Перерождение Рима

 

Новое гуманистическое мышление утвердилось не случайно в начале правления римского императора Нерона. Тогдашняя цивилизация вполне насытилась кровью, и возникали всевозможные учения, проповедующие ненасилие. Наиболее распространённым среди них было христианство. Если до апостольского съезда 48 г. христианство распространялось только среди еврейских общин, то после него - и среди язычников. Эта идея принадлежала главному идеологу тогдашнего христианства – апостолу Павлу, не встречавшего Христа при его жизни, и родившегося вне Иудеи гражданину Рима. Он утверждал, что перед Богом все равны: «Нет ни эллина, ни иудея». Съезд позволил ему проповедовать и среди язычников, причём не требуя от них ни обрезания, ни исполнения других моисеевых законов. Проповедь Павла строилась на «заветах праотца Ноя» - не делай другому того, что себе не желаешь, не проливай крови и не развратничай. В то же время в Иерусалиме христианство группировалось вокруг родного брата Христа – Иакова и требовало полного соблюдения моисеевых законов. Причём христианским тогда было почти всё население Иерусалима. Христианству сочувствовал и формальный царь Ирод Агриппа Второй. Компромиссным было учение ученика Христа – апостола Петра, признававшего необходимость обрезания для христиан-иудеев и необязательность его для христиан–язычников. Всё же, находясь в Иерусалиме, Пётр всё больше расходился с Павлом.

Благодаря проповеди Павла в Риме образовались по сути две христианские общины – среди евреев и среди обычных римлян. В еврейско-христианской среде было популярно учение ещё одного ученика Христа- апостола Иоанна Богослова о близком конце света, что привело к изгнанию почти всех евреев из Рима императором Клавдием около 50 г. Христиане-римляне первой волны, для которых христианство было очередным модным увлечением, желали прежде всего чудес и чуть было не последовали за неким Симоном-магом, демонстрирующим всевозможные трюки, выдавая их за христианское откровение. Чтобы развенчать это вредное явление, в Рим вызвали самого апостола Петра, которому тоже пришлось делать некоторые чудеса, спасая чистоту веры. Однако с изгнанием евреев Пётр опять вернулся в Иудею, оставшиеся христиане перешли в режим конспирации, перейдя из синагог в катакомбы, всё больше отходя от иудаизма.

С идеологом нероновских реформ Сенекой якобы переписывался апостол Павел, когда сам Сенека находился в ссылке при императоре Клавдии. В средние века даже считали Сенеку тайным христианином. Поэтому не удивительно, что новые установки правления Нерона перекликались с моральными требованиями тогдашних диссидентов – христиан. Государство, взяв на вооружение принципы гуманизма, избавилось таким образом от возможной христианской революции. Нерон запретил даже гладиаторские бои, введя вместо них олимпийские игры.

Евреям и христианам разрешено было вернуться в Рим. Христианство опять стало исповедываться открыто. В Рим возвращается апостол Пётр, под пологом секретности проповедующий в еврейской среде. Поскольку иерусалимская община всё больше замыкалась в себе, апостол Павел именно Рим провозгласил центром всемирного христианства. Евреев же он обвинил в упрямстве. Это не понравилось ни иерусалимским христианам, ни римским властям. После своего Послания Римлянам Павел в 56 г. был арестован в Иерусалиме и доставлен в Рим, где находился под довольно мягким арестом. В Иерусалиме началось массовое охлаждение к идеям христианства, тем более, что ни скорого конца света, ни Спасения не случилось. Среди молодёжи Иерусалима стала распространяться идея зилотов – идея кровавого восстания против Рима, собственной знати, жрецов Синедриона и прочих эксплуататоров. Оставшиеся верными христианству уходили в горный городок Пеллу, где постепенно отходили от следования моисеевым законам.

Естественно, как любой римский император, Нерон мечтал о новых завоеваниях. Исходя из своей любви ко всему греческому, Нерон мечтал о славе Александра Македонского, и поэтому устремлял взор на Восток. При этом он снарядил удачную разведывательную экспедицию, открывшую истоки Нила. Он мечтал сокрушить великую империю Востока – Парфию, но смог подчинить на время только её союзника – Армению в 60 г., но в 61 г. опять её потерял, а Парфия усилилась ещё больше. С этого момента характер Нерона резко портится и он из гуманиста превращается в Зверя, как его называют в христианской традиции. В 62 г. загадочным образом умирает гуманно настроенный начальник спецслужб Бурр, и префектом претория становится жестокий Тигеллин. Естественно, в том же году отстраняется от власти философ Сенека, Нерон казнит свою жену Октавию и женится на любовнице Поппее, по подозрению в государственной измене казнят многих аристократов, а также христианских апостолов - Павла в Риме, брата Христа Иакова Справедливого в Иерусалиме (Иерусалим вернулся к традиционной религии), Андрея Первозванного в Патрах. После неудачной казни на остров Патмос ссылается Иоанн Богослов, где он оформляет свои мысли в виде Апокалипсиса.

В этих условиях в 64 г. произошёл знаменитый пожар Рима. Несмотря на большое количество мраморных дворцов, Рим в основном оставался деревянным хаотичным городом, и выгорел дотла. В этих условиях Нерон проявил себя достойно – обеспечил быстрое тушение, разместил пострадавших в своих садах, выдал субсидии и организовал поставки продовольствия по низким ценам. Однако, следуя своим привычкам, он стал декламировать с башни Мецената поэму о сожжении Трои, что вызвало раздражение у римлян. Неожиданно поползли слухи, что Рим сам Нерон и поджог. Тем более, что он стал его отстраивать по собственному плану – с широкими улицами и огнеупорными домами. В этих условиях спецслужбам пришлось «искать стрелочника», и обвинить во всём христиан, которые якобы мстили за апостолов, приближали конец света, уничтожали «гнездо разврата» - «Римскую блудницу». Была устроена массовая садистская казнь христиан, причём казнено было гораздо больше людей, чем было в Риме христиан - по доброй традиции всех спецслужб в истории. Тацит писал, что «в результате этих жестоких казней члены мерзопакостной секты христиан стали вызывать к себе массовое сочувствие». Римляне к этому времени действительно отвыкли от кровавых зрелищ – и ужаснулись. Христиане опять переходят в подполье - в «катакомбы». Во главе единой христианской общины становится апостол Пётр, которого христианская традиция считает первым римским папой. Но в 67 г. он был схвачен и распят. Вторым пастырем становится малоизвестный итальянец – Лин.

Всё это не сулило Империи ничего хорошего. Неудовольствие Нероном выражалось даже в легионах, стоящих на Рейне, что опять сделало ситуацию в Германии главной проблемой Римской империи.

 

Иллюстрации:

 

1. Апостол Пётр (фрагмент картины Дюрера)

 

2. Иаков, брат Христа

 

3. Андрей Первозванный – покровитель России

 

4. Иоанн Богослов

 

5. Апокалипсис

 

 

Борис Грейншпол

__________________________________________________________