Приземление варваров

 

В 418 г. перешедшие на сторону Римской империи вестготы во главе с королём Вальей очистили принадлежавшую Риму Испанию от вторгшихся туда варварских племён. Получив в качестве награды французскую область Аквитанию, вестготы удалились туда, покинув, таким образом, Испанию.

В самой Испании повсеместно восстанавливалась власть римской администрации – в сельской местности, а города и так из подчинения Риму не выходили. Однако на самом северо-западе Испании находились автономные полугосударства германских племён свевов и вандалов, вынужденные под нажимом вестготов признать себя военными союзниками («федератами») Римской империи. Свевы во главе с королём Эрменрихом занимали северную половину Атлантического побережья (Галисию); вандалы-асдинги вынуждены были ютиться между берегом Бискайского залива и Кантабрийскими горами. При этом их количество невероятно увеличилось благодаря вхождению в их состав остатков наголову разгромленных вестготами вандалов-силингов и испанских аланов. Король асдингов Гунтерих даже принял в том же 418 г. титул «короля всех вандалов и аланов». До разгрома этот титул носили короли аланов.

Разумеется, как только Испанию покинули вестготы, Гунтерих напал на свевов, несмотря на то, что они тоже были союзниками римлян. Не имея на первых порах возможности им помочь, римляне разрешили свевам прятаться за мощными стенами трёх крупных городов в «Нервасийских горах» – Браги, Асторги и Луго, - брать города германцы не умели. Особенно много свевов (похоже, и сам король) нашло убежище в крупном (ныне португальском) городе Браге. Вандалы всеми своими силами взяли Брагу в осаду. Однако римский наместник Испании генерал Астерий смог заставить вандалов снять осаду и вообще отойти подальше от свевов. Вынужденно став горожанами, свевы «намертво» прикрепились к занятым ими землям и уже никогда не сдвигались с места, смешиваясь с местным населением. В результате образовался особый - галисийский народ, говорящий на языке «гальего» - промежуточной форме между испанским и португальским. Процесс смешивания шёл трудно, – свевы вели себя как грабители по отношению к местному населению, не заключая с ним никаких договоров: устраивали набеги на соседние города, полностью отнимали земельные наделы у богатых землевладельцев, – вместе с рабами и инвентарём. Местное население, естественно, отвечало им взаимностью. Римской империи, разумеется, помощи от свевов не было никакой.

В тоже время вестготы, переселившиеся в Аквитанию, наоборот, заключили всевозможные договорённости с местными крестьянами. Те дожны были отдать вестготам две трети своей земли (хотя изначально полагалась одна треть), однако крестьяне сами выбирали, какой участок себе оставить и, более того, крестьяне после этого освобождались от налогов Римской империи. В результате на занятые вестготами земли бежали даже крестьяне из соседних регионов Франции. Римскую империю это положение тоже устраивало, поскольку вестготы оказались самыми боеспособными военными союзниками, которым в результате перераспределения земель уже не надо было платить. Римляне, жившие на вестготских землях, молились о том, чтобы никогда вновь не очутиться под властью императора. Обладавшие ещё в бытность их расселения в Причерноморье передовыми сельскохозяйственными навыками, вестготы передали их и галльским крестьянам, в результате французские провинции перестали зависеть от обременительного для империи хлебного импорта из Африки. При этом пошло на убыль и «партизанскиое» движение багаудов, возникшее именно из-за непосильных римских налогов. Наиболее упорные багаудские отряды вестготы легко разбили. Хотя полностью это движение не удалось ликвидировать до конца существования Римской империи.

Чтобы совсем не утратить влияние на жителей Галлии, император Гонорий под влиянием реального правителя западных областей полководца Констанция предоставил полную автономию с правительством и сенатом в городе Арле, находящемся в неподчинённом готам Провансе. В них заседали как римляне, так и готы, – и собранные налоги оставались в Галлии.

Различия в экономической судьбе свевов и вестготов во многом объясняются природными особенностями земель, которые они занимали. Малоплодородные земли суровой Галисии приносили доход только в случае обработки очень большого земельного участка, – при помощи тяжёлого труда рабов. Мелкие крестьяне были там нищими, с них нечего было и взять. Поэтому свевы и отнимали земли у богачей. В плодородной Аквитании, наоборот, процветало мелкое землевладение, – у крестьян даже оставались излишки урожая. Крупные («сенаторские») земельные наделы там были редкостью. Но и их сенаторы охотно сдавали в аренду, в том числе и вестготам.

Своей столицей Валья сделал крупный город Тулузу, которая уже бывала столицей вестготов при короле Атаульфе. Возникшее королевство стало называться «Тулузским». Вернувшиеся к земледелию вестготы уже не стремились его покидать. Судя по всему, возникла ссора между вестготскими вождями, которые превращались в земельных магнатов за лучшие земельные участки. Этим, возможно, и объясняется смерть от загадочной болезни в том же году их очень толкового короля Вальи. Его смерть была прежде всего ударом по Римской империи, утратившей очень надёжного союзника.

