Полураспад Римской империи

 

Начало второй половины третьего века нашей эры ознаменовалось не только морскими набегами готов на южный и кавказский берега Чёрного моря, которые пришлось отражать римскому императору Валериану. Одновременно с этим его сын и соправитель Галлиен, сделавший германский город Трир второй столицей Римской империи, успешно отражал нападения алеманнов в верхних течениях Рейна и Дуная.

Однако неожиданно активизировались и другие германские племена, на всём протяжении северной римской границы. В 254 г. неожиданно напали жившие в Чехии маркоманны, с которыми Рим уже сто лет не воевал (в последний раз их использовал император Септимий Север в борьбе против своих политических конкурентов). Усиленные бежавшими от готов сарматами и квадами, маркоманны во главе с королём Атталом вторглись в римскую провинцию Паннонию (Венгрию). После её разграбления они обходят Альпы и вторгаются непосредственно в Италию, осадив адриатический город Равенну. С этой угрозой Галлиен справляется путём политического урегулирования. Маркоманнам он разрешил образовать государство (либо расширить уже существующее государство) к югу от их родных земель на римском берегу Дуная, а сам Галлиен вступил во второй брак с дочерью их вождя. Фактически это была капитуляция. Рим утратил возможность контролировать Дунай на всём его протяжении. Вслед за Дакией и Фракией (Румынией и Болгарией), где хозяйничали готы, а также отнятыми алеманнами Десятинными Полями (Баден-Вюртембергом), Рим в течение короткого срока утратил и Паннонию.

В 256 г. активизировалось до того не замеченное римлянами племенное объединение франков, расположенное в Вестфалии. Они представляли собой союз различных мелких племен, чьи беспорядочные перемещения в районе нижней Эльбы вынесли их к рейнской границе. Неоднократно совершая нападения небольшими армиями, они неожиданно совершают грандиозный поход войском численностью около тридцати тысяч человек во главе с королём Бартерисом, - прорвав римскую оборону, они опустошили в 256 г. Галлию и в 257 г. Испанию, разрушив испанскую столицу Тарракон и дойдя до Тингитаны на территории Марокко в Северной Африке. Галлиен и на этот раз смог справиться с германской угрозой. „Залатав“ римскую границу на Рейне, он в 257 г. переносит свою ставку поближе к местам обитания франков - из Трира в Кёльн. Туда переносится и главный монетный двор. Там начинается строительство огромных бань - „термов“. Как пишут римские историки, у Галлиена начали сдавать нервы, и в Кёльне он большую часть времени проводил за вином в трактирах, окружая себя актёрами и блудницами.

В 258 г. произошла очередная агрессия алеманнов и ютунгов во главе с королём Крокусом. Они вторгаются в Италию через Бреннеров перевал. Галлиен, находившийся в Галлии, отправился туда, чтобы отразить их нападения и, судя по всему, одержал важную победу у Медиолана (Милана), где около 259 г. основал новый монетный двор.

Таким образом, Галлиен вынужден был покинуть Галлию и Германию, и вместе с большей частью армии расположиться в Северной Италии, чтобы обеспечить безопасность Рима. Он явно воспринимал это как временную меру. Об этом говорит тот факт, что качество монеты, печатавшейся в Милане, явно уступало монете, печатавшейся в Трире и Кёльне.

В Германии же „на хозяйстве“ остался его несовершеннолетний сын Салонин. Чтобы научить сына искусству управления и военному делу, он оставил при нём наставника – Постума. Однако оставшаяся при находящемся в Кёльне Салонине небольшая армия вряд ли смогла бы справиться с новой агрессией франков. И в Кёльне в 259 г. возникает заговор живущей там римской знати, военной верхушки, а также давно воспринявшей римскую культуру племенной верхушки галлов и германцев, живущей вокруг Кёльна. Заговорщики смогли склонить на свою сторону Постума (как рассказывает римский историк Поллион в книге “Тридцать тиранов“). В результате Салонин был убит. Была перебита находящаяся там преторианская гвардия (римская спецслужба) во главе с Сильваном. Постум был провозглашён местным („галльским“) императором. Его столицей оставался Кёльн. Новый император смог легко договориться с франками - им была уступлена Бельгия на „римском“ берегу Рейна. Франки, таким образом, получили выход к морю и начались их регулярные рейды на римские провинции - Галлию, Британию, Испанию. Тем временем Постум набирает новую армию из галлов - коренного населения Франции, и полностью вытесняет франков из Галлии. Все земли, страдавшие от набегов франков, не доверяющие больше официальным римским властям, переходят на сторону Постума, – и возникает новая империя, охватившая территории рейнской Германии, Франции, Британии и Испании. Её столицей оставался Кёльн. Хоть новая империя называлась Галльской, она ничем не отличалась от Римской по уровню культуры.

Естественно, Галлиену после того, как он смог вылечиться после тяжёлого ранения, опять пришлось развернуть свои полки против Постума. На Германию двинулись полководцы Авреол и Клавдий. Постум обращается за помощью к франкам и получает от них вспомогательные отряды, поскольку Галлиена франки ненавидели больше Постума. Армия Постума, набранная из местных народов, воевала намного лучше, чем думающая только о деньгах профессиональная римская армия, и победа оказалась на стороне Постума. Даже ведущий тяжёлую войну на Ближнем Востоке против вторгшихся персов „старший“ император Валериан признаёт Постума наместником западных провинций, поскольку он оказался реальным противовесом германским племенам.

Сразу после этого в разных концах империи стали объявляться новые императоры, и Галлиену пришлось воевать против них. Наиболее опасным среди них был наместник Мезии Ингенуй. Провинция Мезия была тогда фактически отрезана от остальных римских земель, окружённая землями готов и маркоманнов. В ней сосредоточилось большое количество „ паннонских “ легионов, выведенных из Паннонии после передачи её маркоманнам. Отказавшись от зависимости от римских властей, Ингенуй смог наладить круговую оборону от сарматских и германских племён. Однако разозлённый неудачной войной с Постумом Галлиен решительно вторгся в Мезию и, как пишет Поллион, „в последовавшем столкновении он победил Ингенуя и, убив его, стал ужаснейшим образом свирепствовать против всех мезийцев - как воинов, так и граждан. Он не оставил никого, кто не испытал бы на себе его жестокости, и был так суров и дик, что во многих городах не оставил в живых ни одного мужчины. Говорят, что этот Ингенуй после взятия города утопился и так окончил свою жизнь, чтобы не попасть в руки жестокого тирана“. Своим полководцам Галлиен отдаёт приказ уничтожить всех мужчин в Мезии, включая младенцев и стариков, несмотря на то, что речь шла о римских гражданах.

Однако все мучительные попытки Галлиена спасти единство Римской империи не идут ни в какое сравнение рядом с „передрягами“, в которые в это время попал его отец – император Валериан.

 

Иллюстрации:

 

1. Франки, разбитые Галлиеном

 

 

2. Салонин. Голубое стекло. Кёльнский музей

 

3. Постум

 

4. Алтарь победы над алеманнами. Аугсбург

 

5. Ингенуй

 

 

Борис Грейншпол

__________________________________________________________