедники лютеранства, до того бывшие монахами.

Ни один город Гемании до того не зашёл так далеко в религиозном вопросе. Нюрнберг окончательно порвал с католичеством.

Почти сразу встал вопрос о новом церковном уставе. Но его не могли принять вплоть до 1533 года, поскольку Осиандер и Шпенглер написали разные тексты уставов, и так и не пришли к общему мнению, став врагами.

Не удалось Осиандеру уничтожить и предметы культа (скульптуры, картины, алтари), которые он считал идолами. Против этого лично восстал Лютер. В 1525 году в нюрнбергской типографии Ханса Хергота вышло его воззвание «Отповедь новоявленным пророкам по поводу картин», что и спасло шедевры готики и ренессанса от уничтожения. В ответ на эту брошюру Альбрехт Дюрер пишет в 1526 году одну из лучших своих картин «Четыре апостола», где в виде апостола Иоанна (крайний слева) изображает самого Лютера. Однако фрески церквей Осиандеру удалось уничтожить. Не смолкала и отрытая полемика между Осиандером и всё более разочаровывавшемся в лютеранстве Виллибальдом Пиркхаймером.

Сам Лютер в Нюрнберг в это время приезжал редко. Он страдал несварением желудка и постепенно отходил от дел. Но очень часто заезжал его соратник Филипп Меланхтон, который был при Лютере тем же, кем Энгельс при Марксе. Без опубликованного им в 1521 году систематического изложения лютеранской идеологии новой религии вообще бы не получилось. В отличие от других столпов новой веры Меланхтон был человеком вполне вменяемым, умеющим выслушать чужое мнение. В ноябре 1525 года состоялась его знаменитая дискуссия с Каритас Пиркхаймер (1467–1532), сестрой Виллибальда, настоятельницей монастыря святой Клары в Нюрнберге, которую признавали одной из ведущих интеллектуалок города. Поэты посвящали ей стихи, Дюрер – графическую работу «Житие Марии».

Монашки монастыря святой Клары не признали решения о роспуске монастырей, и на крики ворвавшейся толпы: «Вы свободны!», отвечали: «Лучше мы ещё немного в темнице посидим». Все они были младшими дочерьми самых знаменитых семей Нюрнберга, и всегда пользовались полной свободой действий. Их монастырь простым росчерком пера было не закрыть, поэтому и была задействована «тяжёлая артиллерия» - Меланхтон. Каритас объяснила Меланхтону, что не все монастыри ведут паразитический образ жизни, многие приносят пользу для города. И монастырю святой Клары позволено было остаться – до смерти последней монашки в 1594 году.

 

Продолжение в следующем номере

 

Иллюстрации:

 

1. Большой зал нюрнбергской ратуши. Картина 17 века

 

2. Зальный корпус нюрнбергской ратуши. Построен в 1340 году

 

3. Андреас Осиандер

 

4. Ульрих Цвингли

 

5. Картина Дюрера «Четыре апостола»

 

6. Альбрехт Дюрер. «Житие Марии»

 

7. Каритас Пиркхаймер

 

 

Борис Грейншпол
__________________________________________________________