На общем собрании готы решили избрать новым королём зятя легендарного короля Алариха (взявшего в 410 г. Рим) – Теодориха (Теодерида). Как писал о нём готский историк Иордан: «Он был человеком, исполненным высшей осторожности и умевшим использовать как душевные, так и телесные свои способности». Судя по всему, ему удалось удачно провести перераспределение земель, поскольку его правление длилось до 451 г.

Воспользовавшись военной передышкой, Римской империи удалось организовать вывоз огромного количества золотых украшений из покинутой ими лет за 10 до этого Британии, – из-под носа у пылающего ненавистью к римским властям местного населения, которое те оставили без военной помощи против вторгавшихся туда саксов.

В результате затихания народных волнений, во Франции стали появляться первые общежитийные монастыри современного европейского типа. Именно в 418 г. епископом стал один из самых почитаемых во Франции святых - св. Герман (Сен-Жермен) Осерский, который и организовал много таких монастырей во Франции, Англии и Ирландии, и даже крестил легендарного ирландского святого – Патрика.

Во многом новое религиозное движение было связано и с изменениями в верхах католической Церкви. Правящий с 401 г.,  в невероятно тяжёлую для римлян эпоху, папа римский Иннокентий умер в 417. Избранный вместо него под влиянием невероятно религиозных византийских властей (византийский император Феодосий Второй был племянником римского императора Гонория) папой, грек Зосима умер меньше, чем через год – в 418 г. Фактически Зосима был ставленником даже не византийского императора, а властолюбивого церковного патриарха Александрии Египетской Кирилла, - формально второго лица в христианской иерархии после римского папы. Навязав папскому престолу своего человека, он становился первым, что означало гораздо больше, чем высокий церковный пост. В ту эпоху  ещё не было разделения полномочий между Церковью и государством, и в условиях государственной единой религии, церковные владыки обладали большей властью, чем императоры. Кирилл мог оказаться диктатором всего христианского мира и превратить Римскую империю в теократию. Его ставленниками были и два других патриарха: константинопольский Аттик, и сменивший умершего в 418 г. римского ставленника Александра антиохийский патриарх Феодот. При этом Зосима пытался сменить и духовное руководство провинций – Галлии, Африки и др. на ставленников Кирилла, но не успел. В короткое папство Зосимы Западно-Римской империи были всё же навязаны многие восточно-римские (византийские) законы, основанные на признании одной религии. Например, иудеям было запрещено служить в армии и милиции. Однако, отделённый государственной границей, Запад не хотел оказаться в духовном подчинении у Востока. Он и морально был не готов к религиозному тоталитаризму, в отличие от Византии, – наследницы деспотий Древнего Востока. Особенно этому противостоял гениальный богослов Августин Блаженный, главный духовный авторитет Западно-Римской империи того времени. После неожиданной смерти Зосимы и неудачной попытки избрания другого грека – Евлалия, новым папой был избран, как обычно, коренной римлянин Бонифаций, который оказался открытым противником византийских властей, чуть было не перенявших (при Зосиме) под управление константинопольского патриарха важнейший епископат в Салониках. Не получили развития и монастыри восточного («пустынного», «египетского») типа, начавшие возникать во Франции и Италии при Зосиме. Главным теоретиком «египетского» монашества, слишком сурового и не демократичного для европейцев,  был Иоанн Касьян, который в прошлом даже побывал в дьяконах при знаменитом Иоанне Златоусте, а потом долго скитался по египетским монастырям. Он лично основал грандиозный монастырь – замок св. Виктора в Марселе (в честь местного мученика-воина). С Касьяном вступили в острую дискуссию Герман Осерский и Августин Блаженный, что странным образом попало позже в русское мифотворчество. День святого Касьяна отмечается в православии 29 февраля, и в народных поверьях  этот незаурядный богослов (как и его «Касьянов день», а до крещения Руси - «Кащеев день») наделён отрицательными качествами: «скупой, завистливый, со всеми ссорится и пьянствует». Часто он и вовсе выглядит как представитель нечистой силы, но обычно, как «святой, который боится ризу запачкать». На самом деле реальный Касьян был автором учения о «восьми смертных грехах», которыми его же впоследствии и наделили.

В то же время существовало и учение, вообще отрицавшее монастырский аскетизм, – поскольку каждый человек может совершенствоваться внутри себя. Его основателем был добродушный ирландец Пелагий, за что это учение получило название пелагианства.  Произведя немало шума, эта теория была  вскоре осуждена как ересь (при помощи крупнейших богословов - Августина Блаженного и Иеронима) как на Востоке, так и на Западе, и благополучно забыта.

 

Иллюстрации:

 

1. Кантабрийские горы

 

2. Фонтанный идол в Браге

 

3. Римская стена в Тулузе

 

4. Теодорих

 

5. Папа Зосима

 

6. Папа Бонифаций

 

7. Герман Осерский

 

8. Святой Касьян

 

9. Святой Виктор

 

10. Монастырь св. Виктора

 

Борис Грейншпол

__________________________________________________________