Погружение в хаос

 

Битва под Адрианополем в 378 г. почти полностью уничтожила армию восточно-римского императора Валента. Оккупировавшие за три года до этого восточно-римские провинции готы во главе с королём Фритигерном, оказались безраздельными владыками балканских провинций Римской империи и продолжали своё наступление.

Естественно, в опасное положение попал и сам император Валент, лично руководивший   битвой. Как и у большинства из уцелевших в битве солдат, у него был один выбор – бежать, куда глаза глядят. Это беспристрастно описывает историк Аммиан Марцеллин: «Пока все, разбежавшись, отступали по неизвестным дорогам, император, среди всех этих ужасов, бежал с поля битвы, с трудом пробираясь по грудам мертвых тел, к ланциариям и маттиариям (элитным частям), которые стояли несокрушимой стеной, пока можно было выдержать численное превосходство врага».  Бежали с поля боя и остальные полководцы, не предпринимая никаких практических усилий для спасения императора, которого оставили даже оруженосцы. Тем временем, «...метая молнии из глаз, шли варвары за нашими, у которых кровь уже холодела в жилах. Одни падали неизвестно от чьего удара, других опрокидывала тяжесть напиравших, некоторые гибли от удара своих товарищей; варвары сокрушали всякое сопротивление и не давали пощады сдававшимся. Кроме того дороги были преграждены множеством полумертвых людей, жаловавшихся на муки, испытываемые от ран, а вместе с ними заполняли равнину целые валы убитых коней вперемежку с людьми».

До элитных частей Валент так и не добежал. Он оказался в совершенно беззащитном состоянии среди толпы окружённых солдат, которых готы просто расстреливали из луков. В результате император «...пал, опасно раненый стрелой, и вскоре испустил дух; во всяком случае, труп его так и не был найден. Так как шайки варваров бродили долго по тем местам, чтобы грабить мертвых, то никто из бежавших солдат и местных жителей не отваживался явиться туда».

По другой версии, евнухи отнесли раненого императора в деревянную хижину, где ему сделали перевязку. Однако готы окружили и эту хижину, обложили камышом и сожгли вместе с людьми. Так погиб деятельный, но неудачливый император Валент, на 50-м году жизни и 14-м  году правления.

На современников гибель 40-тысячной армии во главе с самим императором произвела ужасающее впечатление. Один из Отцов Церкви, тогдашний епископ медиоланский  Амвросий назвал это событие «концом света». И он был недалёк от истины.

Крупнейшие полководцы, принимавшие участие в этой битве, также погибли, в том числе – Траян, когда-то арестовавший армянского царя Папа, и даже Себастиан, за несколько дней до этого нанёсший готам единственное в этой войне поражение.

После разгрома римской армии под Адрианополем, желанной целью готов стал сам богатый город Адрианополь, в котором находился императорский штаб и хранилась казна. Король готов Фритигерн предостерегал своих солдат от штурма этого города – до сих пор все подобные штурмы заканчивались неудачно. Однако сдержать грабительский пыл готов не мог и он. «На рассвете следующего дня победители, как дикие звери, которых распалил вкус крови, устремились густыми толпами к Адрианополю. Их возбуждали пустые надежды взять город, и они были вполне уверены, что это им удастся. Они знали от перебежчиков, что там, как в сильной крепости, находились самые знатные сановники и были спрятаны отличия императорского сана и казна Валента.

Чтобы не дать ослабнуть всеобщему возбуждению, они уже на четвертый день окружили город со всех сторон, и начался жестокий бой. Осаждавшие с врожденной дикостью, дерзко бросались на верную гибель, а осажденные со своей стороны проявляли все свои силы и всю храбрость в обороне.

Так как значительное число солдат и погонщиков с лошадьми не смогли войти в город, то они были прижаты к стенам, засели в прилегавших зданиях и храбро сражались до девятого часа дня. В эту пору 300 наших пехотинцев из тех, которые стояли на самом бруствере, построившись тесным клином, перешли на сторону варваров. Но те стремительно бросились на них и, неизвестно по каким мотивам, всех их перебили. Это возымело свое действие в том смысле, что в дальнейшем никто уже даже в самом отчаянном положении не решался на что-нибудь подобное».

