Наследники Константина

 

В 337 г. умер величайший римский император Константин. В основанном им Втором Риме – Константинополе состоялись грандиозные похороны. Крещёного перед смертью императора отпевали высшие чины Церкви – как ортодоксального, так и до недавнего времени осуждаемого арианского направления. После недавней смерти основателя арианства Ария, ариане стали называться евсевианами – в честь епископа Евсевия Никомедийского, фактического главы Церкви, лично крестившего императора. Новое название уже не раздражало ортодоксов. Казалось, что наступил религиозный мир. Однако духовный лидер ортодоксов - александрийский епископ Афанасий Великий по-прежнему находился в ссылке в германском городе Трире.

Крупнейшего религиозного историка Евсевия Кесарийского попросили произнести прощальную речь, однако Евсевий, не зная, с каких позиций говорить, сказал, что всё будет в его книге. Вскоре вышел и его четырёхтомник о Константине. Евсевий довольно подробно рассказал и об истории Церкви. Однако при этом умудрился вообще не упомянуть идеологов раскола Ария и Афанасия.

Естественно, на похоронах присутствовала и вся знать империи, прежде всего –родственники императора - его сыновья Константин, Констанций и Констант, его сводные братья (сыновья Феодоры – второй жены Констанция Хлора, отца Константина) – Далмаций и Констанций Юлиан. Вместе с Далмацием там находились и его дети – Далмаций Младший и Ганнибаллиан. Перед смертью Константин разделил империю между своими сыновьями и сыновьями Далмация, который был сильнейшей политической фигурой в империи – наместником Сирии со ставкой в Антиохии. Юлиан особыми полномочиями не обладал и жил с семьёй в Константинополе – при дворе императора.

Несмотря на христианский погребальный обряд, родственники Константина (хотя сами они были христианами) решили провести и языческую процедуру обожествления императора. После чего произошла грандиозная солдатская пьянка – на прощание с императором собралась почти вся римская армия. В том, что произошло после этого, некоторые очевидцы винили сына покойного – Констанция. Неожиданно вспыхнул солдатский бунт. Солдаты обвиняли Далмация и его сыновей в захвате власти. Тут же обвиняемые были убиты. Заодно были убиты Констанций Юлиан и прочие присутствовавшие родственники, кроме сыновей самого Константина. Выжили и сыновья Констанция Юлиана – Галл и Юлиан, по малолетству остававшиеся дома.

Теперь предстоял раздел империи между самими сыновьями Константина. Старший, Константин II, которому был 21 год, получил Запад: Британию, Галлию (с Германией), Испанию. Второй, 16-летний Констанций, получил Восток: Константинополь, Фракию, Малую Азию, Сирию, Египет. Третий, Констант (15 лет), получил середину империи: Дунай, Италию, Африку.

Вскоре братья-соправители собрались на имперский съезд в городе Виминации в Паннонии, на Дунае. На нём они решили амнистировать всех сосланных епископов, поскольку в Церкви установился мир. Кроме того, братья тщетно пытались определиться между собой – кто из них главный. В прежние времена главным был бы тот, у кого в руках столица. Однако на этот раз Константинополь особой роли не играл. Занятый войной с Ираном (шах Шапур Второй оккупировал Месопотамию и Армению) и церковными ссорами в городах Востока, Констанций даже с лёгкостью подарил всю Фракию вместе с Константинополем Константу. Старший из братьев, - находившийся в Трире Константин, требовал, чтобы младшие братья признали его превосходство, но они не соглашались.

Вернувшись в свою резиденцию в Трире, где он находился с 333 г., Константин Второй тут же отправил известного возмутителя спокойствия – ссыльного епископа Афанасия на родину в Александрию. Констанций, в чьи владения входила Александрия, которому к тому же пришлось продолжать начатую его отцом перед смертью войну с Ираном, не ожидал такой прыти от старшего брата, и всерьёз на него обиделся. Решение о возврате епископов на их кафедры вообще было скоропалительным. Ведь их уже занимали новые епископы. С трудом заглаженные покойным Константином внутрицерковные противоречия вспыхнули с новой силой.

Откровенно не поддержал и идею возврата изгнанных Столпов Церкви и Евсевий Никомедийский. Он тут же развязал в Александрии новую гражданскую войну между сторонникми и противниками Афанасия.

После этого Евсевий срочно созвал церковный Собор в Антиохии, не дожидаясь, пока большинство ортодоксальных епископов не вернулось из ссылки. Этот Собор запретил обращаться с церковными просьбами к императорам через голову Соборов. То есть ариане юридически закрепили своё доминирование в делах Церкви. Развивая своё решение, Собор опять отправил в ссылку Афанасия Александрийского, поставив на его место другого уважаемого идеолога Церкви – Григория Каппадокийского. Префект Египта Филагрий, личный враг Афанасия, дождавшись приказа от Констанция, изгоняет Афанасия, силой захватив одну церковь, причем были убитые и раненые. Афанасия, как и во время первого изгнания, обвинили в срыве поставок хлеба нуждающемуся населению Египта и Ливии . Вступив в Александрию, Григорий шел от одной церкви к другой в сопровождении солдат, захватывая их. В одной из церквей он в Страстную пятницу взял под стражу и высек 34 человека, оказавших ему сопротивление. Афанасий на этот раз уплыл в Рим, во владения Константа, единственного из братьев-императоров, не поддерживавшего ариан. Тогдашний (с 337 г.) римский папа Юлий собрал по этому поводу очередной церковный Собор в Риме, который поддержал Афанасия. Сам же римский папа выступал главным арбитром в этом и оказался единственной выигравшей стороной - римское папство, стоявшее до того в стороне от церковных споров, неожиданно заявило о своих особых полномочиях и уже никогда не выпускало их из рук. Таким образом, хоть столица империи и перешла в Константинополь, её духовной столицей оставался Рим. Все стоящие на позициях Никейского собора 325 г. епископы (то есть ортодоксы, предшественники православной и католической церквей) признали превосходство римского папы над всем христианским миром.

Однако сторонники Евсевия прочно укрепились на древних епископских кафедрах Востока. Лично Евсевия уже не устраивала его должность епископа Никомедии, поскольку покойный Константин перенёс оттуда столицу империи в Константинополь. Евсевий организовал изгнание константинопольского епископа Павла, и сам в 339 г. занял его место. Тогда фактически и началась многовековая вражда римских пап и константинопольских патриархов.

Для германских племён смерть Константина послужила сигналом об ослаблении империи. И в 339 г. германское племя вандалов, обитавших в Паннонии (Венгрии) вторглось в придунайские области, населённые союзниками империи – германцами -вестготами. Однако прошедшие боевую выучку в походах Константина вестготы наголову разбили противника. В следующем году к ним присоединилась и регулярная армия Константа, которому пришлось увязнуть в военных действиях на Дунае, как его брату в войне с Ираном.

Это разделение полномочий очень способствовало оперативности в решении военных вопросов, однако, как всегда, вмешался «человеческий фактор». Упоённые властью слишком молодые для неё императоры стали выдирать власть из рук друг друга. И никто из старших умудрённых жизнью родственников (таких как Далмаций, на которого очень надеялся покойный император) не мог их наставить на путь истинный – они сами же их и истребили. А отцы христианской Церкви были заняты враждой друг с другом. Римская империя продолжала катиться в пропасть.

 

Иллюстрации:

 

1. Константин Второй

 

2. Констант

 

3. Констанций

 

4. Папа Юлий Первый

 

 

Борис Грейншпол

__________________________________________________________