Провинция спасает столицу

 

После убийства императора Коммода в 192 г. прогрессивная часть римского сената при народной поддержке провозгласила в 193 г. императором полководца Пертинакса – блистательного героя Маркоманнских войн при Марке Аврелии, проникавшего далеко в глубь обороны противника. К этому времени он был префектом (мэром) Рима и ничем плохим себя не запятнал. Казалось, что с разрушительным периодом историии покончено, и Пертинакс сможет достойно продолжить конструктивную линию, начатую ещё Траяном и прерванную Коммодом. Однако Коммод настолько развратил правящую верхушку Рима, что это стало невозможным. Преторианские гвардейцы (спецслужба, обладавшая в Риме огромной властью) воевать совсем разучились, зато поднаторели на взятках с власть имущих и откровенных вымогательствах с простого населения. Многие сенаторы беззастенчиво захватывали земли римских граждан в Италии, ставя их на край нищеты. На место небольших земельных владений римской знати – вилл, приходят огромные латифундии. Обозленные крестьяне объединялись в банды, терроризирующие Италию. При этом распространялись всевозможные мистические культы, пришедшие с Востока, мешающие рациональному управлению. Сам Коммод отождествлял себя не только с Гераклом, но и с персидским богом Митрой.

Коренные римляне всё больше переходили в христианство (в результате языком церкви стала латынь вместо греческого, в 200 г. впервые на латынь была переведена Библия – «Итала», с 230 на латыни стали молиться), поскольку в организации подпольной церкви было больше порядка, чем в государстве. В эти годы в церкви, которая себя стала называть православно-католической (то есть – правильной и всемирной, чтобы противостоять мистическим учениям, проникавшим даже в христианство), стал утвеждаться жёсткий порядок. В общинах утведилось единоначалие – на место демократически избираемых советов старейшин пришли обладающие неограниченной властью епископы. В Риме таким епископом (папой) был Виктор (в 189 –199 годах), официально четырнадцатый папа, но фактически – первый. Он обратил в христианство даже богатейших представителей римской аристократии, а их деньги щедро направлял на распространение христианства. Остальные христианские общины империи вынуждены были подчиняться ему, как «наследнику апостола Петра». В условиях разлагающегося государства такие меры были вполне оправданными – христианская церковь обнаруживала свою способность спасти мир от хаоса в случае крушения Римской империи, что в результате и произошло. При этом, чтобы избежать идеологических трений, со 180 года существовал единый свод христианского учения – Новый Завет. Божественность Ветхого Завета (иудейского вероучения) тоже была утверждена официально, несмотря на то, что к этому времени иудеи и христиане окончательно размежевались. Над выработкой единой христианской идеологии трудились отцы Церкви – христианские философы Ириней и Тертуллиан. В Германии крупные христианские общины существовали в римских городах Трире и Кёльне.

В отсутствие поддержки из центра охраняющие рубежи Империи легионы переходили на «автономный режим», при этом в них опять усилось влияние местного населения, которому массово предоставлялось римское гражданство. Когда-то очень сильная и мятежная рейнская группа легионов, расположенных на территории Германии, усилиями предыдущих императоров была ослаблена и превратилась в пограничную милицию на лимесе – оборонительном валу. Тем более, что германские племена в прилегающих лимесу и Рейну районах – хатты, хавки и др., особой опасности уже не представаляли. Зато мощной вооружённой группировкой становятся дунайские легионы – в Центральной Европе, противостоящие по-прежнему опасным германским племенам – маркоманнам и квадам, вытесненных на Дунай из Чехии и Словакии готами. Сильной и самостоятельной была и Британская группировка, успешно сдерживающая натиск кельтских племён из Шотландии. Её влияние тоже ощущалось в Германии.

В этих условиях новый император Пертинакс, несмотря на огромную популярность, оказался слишком беспомощным и через три месяца был убит преторианскими гвардейцами, которым потом пришлось воздвигать против народа баррикады.Тем не менее, другой вооружённой силы в городе Риме не было, и в конец обнаглевшие преторианцы выставили императорскую должность на продажу. Больше всех предложил Дидий Юлиан. Он и был объявлен императором. Сенат был вынужден с этим согласиться. В принципе, Дидий Юлиан был вполне достойным человеком. Как и Пертинакс, он отличился в войнах, которых вёл против германцев император-философ Марк Аврелий. Причём в своё время его воспитывала мать Марка Аврелия. Он долго командовал в Германии 22-м легионом, затем долго и безупречно управлял Бельгикой (Бельгией, со столицей в Трире), успешно отражая пиратские вторжения хавков с помощью наскоро собранной армии. Был он и наместником Нижней Германии.

Разумеется, получившего такой ценой власть императора сразу возненавидели все римляне, несмотря на его прошлые заслуги. Пограничные легионы сразу стали выдвигать императорами своих командиров. Дунайские легионы провозгласили императором командовавшего войсками со 190 г. Септимия Севера, британские - Клодия Альбина, воюющие с Парфией сирийские легионы – Песценния Нигера. Разумеется, в лучшем положении оказался Септимий Север. Дунай был ближе к Риму, чем Сирия и Британия. Вскоре Север выступил из Карнунта – со времён Марка Аврелия этот альпийский городок был передним рубежом обороны против германцев-маркоманнов. Молниеносным броском он захватил Рим. Преторианцы в очередной раз продемонстрировали свою неспособность к военным действиям. Чтобы задобрить приближающегося полководца, они убили Дидия Юлиана. Самого Севера сенат провозгласил императором ещё при жизни Дидия, пробывшего у власти два месяца.

Севера поддержала даже христианская община Рима – он был родом из Карфагена, римского владения в Африке. Оттуда же происходили и римский папа Виктор, и идеолог христианства Тертуллиан. Много христиан было и в окружении Севера. В прежние времна избрание императором карфагенянина – представителя народа, ненавидимого римлянами, не забывшими об угрожавшем их жизни Ганнибале, вызвало бы шок, но в наступившие времена люди стали мыслить совершенно интернационально.

В очередной раз римская армия, долго и упорно воюющая с германцами, захватывает в результате сам Рим. Но на этот раз это спасло Рим от самоуничтожения.

 

Иллюстрации:

 

1. Пертинакс

 

2. Тертуллиан

 

3. Ириней

 

4. Дидий Юлиан

 

 

Борис Грейншпол

__________________________________________________________