Мыльные пузыри

 

В 391 г. римский император Феодосий объявил ортодоксальное христианство государственной религией. Одним из последствий этого было то, что многочисленные полчища готов, которые исповедовали отныне строжайше запрещённое арианство, покинули города и императорскую службу, и сосредоточились в ущельях Балкан, выбрав себе в предводители молодого «герцога» Алариха. Аларих происходил из вестготской правящей династии – Балтов. Всех представителей этой династии Феодосий перед этим уничтожил по одному, чтобы превратить готов в послушную армию, подчинённую только ему. Однако он не подумал о детях из этой династии. Сами же готы о них не забывали. Вскоре эта «партизанская» армия двинулась горными тропами к ущелью Вардар, недалеко от Фессалоник, где находилось большое число готов, бежавших туда после их массового погрома коренными жителями Фессалоник в 390 г.

Объединение этих двух сил в непосредственной близости от столичного Константинополя показалось Феодосию опасным, и он лично выступил в поход против Алариха. Лучше разбиравшийся в хитросплетении горных троп, Аларих подстерёг императора на реке Марице и неожиданно «свалился на голову» стремительно наступавшим войскам Феодосия. Сам Феодосий при этом чуть не погиб, но был спасён одним из своих лучших полководцев - фракийцем Промотом, командующим кавалерией восточной половины империи с 386 г., тоже хорошо разбирающимся в условиях этих мест, откуда сам был родом. Незадолго до этого Промот разгромил армию узурпатора Магна Максима.

После этого Феодосий вернулся в столицу, поручив командование армией Промоту. Однако к концу года Промот погиб. После этого командование передаётся вандалу Стилихону, уже отличившемуся заключением мира с Ираном. Стилихон смог в 392 г. отрезать и окружить армию Алариха. После этого должна была последовать страшная битва  с огромными потерями с обеих сторон. Однако Феодосий, следуя своей обычной взвешенной тактике, приказал вступить с Аларихом в переговоры, заключить с ним мир и отпустить. 19-летний Аларих таким образом стал руководителем огромной армии «федератов» Рима. Это сулило ему и дальнейшие перспективы продвижения по военной лестнице в Римской империи. Разумеется, военные действия против римлян он прекратил. Феодосий же опять смог сохранить почти всю армию целиком – вместе с попытавшимися отколоться от него готами.

Стилихон, уже женатый на любимой племяннице императора, после заключения мира с готами становится начальником императорской кавалерии.

Возрождение политической организации готов ничего хорошего империи не сулило. Они были тем ядром, которое постепенно разрушило политическую организацию самих римлян. Однако в краткосрочной перспективе готы очень пригодились Феодосию для борьбы с другими врагами. Феодосий был типичным руководителем времён заката империй – прилагал все усилия, чтобы при его жизни в государстве ничего не изменилось. Что будет после него, его не интересовало.

Переехав в 390 г. из Милана в Константинополь, Феодосий формально возродил систему разделения империи между несколькими императорами. На этот раз империя оказалась разделена ровно на две одинаковые части - Запад и Восток. Императором Востока был сам Феодосий, императором Запада – Валентиниан Второй, чья ставка должна была находиться в Трире. Однако Валентиниан жил во французском городе Вьенне, а Трир был ставкой командующего его армией германца-франка Арбогаста, который фактически подчинялся Феодосию. Дядя Арбогаста – король франков Рихомер, предок династии Меровингов, командовал армией самого Феодосия. После того, как они оба не поддержали заговор франка Маробауда, Феодосий безгранично им доверял. Тем более, что они великолепно выполняли все задачи по обеспечению внешней безопасности империи. Валентиниан же фактически вообще никакой властью не обладал.

Защищать империю Арбогасту приходилось от своих же соплеменников – франков, только «диких», свободно живших за Рейном, и сохранивших старинное деление на мелкие племена - бруктеров, хамавов, хаттов и т.д. Несмотря на то, что в 389 г. он уже отогнал их за Рейн, они продолжали свои вылазки на римскую территорию и опять заняли крупнейший римский город на Рейне – Кёльн. В конце концов Арбогаст перешёл к решительным действиям. Как пишет Зосим: «В тот же самый год (392), Арбогаст, преследуя Сано и Маркомира, которые у франков были царьками, с яростью, свойственной его соплеменникам, в самую зимнюю стужу устремился в Кёльн. Ведь он знал все убежища в стране франков, в которые можно безопасно проникнуть и уничтожить их огнем, ибо голые, сбросившие листья леса не могли скрыть сидевшего в засаде врага. И вот, собрав войско, Арбогаст перешёл Рейн и опустошил ближайшую к реке область бруктеров, а также область, населенную хамавами. И никто ему на пути не встретился, кроме немногих из племени ампсивариев и хаттов, которые во главе с Макромером показались на вершинах отдаленных холмов». При этом Кёльн так и остался в руках варваров.

Хотя победы Арбогаста радовали Феодосия, они всё больше раздражали 21-летнего Валентиниана, с которым Арбогаст общался по-прежнему как с неопытным ребёнком, унижая его наследственное императорское достоинство. Когда Арбогаст явился к нему во Вьенн после успешной военной операции, Валентиниан, по словам Зосима, «гневно взглянул на него и протянул документ, которым отрешал его от должности. Тот, прочтя документ, сказал: «Не ты дал мне власть и не ты можешь её отнять». С этими словами он порвал документ, швырнул его на пол и повернулся, чтобы уйти». После этого Валентиниан попытался выхватить меч у стоявшего рядом копьеносца. Ему не удалось это сделать, и при этом он не скрывал, что хотел убить Арбогаста. Через несколько дней Арбогаст застал императора за вздуванием в реке мыльных пузырей. Минуту спустя  слуги Арбогаста удавили так и не повзрослевшего императора Запада. После чего ему на шею намотали его собственную одежду, изобразив несчастный случай. Похоронили Валентиниана в Милане. На похоронах похвальную речь погибшему императору произнёс духовный лидер всего христианского мира епископ Амвросий Медиоланский.

После этого Арбогаст и римская армия на Западе три месяца ждала прибытия одного из сыновей Феодосия в качестве нового западного императора. Но Феодосий вполне справедливо боялся за жизнь своих сыновей. В армии началось роптание, и тогда Арбогаст своей властью, без согласования с Феодосием, объявил императором своего секретаря Евгения. Сам Арбогаст, поскольку не был римлянином и христианином, стать императором не мог.

Это был явный вызов Феодосию, что и вызвало новую гражданскую войну. Тут Феодосию и пригодились готы во главе с Аларихом.

 

Иллюстрации:

 

1. В ущельях Балкан

 

2. Аларих

 

3. Валентиниан Второй

 

4. Стилихон и его жена Серена

 

 

Борис Грейншпол

__________________________________________________________