Очередное покорение Германии

 

В 275 г., в результате бессмысленного заговора, основанного на личной обиде, погиб римский император Аврелиан – один из блистательных римских императоров, сумевший справиться как с внешними, так и с внутренними врагами Рима, возродить его экономику. Эта смерть поставила римскую армию в тупик. Уже в течение 40 лет императоры выдвигались армией из числа наиболее талантливых полководцев (так называемые «солдатские императоры»). Но после смерти Аврелиана не было ни одного полководца, который мог бы его заменить. Да и необходимости особой не было – в результате действий Аврелиана обороноспособность Римской империи возросла настолько, что не обязательно её императором должен был быть военный. И легионы вспомнили о римской конституции, по которой во главе государства стоит сенат, его председатель руководит делами империи. В императоры решили выбрать наиболее умного и скромного из сенаторов – и выбор пал на некоего Тацита (не путать с историком, жившем за два века до этих событий). Во многом это решение было просто временной мерой – Тациту было 75 лет, и долго править ему было не суждено. За это время мог и отыскаться подходящий полководец. Однако Тацит имел своё представление о власти - у него были сыновья, которые могли унаследовать власть. Он поставил сразу же своего единоутробного брата Флориана во главе преторианцев (спецслужб, контролировавших все сферы жизнедеятельности империи).

Для германских племён избрание старца, да ещё и не военного, на римский престол, послужило сигналом об ослаблении империи. И они немедленно возобновили свои вторжения на римскую территорию. Германцы одновременно вторгались по нескольким направлениям: франки во главе с королём Клодионом перешли Рейн, южнее алеманны и славянское племя лугиев, вытесненных готами из восточной Польши, прошли долиной Неккара (приток Рейна) и тоже ворвались в Галлию. Впервые был опустошён крупный римский город Трир, до того казавшийся защищённым от германской агрессии, так как он стоял не на Рейне, то есть вдали от границы. Кроме него пало множество слабо укреплённых городов.

Одновременно с этим активизировались и остготы (восточные готы), жившие на берегах Чёрного и Азовского морей, к востоку от реки Днестр (западные готы, жившие на Дунае, до того представлявшие смертельную опасность Риму, ещё долго не могли оправиться от ударов, нанесёных им Аврелианом). Остготы (их королём с 250 года был Хумул) при Аврелиане были союзниками Рима против Ирана. По его просьбе они расположились в Закавказье, на иранской границе. Однако во время подготовки к этой войне погиб сам Аврелиан, и остготы остались без вожделенной добычи. Почувствовав себя обманутыми, они вместе с всадниками аланами и мореходами герулами вторглись в римские земли - в Малую Азию (нынешнюю Турцию) со стороны Кавказа; они продвинулись на юг вплоть до Киликии (Ливана). Тацит и Флориан начали боевые действия против них, и Флориан одержал победу, которую Тацит восславил на монетах («Победа над готами») и принял титул «Готский».

На шестом месяце своего правления, в 276 г., находясь по-прежнему в Малой Азии, Тацит заболел лихорадкой и умер. Находившийся неподалёку его брат Флориан тут же провозгласил императорм себя, не дожидаясь поддержки солдат и утверждения сената. Его признали по всей Империи, за исключением Сирии и Египта; эти две провинции спустя три недели стали в открытую поддерживать военачальника восточных гарнизонов — Проба. Узнав о неповиновении Проба, Флориан решил выступить против него, считая, что численный перевес его сил будет иметь решающее значение. Армии встретились вблизи города Тарса, но Проб уклонился от генерального сражения. Пока войска выжидали, жаркий климат подрывал здоровье непривычных к нему солдат Флориана (он их привел из Европы), и они решили, что с них довольно гражданской войны, убили Флориана, возможно, не без участия Проба.

45-летний военачальник Проб весьма походил на Аврелиана, - это больше импонировало войскам. Будучи наместником Египта и Сирии он, как и Аврелиан, стал вести себя как восточный властелин. В Египте он заставлял солдат строить грандиозные фортификационные и храмовые сооружения, что в последствии весьма пригодилось. Кроме того, при Аврелиане именно он отражал нападение алеманнов на Италию. Сейчас над Италией вновь нависла та же опасность, и римляне были недовольны активностью Тацита и Флориана на на дальних рубежах.

Став императором, Проб сразу приступил к ликвидации угрозы из Германии. Военачальники Проба нанесли в 277 г. поражение франкам, вторгшимся в Италию, а сам он в ходе тяжелого, длившегося более года похода взял в плен Семнона - вождя лонгионов (лугийцев), но впоследствии позволил ему и его племени возвратиться в родные места при условии, что они вернут пленников и награбленное. Часть франков Проб переселил на берега Чёрного моря.

Затем Проб предпринял успешное наступление на другие германские племена — живших на Майне бургундов и западной ветви вандалов, которые пришли на помощь своим соплеменникам. Хотя его войско уступало им в численности, он умелыми действиями разбил армию врага по частям. Пленных бургундов и вандалов отпустили примерно на тех же условиях, что и лонгионов, но когда они, вопреки обещаниям, не вернули пленников -римлян, Проб возобновил наступление, в битве на реке Лех (под Аугсбургом) взял в плен бургундского вождя Игилла и принял титул “Германик”. Он потребовал заложников и получил их. Девять вражеских вождей преклонили колени у его ног. Шестнадцать тысяч германцев были взяты в римскую армию и распределены по различным частям. В результате победоносной войны было освобождено шестьдесят крупных городов Галлии, а на другом берегу Рейна были воздвигнуты укрепления, дабы не допустить повторения враждебных действий. Был даже восстановлен разрушенный за 15 лет до этого лимес – римская стена, которую римляне построили поперёк германских земель. Бургундам пришлось покинуть долину Нижнего Майна. Частично они поселились на римских землях, создав новое корлевство на Неккаре – другом притоке Рейна, протекающего по римским владениям южнее Майна. По сути дела, Пробу удалось утвердиться на совершенно глубинных землях Германии, чего не могли римляне со времён императора Августа. Поскольку Майн превратился в фактическую границу Римской империи, то даже окрестности Нюрнберга вошли в состав империи. Жившим тут полускифам–полугерманцам ютунгам тоже пришлось потесниться. Больше о них ничего не было слышно.

В 278 г. Проб отразил еще одно вторжение германцев, на сей раз восточных вандалов, живших на территории Венгрии, после чего стал называть себя, как сообщают надписи на монетах, освободителем Иллирика (Югославии).

Германская угроза казалась полностью снятой.

 

Иллюстрации:

 

1. Император Тацит

 

2. Император Флориан

 

3. Император Проб

 

 

Борис Грейншпол

__________________________________________________________