Новый облик вестготов

 

Убийство короля вестготов Атаульфа в 415 г. поставило крест на амбициях части готской аристократии слиться  с римской правящей верхушкой и создать новую Готско-Римскую империю. Простым готским воинам это было ни к чему, а власти самой Римской империи приложили все усилия, чтобы этим планам не суждено было осуществиться. Судя по всему, Атаульф пал жертвой заговора, в котором причудливым образом объединились римские спецслужбы и готские «националисты». Отныне вестготы стали одним из «королевств», которым всё же предстояло найти «своё место на карте Европы» - Великое Переселение народов ещё не закончилось. Фактически была пресечена последняя попытка возродить былое могущество самой Римской империи, которая разваливалась на части прямо на глазах.

На тот момент вестготы находились в нынешней испанской области Каталонии. Их столицей была начавшая «набирать вес» именно при Атаульфе Барселона (до того центром этой области был соседний городок Тарракона). Новый король вестготов - брат убитого Атаульфом вождя росомонов Сара Сигерих, оказался в двухсмысленном положении. Выполняя волю тех, кто привёл его к власти, Сигерих должен был проводить политику сближения с империей и одновременно выполнять волю готов, стремящихся от империи отделиться. Римские власти остро нуждались в союзе с вестготами, – они были единственными из «варваров», которые уже достаточно соприкоснулись с римской культурой и могли помочь очистить принадлежавшую Риму Испанию от вторгшихся туда совершенно диких аланов, вандалов и свевов. Однако вариант союза, предложенный им Атаульфом, римлян не устраивал, – женатый на сестре римского императора Гонория, Атаульф фактически претендовал на высшую императорскую власть. Даже смерть их сына Феодосия, реального претендента на наследование императорского трона, вряд ли успокоила римлян, – ведь могли родиться новые сыновья. После смерти Атаульфа эта угроза миновала, и римляне усиленно стали навязывать Сигериху договор о военном союзе против других племён, вторгшихся в Испанию. Готские воины тоже мечтали захватить всю Испанию, а потом и Африку, но с Римом при этом не делиться.

Сигерих вынужден был изображать преследование интересов обеих партий. Первым делом он убил, несмотря на заступничество епископа Сигемара, шестерых детей Атаульфа от первого брака. Похоже, что казнены были и остальные родственники Атаульфа. Галлу Плацидию, которая была вдовой Атаульфа и сестрой императора Гонория, он заставил бежать перед его лошадью вместе с другими пленницами 12 миль. Этим он демонстрировал свою ненависть к римлянам. Со свойственным ему цинизмом Гонорий на это не прореагировал и продолжил тайные переговоры с Сигерихом.

Судя по всему, готам эта двойная игра стала известна. Кроме того, готская верхушка не могла долго терпеть на троне представителя совсем другого народа, недавно ими покорённого. В результате Сигерих был убит стрелой, выпущенной неизвестно кем. Правил он только семь дней.

После этого готская верхушка смогла избрать королём некоего Валью из своей среды - «человека весьма строгого и благоразумного», как пишет готский историк Иордан.

Убив римского ставленника, вестготы опять стали врагами Римской армии. Оставаться в Каталонии, напрямую граничившую с римскими владениями в Провансе, было опасно. В любой момент мог нагрянуть римский полководец Констанций, за год до этого вытеснивший из Прованса в Каталонию Атаульфа. Кроме того, готам угрожал голод. Ещё до прихода готов Каталония была полностью опустошена аланами и вандалами, а надеяться на поставки продовольствия римскими властями уже не приходилось. Единственным выходом было перемещение в земли более сытые и безопасные. Такие находились за Гибралтаром: римская провинция Африка, - основной поставщик зерна в империю. Когда-то Африка была вожделенной целью переселения для предшественника Атаульфа - короля готов Алариха Великого. Теперь решил поискать счастья Валья.

Быстро пройдя сквозь всю Испанию, Валья построил мощный флот на берегу Гибралтарского пролива. Однако в Гибралтарском проливе его корабли попали в мощный шторм, и он быстро повернул назад. Готам в очередной раз не повезло с переправой в Африку.

Когда об этом узнали при императорском дворе Гонория в Равенне, там решили продолжить переговоры с Вальей, справедливо полагая, что для него другой альтернативы не существует. Он нуждался в поставках продовольствия. На переговоры Гонорий отрядил в очередной раз своего беспроигрышного полководца Констанция, которому помогал дипломат Евплутий. Констанций уже обладал при дворе не меньшей властью, чем сам Гонорий, и условием своей новой командировки поставил, что в случае успеха он женится на сестре Гонория Галле Плацидии, по-прежнему находившуюся в плену у готов. То есть у Констанция были те же планы, что и у покойного Атаульфа, – самому унаследовать высшую власть. Однако для империи это угрозы не представляло, и он получил согласие на брак. В случае неудачи переговоров Констанций должен был начать против готов военные действия. Как пишет о дальнейших событиях Иордан: «Констанций, торжествуя, отправляется в Испанию со множеством воинов и почти с царской пышностью. С неменьшим войском спешит ему навстречу, к теснинам Пиринея, и король готов Валия. Там от обеих сторон были снаряжены посольства, которые сошлись на таком договоре: Валия вернет Плацидию, сестру императора, и не будет отказывать римской империи в помощи, если в ней случится нужда». Другой древний историк – Исидор Севильский это событие охарактеризовал такими словами: «Валья был избран готами, чтобы вести войну, но направлен божественным провидением к миру». Валья, в обмен на 20 тысяч тонн хлеба, с почётом вернул сестру императора, выдал знатных заложников и обещал императору военную помощь. Полученного хлеба хватило бы на пропитание 15-20.000 воинов вместе с их семьями в течение года.  Валье предстояло очистить Испанию от наводнивших её варварских племён, – уже в качестве римского военачальника.

Умершего в этом же году ребёнка, Галла Плацидия несколько позже попросила эксгумировать из захоронения в Барселоне и перезахоронила в имперском  мавзолее в соборе святого Петра в Риме. Однако за Констанция, обладавшего довольно жуткой внешностью и неприятным характером, она согласилась выйти только через два года. Как пишет историк Олимпиодор: «Она упорно не соглашалась на него и возбудила против Констанция всех своих слуг».

Эти же два года понадобились Валье, чтобы захватить всю Испанию.

 

Иллюстрации:

 

1. Римское кладбище в Барселоне

 

2. Галла Плацидия

 

3. Покорение вестготами Испании

 

 

Борис Грейншпол

__________________________________________________________