Нашествие гуннов

 

В 370 г. создавалось впечатление, что Римская империя окончательно и бесповоротно победила своих северных соседей – многочисленные германские племена. Правящий на Западе император Валентиниан после ряда блестящих операций разгромил германские племена алеманнов и укрепил границы империи на Рейне и в верховьях Дуная. Правящий Востоком его младший брат Валент разгромил вестготов, возглавляемых «судьёй» Атанарихом.

Чтобы закрепить размежевание с германцами, братья-императоры издали совместный указ, запрещающий под страхом смертной казни римлянам заключать браки с германцами. Другим указом они запретили импорт вина и оливкового масла из районов, контролируемых варварами, чем порадовали римских производителей.

На первый план опять вышли войны с шахом Ирана Шапуром Вторым. Император Валент, игнорируя прежние договоренности с Ираном, по которым не должен был помогать Армении в её борьбе против персов, предоставил римские войска армянскому царю Папу, и тот быстро вытеснил персов из Армении. Правда, признать свою зависимость от Римской империи, как это было до персидского вторжения, Пап тоже отказался.

Естественно, после этого Шапур начал готовиться к новому вторжению в римские владения. Пришли в движение и его союзники гунны, которые должны были нейтрализовать огромную империю остготов Германариха, занимавшую всю «Европейскую часть СССР» и сохранявшую дружественные отношения с Римом. Восточно-римский император Валент и Германарих исповедовали одну и ту же религию – арианскую форму христианства.

Движение гуннов было вызвано и более традиционной причиной – «цепной реакцией» племён, берущей начало в степях на севере Китая. Именно в 370 г. до того доминировавшее там племя маньчжурского происхождения сяньби, когда-то и вытеснившее гуннов в Европу, было разбито племенем тангутов, говорившим на языке тибетской группы, но с кавказской внешностью. Тангуты захватили весь Север и запад Китая. Вытесненные ими сяньби стали вытеснять гуннов ещё дальше на Запад.

Полчища гуннов во главе с ханом Баламбером вторгаются двумя рукавами – одни переходят Дон, обрушившись на потомков скифов - аланов, входивших в Остготскую империю, другие переходят Керченский пролив, который благодаря невероятно холодной зиме замёрз, и, пройдя через Крым, вторгаются через Перекопский перешеек непосредственно в зону расселения готов. Аланы были моментально разгромлены. Многие народы – славяне, росомоны и т.д., страдавшие от господства готов, добровольно переходят на сторону гуннов.

До того незамеченное продвижение гуннов на Запад теперь вызвало в Европе настоящий переполох как у германцев, так и у римлян. Всадники-гунны вызывали ужас даже своей монголоидной внешностью, хотя Гуннская орда состояла из представителей разных рас. Готский историк Иордан писал о них уже через пару столетий, основываясь на народных преданиях. Их происхождение он описывает очень оригинальным способом: «Король готов Филимер обнаружил среди своего племени несколько женщин-колдуний, которых он сам на родном языке называл галиуруннами. Сочтя их подозрительными, он прогнал их далеко от своего войска и, обратив их таким образом в бегство, принудил блуждать в пустыне. Когда их, бродящих по бесплодным пространствам, увидели нечистые духи, то в их объятиях соитием смешались с ними и произвели то свирепейшее племя, которое жило сначала среди болот, - малорослое, отвратительное и сухопарое, понятное как некий род людей только лишь в том смысле, что обнаруживало подобие человеческой речи. Вот эти-то гунны, созданные от такого корня, и подступили к границам готов. Этот свирепый род, расселившись на дальнем берегу Мэотийского озера (Азовского моря), не знал никакого другого дела, кроме охоты, если не считать того, что он, увеличившись до размеров племени, стал тревожить покой соседних племен коварством и грабежами».

Переход гуннов через Керченский пролив Иордан тоже описывает сказочным образом: «Охотники из этого племени, выискивая однажды, как обычно, дичь на берегу внутренней Мэотиды (Краснодарского края), заметили, что вдруг перед ними появился олень, вошел в озеро и, то ступая вперед, то приостанавливаясь, представлялся указующим путь. Последовав за ним, охотники пешим ходом перешли Мэотийское озеро, которое [до тех пор] считали непереходимым, как море. Лишь только перед ними, ничего не ведающими, показалась скифская земля, олень исчез. Я полагаю, что сделали это, из-за ненависти к скифам, те самые духи, от которых гунны ведут свое происхождение.

Вовсе не зная, что, кроме Мэотиды, существует еще другой мир, и приведенные в восхищение скифской землей, они, будучи догадливыми, решили, что путь этот, никогда ранее неведомый, показан им божественным [соизволением]. Они возвращаются к своим, сообщают им о случившемся, расхваливают Скифию и убеждают все племя отправиться туда по пути, который они узнали, следуя указанию оленя.

Всех скифов, забранных еще при вступлении, они принесли в жертву победе, а остальных, покоренных, подчинили себе. Лишь только они перешли громадное озеро, то - подобные некоему урагану племен - захватили там алпидзуров, алцилдзуров, итимаров, тункарсов и боисков, сидевших на побережье этой самой Скифии. Аланов, хотя и равных им в бою, но отличных от них [общей] человечностью, образом жизни и наружным видом, они также подчинили себе, обессилив частыми стычками. Может быть, они побеждали их не столько войной, сколько внушая величайший ужас своим страшным видом; они обращали их [аланов] в бегство, потому что их [гуннов] образ пугал своей чернотой, походя не на лицо, а, если можно так сказать, на безобразный комок с дырами вместо глаз. Их свирепая наружность выдает жестокость их духа: они зверствуют даже над потомством своим с первого дня рождения. Детям мужского пола они рассекают щеки железом, чтобы, раньше чем воспринять питание молоком, попробовали они испытание раной. Поэтому они стареют безбородыми, а в юношестве лишены красоты, так как лицо, изборожденное железом, из-за рубцов теряет своевременное украшение волосами.

Ростом они невелики, но быстры проворством своих движений и чрезвычайно склонны к верховой езде; они широки в плечах, ловки в стрельбе из лука и всегда горделиво выпрямлены благодаря крепости шеи. При человеческом обличье живут они в звериной дикости.

Когда готы увидели этот воинствующий род - преследователя множества племен, они испугались и стали рассуждать со своим королем, как бы уйти от такого врага. Германарих, король готов хотя и был победителем многих племен, призадумался, однако, с приходом гуннов».

Непобедимость гуннов объясняется ещё и техническим нововведением, которое незадолго до этого придумали изобретательные китайцы – стремена. Без стремён всадник лишён маневренности. Стремена же позволяют ему отбиваться от неприятеля во всех направлениях. При этом гунны часто использовали и совершенно «дедовскую» технику - например, наконечники стрел у них были костяными.

С приходом гуннов наступает начало конца античной цивилизации. Многие историки именно с 370 г. начинают историю эпохи Великого Переселения народов, которое через сто лет сметёт Римскую империю, но и после этого закончится лишь через триста с лишним лет, полностью изменив карту мира.

 

Иллюстрации:

 

1. Меотида

 

2. Костяные наконечники гуннских стрел

 

3. Древнеяпонская фигурка лошади со стременами

 

Борис Грейншпол

__________________________________________________________