Повелитель среди святителей

 

Конец первой четверти четвёртого века ознаменовался одним из наиболее важных событий европейской истории – Никейским Собором христианской Церкви в 325 г., созванным римским императором Константином. Собор проходил 4 месяца – с мая по август. На Собор прибыли представители в основном говорящих по-гречески церковных общин как из самой Римской империи, так и из сопредельных стран. Естественно, там присутствовали епископы «апостольских» городов (в будущем – церковные патриархи): Александрии, Иерусалима и Антиохии, только недавно перешедших под власть Константина. До того они входили в разгромленную империю Лициния.

Многие из них были «исповедниками» - мучениками при жизни, подвергшиеся репрессиям ещё при Диоклетиане, и только недавно выпущенные Константином из «лагерей» Лициния. Константин всячески демонстрировал на Соборе знаки внимания прежде всего к таким же «жертвам репрессий», угощал их у себя во дворце, целуя в место отнятого во время преследований у них правого глаза. При этом император всячески поносил «преступный режим Диоклетиана».

Конечно, важнейшим участником Собора был крупнейший богослов того времени святитель Афанасий Александрийский (Великий). Его спор с александрийским священником Арием о сущности Христа был причиной созыва, а также основным содержанием Собора. Спорили они о Троице: являются ли все составные Троицы (Бог Отец, Бог Сын и Дух Святой) равнозначными, или Бог Отец выше всех, как утверждал Арий в поэтической форме. Западные Церкви были представлены семью епископами (всего участников было 380), из которых можно упомянуть Целестина Карфагенского, занятого в основном спором с Донатом у себя в Карфагене, и Оссия Кордовского (из Испании), который потом, в течение всей своей жизни, был главным соратником Афанасия, единственным борцом с арианством на Западе. Ему и император доверял больше всех. По некоторым данным, он был председателем Собора.

Из наиболее легендарных участников можно упомянуть святителя Спиридона Тримифунтского с Кипра, который вёл несоответствующий сану пастушеский образ жизни. И если до его выступления Константин просто аплодировал тому, кто говорит красивее, то после предельно простых аргументов Спиридона против заумных речей Ария и сопровождавших его философов, император принял сторону противников Ария, как и большинство участников Собора. Заслуживают внимания Иаков Низибийский (из Армении), умевший воскрешать мёртвых, и Леонтий Кесарийский (из Палестины), обладавший пророческим даром. Важно было присутствие историка Евсевия Кесарийского, создавшего первую христианскую хронику от Авраама до Никейского Собора. Он открывал Собор.

В народной памяти всё же больше места занимают не святители, создававшие законы, по которым должен был жить христианский мир, а угодники, ведущие героический и праведный образ жизни. На Никейском Соборе присутствовал Никола Угодник (епископ Николай Мирликийский из нынешней Южной Турции, за год до этого выпущенный Константином из многолетнего заключения, в котором находился в качестве жертвы антихристианских репрессий), известный не спорами, а тайной благотворительностью, спасением утопающих и оклеветанных. В современном западном мире он превратился в Санта Клауса, дарящего новогодние подарки детям. В России же он стал наиболее почитаемым святым заступником. К началу Собора он больше был известен, как разрушитель (в который раз!) языческого храма Артемиды. Во время самого Собора Николай ударил по лицу Ария, что тоже очень впечатлило императора. Одако организаторы Собора за это его на несколько дней заключили под стражу с временным лишением статуса епископа. Умер святитель Николай в 343 г. в своём городе Миры Ликийские, но в 11 веке его мощи украли итальянские пираты, и сейчас они находятся в итальянском городе Бари.

Сам Афанасий в пылу полемики в ответ на обвинения со стороны Ария в абсурдности его логических конструкций, крикнул: «Верую, ибо абсурдно!».

Император расположил к себе участников Собора в самом начале его работы. Ему было передано несколько сотен записок, в которых многие присутствующие обвиняли друг в друга в грехах, заслуживающих смертной казни. Константин прилюдно сжёг эти записки, не читая.

На стороне Ария из всех известных участников собора был только епископ Евсевий Никомедийский. Никомедия была тогда столицей империи, и его позиция во многом спасла Ария и его сторонников от расправы. Арий был осуждён и сослан в Иллирию, на север Балканского полуострова, поближе к германским племенам. В результате многочисленные германцы, до того не признающие вообще христианства, неожиданно восприняли его именно в трактовке Ария. И в результате готы, бургунды, лангобарды, вандалы и многие другие плеиена до седьмого века оставались арианами. Арианство, таким образом, стало религией германцев, их оружием в борьбе с католической Римской империей.

Однако важнее осуждения арианства явилось принятие на Соборе Кредо (в переводе: «Верую»), то есть всего, что должно впоследствии признаваться без споров, – единый закон христианской жизни. Отныне правильными признавались только четыре Евангелия (жизнеописания Христа): от Матвея, Марка, Луки и Иоанна, написанные вскоре после окончания земной жизни Иисуса. Троица признавалась единосущной, то есть Бог Отец равен Богу Сыну и Святому Духу. Был утверждён Символ Веры, утверждающий, что Бог явился ради Спасения людей, воплотившись в человеческий образ путём непорочного зачатия. Утвердился главный христианский праздник - Пасха (Воскресение Христово), – в первое полнолуние года, а год тогда начинался с весеннего равноденствия. Все, кто не признавал постановлений Собора, объявлялись еретиками и подлежали проклятию. Им не было места в гражданском обществе (христианство фактически стало государственной религией).

Эти и другие постановления Собора не оспариваются до сих пор. При всех расколах христианства на католичество, православие, лютеранство и мелкие протестантские учения, никто и никогда не пытался оспорить любое из решений Никейского Собора. Тогда же христианство объявлялось единой православно–католической Церковью, то есть правильной и всемирной.

При этом сам Константин не очень разобрался в тонкостях соборных постановлений. В результате, при его жизни для арианства было ещё не всё потеряно. И тем не менее, за организацию этого съезда Церковь объявила Константина равноапостольным.

Собор оказал удивительное влияние на жизнь соседних с Римской империей государств. В существовавшем с четвёртого века до н.э. на Востоке Грузии царстве Иверия (Картли), его царь Мириан принимает под влиянием невольницы Нино в 325 г. христианство. Усиливается влияние христианской Церкви и в Эфиопии. Шах Ирана Шапур Второй был ярым врагом христианства. Но после Никейского Собора он откопал считавшийся утерянным уже много веков тескт священной книги «Авеста», и принял зороастрийский символ веры.

Дальнейшая история Римской империи шла под лозунгом: «Решения Никейского Собора - в жизнь!», но жизнь оказалась сложнее.

 

Иллюстрации:

 

1. Константин Равноапостольный

 

2. Спиридон Тримифунтский

 

3. Евсевий Кесарийский

 

4. Никола Угодник (фреска Дионисия)

 

 

Борис Грейншпол

__________________________________________________________