Последняя победа Рима над германцами

 

К началу 357 года казалось, что Римская империя должна распрощаться со своими заальпийскими землям. Там хозяйничали германцы: на верхнем Рейне – алеманны, на c реднем и нижнем – франки. После неудачных попыток вернуть эти земли, предпринятых опытнейшими римскими полководцами, император Констанций направляет туда своего молодого двоюродного брата Юлиана, только что закончившего Афинскую академию и не имевшего никакого военного опыта. Констанций фактически посылал своего родственника на верную смерть.Тем не менее Юлиан медленно, но верно добивался там определённых успехов, и вернул империи её важнейшие города в Рейнской Германии (Трир, Кёльн и др.).

Однако германцы – алеманны и жившие в окрестностях нынешнего Нюрнберга ютунги, вторглись в долину Верхнего Дуная и стали разорять окрестности Аугсбурга и Регенсбурга. Регенсбург был ютунгами фактически уничтожен. С большим трудом опытный полководец Барбатио вытеснил оттуда германцев.

Однако это опять вдохновило «на подвиги» рейнских алеманнов. Народные массы шли за вождями, до того не подписавшими мирного договора с Юлианом. Сторонник мира, один из алеманнских вождей – Гундомад, был убит собственной свитой. Его брат Вадомар перешёл в ряды «военной партии». Самыми влиятельными в алеманнской среде становятся вождь («районный король») Хнодомар, ещё в 350 г. разгромивший войска императора Магненция, и его племянник Агенарих, который сам себя назвал Серапионом в честь египетского бога Сераписа. Алеманны крещёными не были, но всё же были открыты модным веяниям мировой культуры.

Почувствовав серьёзную опасность, император Констанций направил на Рейн опять того же Барбатио, по-прежнему не воспринимая серьёзно действия своего двоюродного брата. Ситуация осложнилась и восстанием переселённых германских крестьян («летов») под Лионом, с которыми тоже пришлось иметь дело Барбатио. В отличие от Юлиана, Барбатио располагал огромным численным превосходством над силами противника, и заставил обратиться алеманнов в бегство. Однако на помощь «королям» Хнодомару и Серапиону поднялось пять других алеманнских «королей» - Хортар, Суомар, Ур, Урсицинус и Вестральп, а также 10 «герцогов» и множество «рыцарей». На помощь Барбатио успел прийти Юлиан со своими немногочисленными войсками. Однако Барбатио, судя по всему, по приказу императора отступил на безопасное расстояние, предоставив Юлиану биться с алеманнами в одиночку, и даже отказывался предоставить ему понтонный мост через Рейн. У Юлиана было 13 тысяч солдат против 35 тысяч алеманнов.

Всё же, помня о прошлогодних победах Юлиана, алеманны послали к нему послов с предложением вывести римские войска со всего левого берега Рейна, даже с его верховий, которые до сих пор оставались римской территорией. Юлиан высмеял эти требования и приказал послов арестовать. В тот же день он выступил в поход против алеманнов. Через три дня войска встретились под Аргенторатом (Страсбургом). Алеманны с яростью налетели с высокого холма на римлян, и они столкнулись в кровавой битве. У алеманнов полегло 6000 человек, у римлян благодаря правильному проведению наступления - только 350. В конце концов у алеманнских вождей не выдержали нервы – Хнодомар в панике бежал на другой берег Рейна. За ним ринулись и беспорядочные толпы алеманнов. Восемь тысяч из них утонуло в водах Рейна. Сам Хнодомар вскоре был схвачен, доставлен в Рим, и дожил до глубокой старости в лагере для военнопленных. Одно из самых блестящих в римской истории сражений – битва при Аргенторате, было выиграно римлянами. Римляне вернули себе всю долину Рейна с крупными городами – такими, как Страсбург.

Часть алеманнов не желала капитулировать и подняла восстание несколько ниже по Рейну. Пришлось Юлиану строить мост в районе Майнца и совершать карательный рейд в глубинные районы проживания алеманнов. До конца его жизни алеманны (швабы) были укрощены.