Город спасла погода. «Среди стольких удручавших нас бедствий внезапно разразилась из черных туч страшная гроза с ливнем и рассеяла отряды напиравших со всех сторон варваров». Получив передышку, римляне приложили все усилия для укрепления обороноспособности Адрианополя.

Ночью готы предприняли новый штурм города. Они «...устремились густыми рядами к запертым подступам в город, и предводители их проявляли все возраставшее упорство. Но вместе с солдатами поднялись для их отражения провинциалы и дворцовые служители, и при таком множестве нападавших метательное оружие всякого рода, пусть даже брошенное без прицела, не могло упасть, не причинив вреда. Наши заметили, что варвары пользуются теми самыми стрелами, которые были пущены в них. Поэтому был отдан приказ, чтобы прежде, чем пускать стрелу из лука, делать глубокий надрез в дереве на месте прикрепления железного острия. От этого стрелы не теряли силы своего полета, сохраняли всю свою мощь в случае, если впивались в тело, но если падали на пустое место, то тотчас ломались». Готы продолжали тупо и хаотично наступать на город, несмотря на стрелы и огромные камни из метательных орудий. «Многие падали, смертельно раненые, раздавленные огромными тяжестями или с пронзенной грудью, другие несли лестницы и со всех сторон пытались лезть на стены, но на них, как по отвесу, падали камни, куски колонн, целые блоки и засыпали их. Ужасающий вид крови не действовал на дошедших до неистовства варваров, и до самого вечера они проявляли ту же дикую храбрость».

Взять город готы так и не смогли и разбрелись для дальнейшего ограбления сельской местности. Однако вскоре предприняли ещё более безумное предприятие – попытались штурмовать Константинополь, столицу империи, укреплённую во много раз лучше Адрианополя. Однако Константинополь им даже не дали штурмовать – из его стен  вышло войско бесстрашных «сарацинов» (выходцев из пустынь Ближнего Востока) и само напало на готов. Причём сарацины даже смогли напугать готов совершенно неожиданными приёмами. Один из них «...с копной волос на голове, голый по пояс, издавая хриплые зловещие звуки, бросился между готами с кинжалом в руке. Сразив врага, он приблизил свои уста к его горлу и стал сосать брызнувшую кровь». После этого готы в ужасе отступили от стен Второго Рима.

Повернув на север, они дошли до Альп в нынешней Словении, то есть до границ Западно-Римской империи. Римских военачальников стало смущать, что в римской армии находится большое количество готов, набранное в разные времена. Была опасность, что они перейдут на сторону противника. Командующий западно-римской армией Юлий пошёл в этой ситуации на радикальную меру. «Он отдал относительно всех готов, которые были приняты до этого на службу и распределены по разным городам и укреплениям, тайный приказ ко всем их командирам, – все были римляне, что в наше время случается редко, – в котором повелевал всех их, как по одному сигналу, в один и тот же день, вызвать в предместье как бы для выдачи обещанного жалованья, и перебить. Это разумное распоряжение было исполнено без шума и промедления, и благодаря этому восточные провинции были спасены от великих бедствий».

Это событие было последним из засвидетельстванных замечательным римским историком и гуманистом Аммианом Марцеллином в его огромном труде «Деяния». Продолжать он не мог из-за нехватки материалов. Как и во все времена, «рассекречены» были только архивы предыдущих правлений, из-за чего история после смерти Валента для него была недоступна. Кроме того, явно прослеживается канва последних лет его летописи с перемещением частей полководца Себастиана, рассказанная, судя по всему, кем-то из ветеранов Себастиана, вынужденного уйти в отставку после гибели самого полководца и большей части его войска. После долгих странствий, Аммиан поселился в 380 г. в городе Риме, где прежде никогда не жил (сам он был не римлянин, а грек), однако в Риме всем гражданам выдавали огромное денежное пособие и предоставляли значительные льготы. В 390-391 гг. им были написаны «Деяния». Где-то около 400 г. Аммиан умер. История на этом, естественно, не закончилась.

 

Иллюстрации:

 

1. Онагр – римское метательное оружие

 

2. Оборона Адрианополя

 

3. Римский историк

 

4. Аммиан Марцеллин

 

5. Реконструкция стен Константинополя

 

6. Современный Адрианополь

 

 

Борис Грейншпол

__________________________________________________________