Перемирие на фоне лихорадки

 

В 379 г. Римская империя находилась в состоянии глубокого кризиса. Огромные территории Балканского полуострова – нынешние территории Болгарии, Румынии, часть Югославии, – были опустошены готами, которые постепенно расширяли своё влияние на соседние территории. Осознавая опасность этого положения, молодой император Грациан назначил своим соправителем на Востоке, то есть именно на опустошаемой готами территории известного, но опального полководца – испанца Феодосия (вместо убитого готами своего дяди Валента).

Своей ставкой Феодосий выбрал крупный город Фессалонику (Салоники) на севере Греции, зайдя, таким образом, готам в тыл и при этом имея возможность для отступления по морю.

Феодосию достались жалкие остатки армии Валента. Прежде всего он занялся переподготовкой деморализованных воинов. Как пишет готский историк Иордан: «...военное обучение пришло вскоре в лучшее состояние, а косность и праздность были исключены. Почувствовав это, гот устрашился, ибо император, вообще отличавшийся острым умом и славный доблестью и здравомыслием, призывал к твердости расслабленное войско как строгостью приказов, так и щедростью и лаской. И действительно, там, где воины обрели веру в себя, — после того как император сменился на лучшего, — они пробуют нападать на готов и вытесняют их из пределов Фракии». Мелкими операциями против готов Феодосий постепенно сужал зону их влияния, оттесняя от крупнейших городов – Константинополя, Адрианополя, Фессалоники.

В его распоряжении была фактически и армия Грациана, которая не успела вступить в бой с готами из-за лихорадки. Сам Грациан находился неподалёку – в крупнейшем городе провинции Иллирик (нынешняя Югославия) – Сирмиуме (нынешняя Сремска-Митровица).

При этом Феодосий вёл постоянные переговоры с мелкими готскими предводителями, сразу обнаружив, что они не очень склонны подчиняться своему верховному королю – Фритигерну, который в это время медленно умирал от поразившей весь регион эпидемии болотной лихорадки, пришедшей туда вместе с солдатами Грациана, которые до того двигались по заболоченным дунайским низинам. Можно сказать, что Грациан, таким образом, использовал «биологическое оружие». А медицинское обслуживание этих мест благодаря поведению тех же готов перестало существовать.

Мелким готским вождям Феодосий обещал амнистию, выделил земельные наделы по обе стороны Мраморного моря на началах военного постоя («госпиталис») таким образом, чтобы они не смогли объединиться, но при этом не испытывали недостатка в продовольствии, давая даже возможность участвовать в управлении этими районами. Готы охотно шли на сотрудничество с римскими властями и признавали римское подданство, поскольку страдали из-за отсутствия медицинской помощи и продовольствия: сельские районы они разорили, а продовольственные склады находились в крупных городах. Готы при этом не смогли взять ни одного города. Более того, Феодосий пополнил свою армию военными готскими отрядами, вместе с которыми вытеснял из этих мест крупные готские племенные подразделения, с которыми он вступать в соглашение пока не собирался. Таким образом, избежав крупных сражений, Феодосий в течение года добился главного: опустошения готами римских земель были прекращены. Бывшие мелкие готские бандиты становились вдруг важными людьми империи, членами «правящей партии», объявляя своих бывших королей кровными врагами.

В 380 г. тяжёлой формой лихорадки заболел сам Феодосий, о чём быстро узнали и противостоящие ему готы. Этим, конечно, они тут же и воспользовались. Король вестготов Фритигерн, несмотря на состояние здоровья, вместе с сохранившими ему  верность войсками, вырвался из фактического окружения во Фракии (Болгарии) и обрушился на соседнюю Грецию. Остготы и аланы во главе с Алатеем и Сафраком на этот раз решили его не сопровождать и обрушились на Паннонию (Венгрию) и прикарпатские регионы. Таким образом, несмотря на все усилия Феодосия, разоряемая готами зона распространилась на новые регионы империи. При этом остготами были вытеснены из Паннонии уже проникшие туда германские племена – гепиды, вестготы Атанариха (который не принимал участие в  опустошении империи, поскольку был давним врагом Фритигерна) и вандалы.

Однако Феодосий успел сделать главное – восстановить боеспособность армии. Теперь уже во главе армии становится сам 20-летний Грациан. Прежде всего Грациан устремился вслед за вандалами-асдингами, которые во главе с королём Годегизелем спешили вместе с частью гепидов  перейти Рейн и расселиться в римской Галлии, вступив в союз с давно мечтавшими об этом переселении живущими у Рейна алеманнами. При этом они объединились с вандалами-асдингами, уже давно жившими на Майне. Нанеся первентивный удар по вандалам, Грациан заключает союз с жившими на Майне бургундами, которые почему-то считали себя родственниками римлян, и бургунды во главе с королём Гибицей  ( он же – Гьюки из саги о Вёльсунгах) стали надёжной защитой римской границы на Рейне, вытеснив при этом алеманнов с реки Неккар. В 380 г. бургунды создают на германском берегу Рейна своё королевство со столицей в основанном римлянами городе Вормсе. Позже именно оно становится той страной, где развернулся основной сюжет знаменитой «Поэмы о Нибелунгах». Сам же Грациан стремительно вернулся в Паннонию. При этом он осознавал невозможность победы над мощным объединением остготов и аланов, и решил поступить более прагматично. Как пишет Иордан, он «...добился с ними мира и заключил союз, полагаясь не на оружие, но намереваясь победить их милостью и дарами и предоставить им продовольствие».

После чего Грациан вернулся во Фракию и предложил мирные условия и Фритигерну с условием, чтобы тот покинул Грецию, где собирался штурмовать Афины и Коринф. Оставшись без мощной поддержки остготов, Фритигерн вынужден был согласиться. Вскоре после этого Фритигерн умирает. Лишившиеся  центрального руководства вестготы вообще перестают представлять угрозу для Рима.

Между тем Феодосий стал выздоравливать. Как пишет Иордан: «Когда в дальнейшем император Феодосий выздоровел и узнал, что император Грациан установил союз между готами и римлянами,— чего он и сам желал, он воспринял это с радостью и со своей стороны согласился на этот мир». То, что окончательно установить мир с готами, да ещё и в короткий срок, и на огромной территории, удалось не ему, а совершенно неопытному Грациану, он воспринял как победу христианства: ведь Грациан был крещёным, а он нет. В чём Феодосия убедил и епископ Фессалоники Асхолий – друг отцов Церкви - Василия Великого и Амвросия Медиоланского. После этого Феодосий решил креститься и стал бороться  за христианские православно-католические принципы со всей испанской страстью. Это стало главной идеей его жизни, за что он был прозван Феодосием Великим.

 

Иллюстрации:

 

1. Феодосий Великий

 

2. Феодосий и его супруга Флакида (скульптор Витали. Исаакиевский собор)

 

3. Храм св. Катерины в Салониках

 

 

Борис Грейншпол

__________________________________________________________