Разбойники и строители

 

В 368 г. Римская империя продолжала борьбу с германскими племенами на всём протяжении северной границы. На востоке, у Чёрного моря, император Валент боролся с готами, посередине, в Германии – его старший брат император Валентиниан воевал с алеманнами и, наконец, на западе, в Британии, полководец Валентиниана Феодосий боролся с приплывшими туда по морю из Германии саксами и франками, которые, заключив с вторгшимися из Шотландии пиктами, а также со скоттами, прибывшими из Ирландии, тайный договор («конспирацию»), и невероятно сильно разграбившими всю римскую Британию, включая сильно укреплённый город Лондон. При этом они казнили всю римскую администрацию.

Полководец Феодосий вынужден был обходиться небольшими силами для защиты Британии, поскольку большую часть войск пришлось отправить в Германию по просьбе императора. Однако действовал он вполне успешно. Римский историк Аммиан Марцеллин так описывает его действия по освобождению Лондона от франков: «он выступил вперед и направился к старому городу Лундинию (Лондону), который позднее получил имя Августы. По дороге он разделил свою армию на много отрядов и напал на грабительские шайки врагов, отягченные поклажей. Быстро справившись с теми, которые вели связанных людей и гнали скот, он отнял добычу, достояние несчастного податного населения, и возвратил собственникам за исключением небольшой части, предоставленной измученным солдатам. С триумфом он вступил в город, угнетаемый дотоле тяжкими бедствиями, но теперь воспрянувший в надежде на спасение более скорое, чем можно было ожидать.

Удача придала ему бодрость для больших начинаний. Вырабатывая безопасный план действий, он оставался в нерешительности, так как показания пленных и перебежчиков убеждали его, что нельзя справиться с рассеянными на широком пространстве племенами, и притом совершенно дикими, иначе, как неожиданными нападениями при помощи разных хитрых уловок». После этого Феодосий смог разгромить пиратскую флотилию саксов на Северном море, не дав и им уйти с награбленным грузом. После победы над врагами Феодосий лично руководил восстановлением городов и оказанием помощи населению.

Разгромивший алеманнов Валентиниан тем временем занимался строительством в покорённой им части Германии: «Валентиниан, строивший обширные и полезные планы, укреплял все течение Рейна от начала Рэции (то есть – от истоков Дуная, куда римляне уже долго не могли подобраться) и до океанского пролива (Северного моря) большими плотинами, надстраивал стены крепостей и укреплений, ставил на подходящих и удобных местах сторожевые башни по всему пространству Галлии, а кое-где и за рекой (Рейном) воздвигал сооружения на самых границах с варварами. Когда он понял, что одно высокое и сильное укрепление, которое он сам возвел от основания, может быть мало-помалу подмыто сильным напором воды протекавшей возле него реки Никра (Неккар), он задумал иначе направить само течение реки, привлёк опытных в водном деле мастеров и приступил к выполнению этого трудного дела со значительным отрядом солдат. В течение многих дней сколачивали ящики из дуба и опускали их в реку; и хотя вбивали и укрепляли возле них по нескольку рядов огромных свай, но поднимавшаяся в реке вода вырывала их и, двинув с места, ломала в водовороте. Победили, однако, настойчивость императора и усилия послушных солдат. Часто во время работы им приходилось находиться до подбородка в воде, и были случаи возникновения смертельной опасности; но, наконец, укрепление было освобождено от разрушительного напора реки и крепко стоит и доныне (Хайдельберг)».

После этого Валентиниан решил в полной секретности строить крепость на германском берегу Рейна. Когда работы вовсю кипели, к нему прибыли старейшины алеманнских деревень и попросили, чтобы он отменил смертный приговор их сыновьям, которые находились у него в заложниках. Когда он отказался это сделать, на месте строительства крепости из-за холмов неожиданно появился отряд алеманнов, которые: «бросившись на полуголых солдат, которые тогда носили еще землю, выхватили мечи и перебили их, и с ними вместе были убиты и оба начальника».

