Напрасные труды

 

В 446 г. знаменитый главнокомандующий армией Западно-Римской империи Аэций продолжал свою бессмысленную борьбу за восстановление имперского единства, которое, похоже, было нужно только лично ему. На формально принадлежащих Риму территориях захватившие их германские племена, заключившие с Римом договора о признании верховенства римских законов над собой, создавали королевства, вполне напоминающие средневековые. Преобладающее там население было потомками давних римских колонистов и говорило на официальном языке империи – латыни, но в её очень искажённых, «вульгарных» формах. Фактически это уже были не римляне, а французы, испанцы и другие нынешние народы романской, то есть восходящей к римлянам языковой группы. Германцев в этих странах было намного меньше, и они постепенно растворялись в романском населении. Несмотря на римское происхождение, население провинций подчиняться Риму не хотело и поднималось на восстания. Этих восставших принято называть багаудами (изначально так назывались немногочисленные партизаны горных районов).

Особенно непокорной была Испания. Поселившиеся там германцы-свевы во главе с королём Рехилой полностью отказались признать над собой римскую власть, и фактически захватили всю западную половину полуострова. Восточная половина была полностью охвачена восстанием багаудов, с которыми сражалась римская армия во главе с полководцем Витом, присланным Аэцием. К 446 г. Вит это восстание фактически усмирил, но переходить с измотанной пятилетней войной с багаудами армией к военным действиям против свевов, ради чего и прибыл в Испанию, не решался. Однако римляне получили неожиданную поддержку: с ними против свевов согласился воевать король расселившихся на юге Франции вестготов - Теодерих. За год до этого он, поддавшись на увещевания бежавшего от римлян авантюриста Себастиана, совершил возглавляемый Себастианом рейд в римскую Испанию и захватил Барселону, однако, оценив соотношение сил, Барселону вернул и согласился воевать на стороне римлян против свевов.

Однако осторожный Теодерих свёл свои военные действия к минимуму, а возможно и вовсе был в тайном сговоре с Рехилой (точнее, с его сыном Рехиаром, который, в отличие от своего престарелого отца, враждовавшего с вестготами, был сторонником союза с ними). Однако поверивший в свои силы римлянин Вит обрушился на свевов и тут же был ими разбит. Римская армия понесла огромные потери. Вит с позором бежал. Испания была утрачена для римлян практически навсегда, – под их контролем оставалась только небольшая Тарраконская провинция на северо-востоке полуострова (Каталония) и отчасти расположенные южнее портовые города на Средиземном море (Картахена и др.).

После разгрома римской армии, в Испании опять заволновались и другие провинции империи. Началась новая волна багаудских волнений в центре Франции (на этот раз не крестьян, а городских низов). Расположенный там важный город Тур пришлось три года оборонять от натиска багаудов тесно связанному с Аэцием талантливому полководцу Майориану. По одной версии, багаудов тайно поддерживали жившие к югу от них вестготы.

Фактически из-за этих проблем была вновь утрачена и Британия, где к власти за пять лет до этого пришли римские поселенцы во главе с аристократом Амвросием Аврелианом, которые с помощью римских войск разбили короля бриттов Вортигерна, и вытесняли из Британии оккупировавших её германцев англо-саксов во главе с их вождями Хенгистом и Горзой. Однако англо-саксы забаррикадировались в северо-восточном углу нынешней Англии - Нортумбрии, и вступили в союз с жившими на территории нынешней Шотландии (с которой Нортумбрия непосредственно граничит) скоттами и пиктами, сражаться против которых они когда-то и прибыли. Помимо скоттов и пиктов, им помогали будущие викинги – германцы-мореходы из Норвегии и Дании, которые, судя по всему, были напуганы вторжением гуннов Аттилы в соседнюю с ними Швецию и искали безопасную область для проживания, так же как когда-то в страхе перед вторжением гуннов в Саксонию оттуда бежали в Британию англо-саксы.

Борясь против них, Амвросий опять стал опираться на коренных британцев-кельтов («лунгров»), чьим представителем был убитый им Вортигерн. Для этого ему пришлось объявить своим «братом» бриттского аристократа Утара Пендрагона, вместе с которым он когда-то должен был скрываться от Вортигерна в Бретани. На помощь от Аэция Амвросий больше не рассчитывал. С этим положением вещей была в корне не согласна католическая Церковь во главе с папой Львом Великим. Большинство бриттов исповедовало христианство еретической «пелагианской» формы, и Церковь, таким образом, боялась потерять с большим трудом приобретённую британскую паству. Ради восстановления своего влияния папа использовал «тяжёлую артиллерию», - в Британию отправился в 446 г. очень популярный в христианской среде епископ Герман Осерский (Сен-Жермен-де-Осер), чья резиденция находилась во Франции. До этого Герман Осерский посвятил всю жизнь крещению Британских островов, даже благословил чрезвычайно популярного поныне крестителя Ирландии Патрика. В молодости Герман уже посещал Британию. Теперь пришлось её посетить вторично. Ему в помощники был назначен в том же 446 г. избранный молодой епископ оккупированного германцами когда-то столичного имперского города Трира - Север, привыкший работать во вражеском окружении. Несмотря на жалкое состояние многократно разрушенного города (историк Сальвиан Марсельский даже объяснил это в 430 г., как особую божью кару), епископы Трира были всегда на хорошем счету у римских пап. За год до этого Лев Великий отменил поместный Собор галльских епископов в городе Вьенне, поскольку туда не мог явиться смертельно больной епископ Трира (с 414 г.) Леонтий, - предшественник Севера.

