Новая смута

 

В конце 306 г. в Римской империи произошёл очередной кризис власти: к законным четырём императорам - двум «августам» (Галерию и Флавию Северу) и двум «цезарям» (Константину и Максимину Дазе) в результате восстания в городе Риме добавился пятый – Максенций (который объявлял себя то августом, то цезарем), признанный из членов четвёрки только одним – Константином. Остальные ополчились против самозванного императора и, следовательно, против выдвинувшего его города Рима. Максенций был для них опасен ещё и тем, что опирался он на преторианскую гвардию, ещё недавно заправлявшую всеми делами империи, и теперь претендующую на возвращение утерянных позиций.

Против Максенция по просьбе верховного императора Галерия выступил «август Запада» Флавий Север, чья ставка находилась в Милане. Под его руководством находилась огромная армия, а Максенций мог опереться только на немногочисленных преторианцев. Однако он быстро сообразил, что состоит набранная в Италии армия в основном из коренных римлян, то есть противников установившейся диктатуре императоров иллирийского происхождения, обложивших Рим непосильными налогами. Тем более, что в своё время эта армия присягала отцу Максенция – Максимиану, власть которого была не настолько обременительной для римлян, как власть Флавия Севера. За год до этого Максимиан ушёл на «заслуженный отдых» вместе с создателем системы четырёхвластия Диоклетианом. И Максенций решает «воскресить» своего отца. По просьбе римского сената Максимиан возвращает себе императорские полномочия. Таким образом в Римской империи правило одновременно уже шесть императоров.

В результате, дойдя до стен Рима в 307 г., солдаты Флавия Севера стали массово перебегать к своему прежнему командиру – Максимиану. Кроме того, преторианские лазутчики щедро раздавали деньги солдатам Севера за дезертирство. С остатками армии Флавий бежал в Равенну, но вскоре сдался солдатам Максимиана и был заточён в римской тюрьме. Теперь ожидалось вторжение армии верховного императора - Галерия.

Максимиан решил заручиться поддержкой Константина и лично съездил к нему в Трир. В результате Константин женился на дочери Максимиана Фаусте (разойдясь со своей гражданской женой Минервиной, матерью его сына Криспа). Максимиан признал за Константином полномочия «августа», то есть повысил его в «должности».

Вскоре в окрестностях Рима появилась армия Галерия. И повторилась та же картина, что и с армией Флавия Севера. Солдаты перебежали к Максимиану, как к более «старшему» императору. Галерий еле успел ретироваться обратно. При этом ещё до похода он объявил очередным «цезарем» офицера Лициния (родом из Дакии) и оставил его «на хозяйстве». По возвращении он произвёл его в «августы» и отдал ему в управление провинции Рецию и Паннонию (Баварию и Венгрию). Место «августа» освободилось после того, как Флавий Север покончил в темнице жизнь самоубийством.

Тем временем в Риме сложилась довольно странная ситуация – отец и сын Максимиан и Максенций претендовали на правление одной и той же территорией. Преторианцы, естественно, поддерживали Максенция. Ему присягнула неожиданно и Испания, в то время как Максимиан пообещал её Константину. Это привело к охлаждению отношений между Максенцием и Константином. Максимиан попытался триумфально войти в Рим, рассчитывая на тот же эффект перехода войск к нему. Но в Риме находились не войска, а преторианская гвардия. Максимиан был разоружён и вынужден бежать в Трир, к зятю Константину.

Таким образом, временно был установлен мир. Правление Максенция было последним «вздохом» величия города Рима. В том же году Максенций начал строить грандиозную базилику, в последствие известную как базилика Константина, реконструировался храм Венеры. Портрет Максенция огромных размеров хранится в Альбертинуме (Дрезден). Поскольку Максенций не разделял антихристианских взглядов Галерия и Масимиана, в 308 г. после трёхлетнего перерыва в Риме опять появился римский папа – Марцелл. (В том же году становится первым христианским отшельником святой Пахомий).

Константин тем временем наносит в 308 г. удар по племенам франков почти на всём протяжении Рейна (пограничной реки между Римской империей и «Свободной Германией»), используя для этого ещё недостроенный мост в районе Кёльна. На «вражеском» берегу Рейна он строит дополнительную систему укреплений.

В том же 308 г. верховный император Римской империи Галерий осознал, что самостоятельно не может контролировать ситуацию в империи. Ради восстановления единства он был готов пожертвовать частью своей власти. Он созывает конференцию в городе Карнунте (неподалёку от Вены), на которую приглашает всех действующих и отставных императоров, кроме Максенция. Он смог уговорить приехать туда даже Диоклетиана, оторвав его от «дачных» дел на берегу Адриатики. Главной целью Галерия было убедить Диоклетиана вернуться во власть – при нём система сбоев не давала. Этого же хотел и Максимиан – тогда бы он автоматически вернул себе положение «второго императора». Однако Диоклетиан только смеялся и, в конце концов, продемонстрировал огромную собственноручно выращенную капусту, утверждая, что её выращивание доставило гораздо большее удовольствие, чем неограниченная власть над огромной империей. За три года до этого великий реформатор уходил в отставку совершенно разбитым и больным человеком. Сейчас же он чувствовал себя как никогда хорошо. Несмотря на вспыхнувшую гражданскую войну, созданная им система работала. Крах Рима был отсрочен ещё на два столетия. Реванш спецслужб ограничился только окрестностями Рима, и был явно временным. Поэтому Диоклетиан считал свою миссию завершённой. Пришлось и жаждущему власти Максимиану смириться с положением «почётного пенсионера». Съезд единодушно признал необходимость свержения Максенция, а Константина опять понизил в должности до «цезаря». Правда он этого не признал. «Августом Запада» был объявлен Лициний, однако он должен был признаться в верности иранскому богу Митре – «Непобедимому Солнцу». До сих пор в Римской империи от императоров не требовалась верность тому или иному богу. Однако в эту эпоху речь шла о единой религии для всего народа.

С трудом достигнутый компромисс смог уберечь Римскую империю от развала, в котором правящие группировки не были заинтересованы.

 

Иллюстрации:

 

1. Максенций

 

2. Максимиан

 

3. Константин

 

4. Фауста

 

5. Лициний

 

6. Диоклетиан

 

7. Базилика Максенция в римском Форуме

 

 

Борис Грейншпол

__________________________________________________________