Это чуть было не свело на нет все достижения Валентиниана. Первыми почувствовали слабинку жившие на самом севере Германии саксы, которых Феодосий выгнал из Британии. Теперь они решили компенсировать свои потери за счёт материковых римских владений. Марцеллин пишет, что нападений саксов боялись больше других ввиду их внезапности. Но это было даже тогда, когда они нападали небольшими шайками. Теперь же: «саксы, уже не раз промышлявшие грабежом и убийствами наших, поднялись большими полчищами и, преодолев трудности переправы через океан, быстро направились к нашему рубежу». Однако на этот раз римляне успели сосредоточить большие военные силы на месте их высадки, и саксы сами попросили мира, после чего им разрешили уйти: «после того как они отдали много своей молодежи, пригодной для военной службы». Однако Валентиниан этим не удовлетворился – направил им с тыла отряд, который и истребил всех саксов до единого.

После этого Валентиниан стал обдумывать, как ему приструнить постоянно восстающих, как из пепла, алеманнов, тогда возглавляемых королём Макрианом. В конце концов он: «принял решение вызвать на погибель им бургундов, народ воинственный и чрезвычайно многочисленный, а потому и страшный для всех соседей. Через верных и умевших молчать людей он несколько раз посылал собственноручные письма к их царям, побуждая их напасть на аламаннов в условленное время, и со своей стороны обещая перейти через Рейн с римскими войсками и потеснить аламаннов в ту пору, когда они в страхе будут пытаться уйти от тяжелой и неожиданной войны.

Письма императора были дружелюбно приняты по двум причинам: во-первых, потому что уже с давних времен бургунды верят в свое римское происхождение, во-вторых – они часто бывали в ссоре с аламаннами из-за соляных варниц и границ. Они выслали отборные дружины и, прежде чем римские войска успели собраться в одном месте, прошли до берегов Рейна. Император был в тот момент занят сооружением укреплений, и появление бургундов вызвало большой страх. Некоторое время они выжидали, но так как Валентиниан не явился в условленный день и не исполнил ни одного обещания, они отправили послов на главную квартиру с просьбой прислать им подкрепление, чтобы при возвращении назад иметь прикрытие с тыла. Когда послы поняли по отговоркам и затягиванию дела, что им в этом отказывают, они ушли с огорчением и негодованием. Узнав об этом, цари их пришли в ярость, считая себя обманутыми, и, перебив всех пленных, вернулись в свои земли».

Обитали бургунды в долине реки Майн (в том числе и в окрестностях Нюрнберга). Согласно легендам, именно у них где-то в районе Байройта или Гёсвайнштайна хранилась легендарная чаша Грааля с кровью Христовой. Сами бургунды, в отличие от язычников алеманнов, были крещены под влиянием готов – по арианскому обряду. Марцеллин рассказывает, что: «цари (короли) носят у них одно общее имя «гендинос» и по старинному обычаю теряют свою власть, если случится неудача на войне под их командованием, или постигнет их землю неурожай. Главный жрец у бургундов называется синист и сохраняет свое звание пожизненно, не подвергаясь никаким случайностям, как цари».

Помощью бургундов Валентиниан не воспользовался, поскольку как раз в это время из Британии прибыл победоносный полководец Феодосий, который тут же: «сделал через Рэцию (то есть – из долины Дуная) нападение на аламаннов, разбежавшихся в страхе перед бургундами. Много народу он перебил, некоторых взял в плен и послал их, согласно приказанию императора, в Италию, где они получили плодородные земли и живут теперь, как податное население, на реке По».

В довершение всего Валентиниан смог отбить у алеманнов Майнц - крупный город на Рейне, и в очередной раз учредил там епископат.

 

Иллюстрации:

 

1. Саксы

 

2. Дорожный указатель на Лондон (50 г. н.э.)

 

Борис Грейншпол

__________________________________________________________