По пути в Британию Герман посетил Париж, где благословил юную Женевьеву, – позже ставшую самой знаменитой святой Франции. В самой Британии Герман и Север руководили восстановлением церквей, недавно разрушенных язычниками англо-саксами. Герману даже удалось выгнать из Британии крупнейших проповедников пелагианской ереси, – при помощи бриттских аристократов, которых Герман излечил от различных болезней. Иногда епископам лично приходилось вступать в «столкновение» с англо-саксами. Однажды оказавшись во вражеском окружении в горах, епископы вместе с их помощниками смогли удачно использовать горное эхо и, расположившись среди скал, трижды громко прокричали: «Аллилуйя», многократно усиленное эхом. Оглушённый противник в панике бежал.

Вскоре Герман понял, что для спасения римской цивилизации в Британии всё же требуется римская военная помощь, и вернулся на континент, чтобы её добиваться. Вернувшись, он застал в своих родных местах (во Франции) отчаянную борьбу между римскими бедняками, возглавляемыми медиком Евдоксием и ставленниками Аэция – степными кочевниками аланами (у них уже давно в центре Франции было своё королевство со столицей в Орлеане). Обнаружилось, что Аэций просто передал западные области Франции королю аланов Гоару, – для выколачивания из них налогов. Герман при большом стечении народа встретился с Гоаром и через переводчика потребовал от него удалиться их этих мест, вздымая при этом крест, что выглядело, как изгнание нечистой силы. Зная о влиятельности Германа в высших кругах империи, Гоар спокойно согласился покинуть этот регион, но попросил от Германа, чтобы тот прислал ему письменное распоряжение на этот счёт от римских властей. Герман после этого двинулся дальше в североитальянский город Равенну, где находились как Аэций, так и император Валентиниан Третий, у которых он собирался просить отправить войска в Британию и прекратить теснить галльскую бедноту, однако смог добиться аудиенции только у матери императора - Галлы Плацидии, от которой уже давно ничего не зависело, и у некоторых придворных. В оказании помощи Британии Аэций отказал. В этих переговорах Герман в 448 г. в Равенне и умер. Оплакивающая его Галла Плацидия вышила ему погребальные одеяния. Его мощи были перевезены во Францию, в им основанный монастырь. В 16 веке их уничтожили восставшие гугеноты. Не дождавшись письменного распоряжения, Гоар в 450 г. подавил восстание багаудов.

В Британии в кровопролитной битве Амвросий Аврелиан смог разгромить англо-саксов и даже убил Хенгиста. Сын Хенгиста Октар и другой представитель англо-саксов - Горза сдались королю и получили от него земли у границ Шотландии, заключив с ним военный союз против скоттов и пиктов. После чего он восстановил Лондон и другие города; по рекомендации молодого колдуна Мерлина совершил поход против Ирландии, откуда привёз огромные камни «Кольца великанов», якобы оказывавшие целебный эффект. Дважды пришлось отражать вторжения, организованные сыном Вортигерна – Пасценцием, сначала – германское, потом – ирландское. Однако Пасценций смог организовать смертельное отравление Аврелиана при помощи «лечебного снадобья». Новым королём стал «брат» Аврелиана - Утер Пендрагон, который дал бой Пасценцию и убил его вместе с ирландским королём Гилломаурием. Неожиданно восстали Октар и Горза, не считая себя связанными договором с Утером. Они смогли навлечь на Британию новые полчища саксов из Германии, которые опять при помощи скоттов разорили пол-страны. С огромным трудом Утер, которому римские воины Аврелиана не считали нужным подчиняться, смог одолеть саксов, после чего совершил поход в Шотландию, где покорил скоттов. Октар и Горза были взяты в плен и заключены в темницу в Лондоне, откуда всё же бежали, и снова привели в Британию новые полчища саксов из Германии. Утер к этому времени был серьёзно болен и не мог двигаться. Узнав о вторжении врага, он попросил сделать для себя носилки и руководил битвой лёжа, за что получил от врага прозвище «Полумёртвого короля». Однако он победил и на этот раз, - Октар и Горза были убиты. Саксы бежали, однако смогли отравить целебный источник, в котором принимал ванны Утер, убив таким образом и его. Следующим королём Британии стал его сын –легендарный Артур. Однако англо-саксы из Британии не ушли, а продолжали жить в графстве Кент, постепенно расширяя своё влияние. Все эти британские события протекали, конечно, не за один год, а за пару десятилетий, однако установить их датировку невозможно. Как бы то ни было, у Британии с Римской империей в этот период уже не было ничего общего...

 

Иллюстрации:

 

1. Хенгист

 

2. Мост на реке Мидуэй в Кенте, где погибли Хорса и Октар

 

3. Герман благословляет Женевьеву (1740. Собор св. Германа в канадском Квебеке)

 

 

 

Борис Грейншпол