Пробуждение зверя

 

В 395 г. умер римский император Феодосий Великий. Многие историки считают этот момент концом всей истории Древнего мира и началом Средневековья. Причина в том, что единой Римской империи больше не существовало. Если раньше она и разделялась между императорами-соправителями, между ними сохранялось единство действий, общность интересов, один из императоров считался старшим, существовала общая валюта, выборные органы, законы и т.д. После смерти Феодосия это всё прекратилось. Хотя поначалу видимость единства осталась.

Императорами становятся сыновья Феодосия – Аркадий и Гонорий. Однако Аркадию («старшему императору») было 18 лет, а Гонорию - 12. Для самостоятельного правления слишком рано. Естественно, за них правили «опекуны» - в основном германцы, часто преследующие личные корыстные цели. В Западной Римской империи это стало правилом до конца её существования, что вполне логично – германцы уже давно были основной движущей силой в империи, при этом формально быть императорами они не имели права и в результате стали фактическими правителями при марионеточных императорах-римлянах. Это вело к снижению престижа императорства и, соответственно, к скорому концу самой империи. Восточно-римская империя всё же смогла возродить авторитет императорской власти, но при этом стала жить по новым правилам – превратилась в Византийскую империю. Аркадия часто называют первым византийским императором.

Феодосий, предвидя такой поворот событий, назначил общего опекуна над обоими сыновьями. Им стал его зять Стилихон, командующий всей имперской армией. Императором Стилихон стать не мог, поскольку был германцем из племени вандалов. До того Стилихон проявил себя как блестящий полководец, разгромив самопровозглашённого императора Запада – Евгения, за которым стояли германцы-франки во главе с Арбогастом. После этого франки надолго сошли с политической арены империи. Но поскольку разгром состоялся в Италии, то и Стилихон оставался в Италии, в столице Западно-Римской империи - Милане, где и умер Феодосий.

Таким образом, германский город Трир, который целое столетие был столицей западной половины Римской империи, после разгрома Евгения столицей быть перестал и навсегда остался обычным провинциальным городом, который, правда, был одним из религиозных центров Германии благодаря расположению в нём архиепископов трирских.

Вместе со Стилихоном и императором Гонорием на Западе остаётся и вся армия, которую они привели с Востока – из Константинополя, столицы Восточно-Римской империи. Константинополь же остаётся совершенно незащищённым.

Естественно, в этих условиях Стилихон мог быть опекуном только одного из императоров – находящегося в Милане Гонория. Находившийся в Константинополе Аркадий был слишком далеко и формально, по возрасту, в опекунах не нуждался. Там фактическим правителем становится префект претория (начальник имперской службы безопасности) -  галл Руфин, сын простого башмачника, поразивший Феодосия своей религиозностью, за что в 392 г. и получивший свой пост.

Таким образом, правителем Запада империи становится командующий имперской армией, а правителем Востока – шеф имперской службы безопасности. Друг друга они терпеть не могли. Стилихон стремился вернуть в состав Западной империи часть провинции Иллирик (Македонию), которая отошла к Востоку по одному из предсмертных указов Феодосия. Уводить армию назад Стилихон не торопился, поскольку опасался новых выступлений сторонников свергнутого Евгения - прежде всего франков и языческой римской аристократии. Кроме того, Стилихон пытался укрепить и границу Римской империи на Рейне, откуда опять начались вылазки германских племён, до того связанных договором с Евгением. Оставались на Западе и участвовашие в разгроме Евгения многочисленные германцы-вестготы, считавшие своим вождём молодого Алариха, хотя формально во главе готских подразделений Феодосий назначил Гаину.

В результате в покинутую вестготами Фракию (Болгарию) ринулись полчища азиатских кочевников - гунны из степей Украины и союзные им остготы из Паннонии (Венгрии) во главе с королём Гунимундом. Та часть остготов, которая отказалась от союза с гуннами и бежала на территорию Римской империи, к этому времени окончательно смешалаь с вестготами.

Аларих, тем временем, потребовал от Стилихона признания его в качестве командующего готскими подразделениями вместо Гаины. Стилихон отказался – Гаина был его другом. При этом он не торопился и расплатиться с готами за их участие в разгроме Евгения. Тогда Аларих разрывает с ним контракт и уходит на Восток, уводя туда и многочисленных подвластных ему вестготов. Вестготы провозглашают Алариха королём, что фактически превращает их в независимое государство.

Во Фракию, однако, вестготы вернуться уже не смогли. Она была занята гуннами и остготами. В результае огромная масса вестготов разместилась прямо в окрестностях столичного Константинополя. Руфин в очередной раз потребовал от Стилихона выслать войска для защиты Константинополя. Тот отказался. Тогда Руфин попросил Стилихона предоставить финансовую отчётность о расходе военного бюджета. Стилихон ответил, что, когда сочтёт необходимым, лично отчитается перед Аркадием, но не перед Руфином.

Дабы укрепить свои связи с императором, Руфин решил отдать за него свою дочь. Однако тут неожиданно вмешался главный придворный евнух и казначей Евтропий, который оказался тайным агентом Стилихона. Он смог выдать за Аркадия красавицу Евдоксию, дочь покойного франка Бауто, который был одно время командующим западно-римской армией. Евдоксия воспитывалась при дворе Стилихона, пока тот жил в Константинополе.

В результате Руфин решил сыграть ва-банк. Он подбил Алариха сымитировать осаду Константинополя, а потом лично явился к нему в лагерь и «договорился» о снятии осады. Перепуганный до смерти Аркадий был невероятно ему признателен. В благодарность за оказанную поддержку Руфин позволяет Алариху подвергнуть разграблению всю территорию Балканского полуострова, тем более, что она никак не охранялась.

Вестготы Алариха подвергли страшному опустошению Македонию и Фессалию, взяли Коринф, Спарту и Аргос. Афины смогли откупиться золотом. Была полностью разрушена древняя Олимпия и другие языческие святыни – по личной просьбе Руфина. При этом готы аккуратно обходили частные владения самого Руфина.

На этот раз Стилихон выступил в поход против Алариха. Однако неукротимую ярость готов, в которых проснулись укращённые Феодосием звериные инстинкты, было уже не остановить.

 

Иллюстрации:

 

1. Аркадий

 

2. Руины Аргоса

 

3. Готская фибула (Нюрнберг)

 

 

Борис Грейншпол

__________________________________________________________