После этого Юлиан перенёс свою ставку в Париж (Лютецию), который стал превращаться в один из крупнейших городов Европы – традиционные римские города в Восточной Франции и на Рейне были разорены алеманнским нашествием. Из Парижа в течение следующих двух лет Юлиан совершил ещё несколько карательных рейдов вглубь алеманнских территорий (вдоль Майна, возможно, достигая территории Нюрнберга), предавая алеманнские селению огню и уничтожению. Юлиан заслужил уважение своих воинов тем, что делил с ними тяготы солдатской жизни, а существенное снижение налогов (вопреки сопротивлению префекта претория - Флавия Флоренция) привлекло на его сторону и гражданское население Галлии. Поселившихся на левом берегу Рейна (в Шварцвальде) алеманнов Юлиан изгонять не стал, а объявил «федератами» - подданными империи. Самое удивительное, что Юлиан смог восстановить знаменитый «лимес» - римский вал к северу от Дуная, уже сто лет как разрушенный теми же алеманнами.

Императора Констанция успехи его двоюродного брата не особенно радовали – в римской истории неоднократно случалось, что войска свергали императоров и ставили на их место удачливых полководцев. А Юлиан в качестве «цезаря» и так был фактическим «наследным принцем» Римской империи. Незадолго до победы Юлиана под Страсбургом, Констанций, чья ставка находилась в Милане, впервые в жизни посетил Рим, и с невероятной помпой отметил недавнюю победу над «узурпатором» Магненцием. Современники отмечали, что он просто стоял на колеснице, как статуя, с безжизненным лицом. В цирке Максима он водрузил самый древний и высокий из римских обелисков 32 метра высотой, который был создан в Египте в 15 веке до н.э. при Тутмосе Третьем. Доставлен он был Констанцием из Александрии. (Сейчас стоит перед Латеранским дворцом.) Дабы заручиться поддержкой населения, он опять вернул из ссылки папу Либерия, а после высмеянной народом попытки одновременного правления двух пап («папство – не конный заезд»,- шутили острословы), изгнал из Рима своего ставленника –папу Феликса. Казалось, что «народ и сенат Рима» полностью поддерживают его действия. Теперь же у Констанция опять появился опасный конкурент. Как писал римский историк Аммиан Марцеллин: «все самые влиятельные придворные, признанные знатоки в искусстве лести, высмеяли хорошо продуманные планы цезаря Юлиана и тот успех, что им сопутствовал. Повсюду распространялись глупые шутки, например, что он "больше походил на козла, чем на человека" (намек на его бороду); "его победы начинают приедаться", - заявляли они. "Краснобайствующий прыщ", "обезьяна в пурпуре", "грек-любитель", - этими и другими именами называли его. Поочередно донося их до ушей императора, жаждавшего слышать именно такие слова, враги Юлиана пытались очернить его умения. Они укоряли его в слабости, трусости и в сидячем образе жизни, и обвиняли в том, что он умеет сказать о своих победах блестящим языком ".

При этом у Констанция хватало благоразумия ничего пока не затевать против Юлиана. В это время стало неспокойно и в придунайских провинциях. Теснимые гуннами из Причерноморья сарматы теснили германское племя квадов, и вместе нападали на римские земли провинции Паннония (Венгрия), заселённые с 355 года союзниками империи – вандалами (по приказу самого Констанция).

Пришлось выступать в поход против германцев уже самому императору...

 

Иллюстрации:

 

1. Юлиан

 

2. Офицерские шлемы 4 века из Аугсбурга

 

3. Констанций

 

4. Посуда с берегов Рейна. 4 век

 

5. Сокровища алеманнской женской гробницы

 

6. Наступление алеманнов

 

7. Алеманнский князь

 

8. Обелиск Констанция

 

9. Аргенторатум

 

 

Борис Грейншпол

__________________________________________________________