Ответный удар Германии

 

Сумбурное и противоречивое правление пятого римского императора – Нерона, покончившего самоубийством в 68 г., было тем самым исключением, которое подчёркивает правило. Стало ясно, что внешняя и внутренняя политика Рима настолько сильно завязаны на отношениях с Германией, которую за 100 лет так и не удалось покорить окончательно, что даже римскими императорами могут быть только «специалисты в германском вопросе», даже если они не являются представителями династии Асканиев-Юлиев, то есть потомками Юлия Цезаря. И династия закончилась. Отныне императорами становятся в основном удачливые полководцы, поддержанные организованной силой одного из двенадцати легионов, расквартированных в разных концах Римской империи. Большинство из них стояло в Германии, на границе с непокорными германскими племенами, проходящей по Рейну и Дунаю. Оторванные от цивилизации римляне смешивались с выходцами из других областей Империи и с местными жителями. Образовывался некий совершенно новый народ, говоривший не на золотой латыни, а на «вульгате», смеси упрощённой латыни, гальских и германских наречий. Из современных языков он ближе всего стоял к французскому. Если бы римлянам удалось завоевать всю Германию, то нынешние немцы скорее всего говорили бы по-французски.

Об этих событиях нам известно больше не благодаря Тациту, замечательно осветившему предыдущие эпохи, а Светонию, автору «Жизнеописания двенадцати цезарей». Светоний больше освещал анекдотические стороны тогдашней жизни и ему было далеко до объективного анализа. Но, к сожалению, книги Тацита, освещающие этот период, утрачены. Конец династии Светоний описывает следующим апокалиптическим явлением: « роща вся засохла на корню, и все куры, какие там были, погибли».

Следующим после Нерона императором становится Гальба из знатного, но не знаменитого рода. Однако, как пишет Светоний, он происходил « по отцу к Юпитеру, а по матери к Пасифае, супруге Миноса ». ( Согласно мифам, Пасифая была изнасилована быком, и от них родился уродливый Минотавр). В молодости Гальба был военачальником при императоре Калигуле, который потешался над его уродливой внешностью (маленький, лысый, горбатый) и заставлял 20 миль бежать перед его колесницей. Тем не менее, в качестве легата Верхней Германии Гальба разгромил в 41 году германское племя хаттов («горных котов») и смог восстановить дисциплину в разложившейся римской армии. При Клавдии и Нероне он был наместником сначала Африки, потом Испании. Когда в Германии в 68 г. произошло восстание Виндекса, Гальба получал предложения о высшей власти с обеих сторон. Виндекс прислал ему письмо с призывом «стать освободителем и вождем рода человеческого. После недолгого колебания он это предложение принял». На его счастье вскоре после самоубийства Виндекса последовало самоубийство Нерона, и Гальба оказался самым реальным кандидатом на императорское звание по мнению шефа римской охранки Нимфидия, и стал шестым императором Рима. Особенно важно, что его признал и наместник Германии Вергиний Руф, разгромивший восстание Виндекса, несмотря на то что германские легионы провозгласили императором его самого. Однако народ Рима отнёсся скептически к пожилому провинциалу, и при въезде его встречали песенкой: «Шёл Онисим из деревни » . Свободолюбивая программа, которую он перенял у Виндекса, для римлян была пустым звуком. Тем не менее, Гальба выпускает даже монеты «во благо всего рода человеческого» явно под влиянием христианских идей, противопоставляя тем самым себя явно антихристианскому правлению Нерона. Для императорского Рима это было принципиально новой идеей, но явно преждевременной и мало кем понятой. Вместе с Гальбой в Рим вернулись сосланные Нероном сенаторы, началась безудержная борьба за власть между ними, расцвела невероятных размеров коррупция. Неискушённого в римских интригах Гальбу они просто не замечали. Он же пытался на важные посты ставить участников разгромленного восстания Виндекса, что не нравилось никому – ни в Риме, ни в германской армии, для которой этот сторонник всеобщего счастья не дал никаких привилегий по старой памяти. В этих условиях шеф спецслужб Нимфидий попытался взять власть, но был разбит. В Риме началась гражданская война. Восстали все находящиеся возле Рима подразделения гвардии, армия и флот. В 69 г. н. э. все рейнские легионы отказались приносить присягу Гальбе, и вскоре после этого в Кёльне принцепсом провозгласили Авла Вителлия, командующего нижнегерманским войском. Боеспособная армия ни секунды не колебалась провести в жизнь это решение, и среди зимы двумя колоннами двинулась в поход. Одна под командованием Авла Цецины пересекла Швейцарию и в феврале, несмотря на большие трудности, перешла Большой Сен-Бернарский перевал. Другая колонна под командованием Фабия Валента проследовала по долине Роны и перешла Альпы. Таким образом, произошла парадоксальная ситуация – не Рим покорял Германию, а римско-германская армия вторглась в Рим.

Как будто не замечая этого, самый богатый из вернувшихся из ссылки сенаторов Отон смог подкупить преторианцев (агентов спецслужб), и Гальба, распустивший перед этим отряд из германских телохранителей, был убит на улице после шестимесячного правления. Императором становится римский аристократ Отон, который был первым мужем жены Нерона – Поппеи. Легионы, стоявшие в разных концах Империи, присягнули ему. Но Германия была всё же ближе, тем более, что восставшие рейнские легионы были уже в Италии. Чтобы не допустить самоуничтожения римской армии, уважаемый мирным и военным населением Рима сторонник традиционных ценностей Отон покончил с собой после четырёхлетнего правления.

Вторгшиеся в Рим римляне из Германии привозят с собой нового императора – Вителлия. В отличие от Гальбы и Отона Вителий не был даже аристократом. Его дед был бывшим рабом, управляющим имениями Августа. Вителлий был человеком без всяких принципов, он уживался со всеми прежними императорами благодаря совершенно непристойному подхалимажу. В юности он был любовником императора Тиберия. Презиравший подхалимов Гальба направил его наместником в Германию – подальше от глаз. Однако Вителлий продолжал свой подхалимаж перед каждым встречным и даже перед подчинёнными ему солдатами. Как пишет Светоний: он « уже никому ни в чём не отказывал, и сам освобождал провинившихся от бесчестия, ответчиков от обвинений, осуждённых от наказаний». Разложившаяся во времена Нерона армия цинично признала его своим вождём, и использовала момент, чтобы вернуться в Рим в качестве завоевателей. «Поэтому не прошло и месяца, как солдаты, невзирая ни на день, ни на час, однажды вечером вытащили вдруг его из спальни, приветствовали императором и понесли по самым людным сёлам». Далее последовал их поход на Рим. Вителлий использовал это как повод для отъедания. Ничего, кроме обжорства, во время этого стихийного движения римских ветеранов на свой родной город для него не существовало. В Риме произошла полная замена прежних вооружённых сил на новые, прибывшие из Германии, включая даже преторианскую гвардию. Оккупанты (германцы и бывшие римляне) устроили в Риме жуткий грабёж, на словах мстя за гибель Нерона. Сам Вителлий отлавливал на улицах своих бывших кредиторов и казнил их на месте. Он продолжал заискивать перед своими знакомыми, после чего их казнил. При этом преклонялся перед плохими актёрами, исполнявшими написанное Нероном, которого по-прежнему называл «хозяином».

Хоть Риму и удалось справиться с этой напастью, это было началом конца, предвестием его судьбы – пасть под ударами германских племён.

 

Иллюстрации:

 

1. Гальба

 

2. Отон

 

3. Вителлий

 

Борис Грейншпол

__________________________________________________________