Прорыв в Вечность

 

В 325 г. римский император Константин достиг наибольшего могущества за время своего правления; никто из римских императоров ни до, ни после не достигал таких высот. Его соперник Лициний был побеждён, и гигантская империя сосредоточилась в одних руках. При этом ни сенат, ни преторианская гвардия, ни кто-либо другой (как это бывало в прошлом), - не могли ограничить его власть. Разветвлённая структура христианской Церкви, имеющая огромное влияние на народ и ещё недавно находившаяся в оппозиции к императорской власти, полностью поддерживала любые начинания этого некрещёного императора. После основания Константинополя (тогда он ещё назывался Византий) император мог больше вообще не обращать внимания на сенат и народ города Рима.

Первым мероприятием Константина после этих дел было то, что ему чуть не помешал сделать за год до этого Лициний, объявив войну. Теперь Константину ничего не мешало провести систему оборонительных мероприятий на реке Дунай - водной границе Римской империи, подобную тем, что он делал в молодости на Рейне. На Дунае появились мощные крепости на обеих берегах, а также мосты, позволявшие делать вылазки на неприятельский берег. Хотя живущие там племена в основном и были его союзниками, но поскольку в них не было единства, иногда они устраивали грабительские походы на римскую территорию. В 325 г. Константин совершает карательный проход против неприятельской части германских племён готов, вандалов, а также наиболее опасного народа – сарматов, - и полностью их покоряет.

Внутри империи уже не существовало ни одной группировки, которая могла бы оказаться у него в оппозиции. Однако продолжалась скрытая борьба между сторонниками его матери Елены и жены Фаусты. С переездом Елены из Трира в Никомедию (главную столицу Римской империи в последние полвека, возле строящегося Констнатинополя) после того, как Константин после разгрома Лициния смог перенести туда свой двор (до того временно находившийся в Софии), обе родственницы императора оказались в одном городе, что усилило «межпартийную» борьбу. Естественно, обе требовали подтверждения своего властного положения, каждая желала быть провозглашённой «августой», то есть правящей императрицей. В результате Константин дал титул «августы» им обеим одновременно.

В 325 г. христиане добились ещё больших полномочий, чем это было раньше. До того все высшие должности в империи занимали представители традиционной языческой элиты. Это связано было с обязательными жертвоприношениями римским богам при вступлении на официальный пост. Однако Константин отменил это требование, и тут же префектом (мэром) города Рима становится христианин Ахилл.

Константин окончательно и бесповоротно запрещает бои гладиаторов и бои с дикими зверями. Ослушавшихся Константин угрожал... отдать на растерзание диким зверям.

Под влиянием христианства был издан закон, запрещающий при продаже рабов разделять их семьи.

Естественно, почти сразу после присоединения отвоёванного у Лициния Ближнего Востока, Константин посещает Иерусалим и другие места, связанные с жизнью Христа, и основывает в Иерусалиме храм Гроба Господня на месте последнего земного пристанища Христа, а в Вифлееме – храм Рождества Христова на месте, где Христос родился. Храм Рождества на данный момент является самой древней церковью в мире, сохранившейся в неизменном состоянии.

Естественно, заняв Ближний Восток, Константин столкнулся с грандиозным спором, которым была охвачена восточная Церковь – спором о природе Христа. Центром этого спора была Александрия Египетская. Тамошний богослов Арий счиал, что Христос не равен Богу Отцу, его создавшему. Епископ Александрии Александр с ним не соглашался. Однако самым компетентным оппонентом Ария оказался богослов Афанасий Великий, создавший универсальную религиозно-философскую систему, опиравшуюся на тайные знания древних египтян (ведь это происходило в Египте!), на мистерии митраистов, а также на философские построения греков ( в основном – неоплатоников). Учение было всеохватывающим и должно было стать законом, по которому жила бы вся, уже легальная, христианская Церковь. Для единой Церкви действительно требовалась унификация всего вероучения и обрядовой системы.

На Западе до этого достаточно было личных толкований не очень сведущего в церковных вопросах императора Константина. На образованном Востоке этого было мало. Таким образом, христианство вступило в третью стадию своего развития. На смену апостолам (ученикам Христа: Павлу, Петру, Иоанну Богослову) и апологетам («оправдателям Учения») таким, как Тертуллиан, Ориген, Киприан, создавшим очень стройные, но не обязательные для всех христианские построения, пришли святители – создатели универсального учения, обязательного для всех верующих. Афанасий Великий был первым из святителей.

Константин, столкнувшись с этим спором, вначале решил поступить просто, как он до этого поступил в Риме, - направил спорящим сторонам письмо с просьбой помириться, поскольку якобы основных принципов христианства спор не затрагивает (судя по всему, Константин вообще не понял, о чём спорили). К своему удивлению, он обнаружил, что его обращение никакого воздействия не возымело.

И тогда ему в голову приходит блестящая идея – созвать Вселенский Собор, съезд христианских мыслителей со всего света. Местом для съезда был выбран городок между Византием и Никомедией – Никея. На нём были и представители «готской» Церкви из Крыма (епископ Феофил), епископ Боспорского царства и формально самостоятельной Армении, и даже епископ Пицунды из независимой от Рима Лазики (Западной Грузии). Однако в основном это были представители восточно-римских церковных общин из бывших владений Лициния.

Западная Церковь была представлена очень слабо. Римский папа Сильвестр вместо себя прислал двух священников. Епископы обеих кафедр Германии (Матернус из Кёльна и Агритий из Трира), несмотря на их огромную роль в Церкви и близость к императору, тоже не присутствовали. Это во многом объясняется языковым барьером – на Западе говорили на латыни, на Востоке – на греческом. Поэтому даже церковные споры в двух частях империи возникали разные. «Арианский вопрос» западных епископов почти не интересовал.

Для Константина Вселенский Собор был подчёркиванием роли его самого, как «правителя Вселенной». Как и всё, что делал этот император (само имя Константин означает «постоянный, вечный»), Никейский Собор тоже был «обречён на вечность». В идейном смысле он делит историю на древность и современный период. По сути и сейчас христианский мир живёт по постановлениям, принятым в 325 г.

 

Иллюстрации:

 

1. Елена

 

2. Фауста

 

3. Солид Константина

 

4. Храм Гроба Господня в Иерусалиме

 

5. Храм Рождества Христова в Вифлееме

 

6. Афанасий Великий

 

 

 

Борис Грейншпол

__________________________________________________________