Манёвры римского главнокомандующего

 

В 441 г. командующий римской армией - Аэций, обладавший большей властью, чем сам западно-римский император Валентиниан Третий, после многих лет пребывания в Галлии (Франции) решил вернуться в Италию. Своей главной цели он достиг – Галлия из империи не вышла, несмотря на засилье недавно поселившихся там варварских племён и постоянное сопротивление римским властям самих же римских поселенцев. Однако казавшееся наиболее опасным германское королевство бургундов было разгромлено, королевство вестготов отказалось от своих планов по выходу к Средиземному морю и заключило с империей мир, мир был заключён и с жившими на севере франками, а дикие племена аланов стали держать под контролем римских поселенцев. Разумеется, Аэций рассчитывал на большее: изначально он хотел полностью укротить Галлию при помощи свирепых гуннов во главе с Аттилой. Однако, как ни странно, вестготы оказались сильнее. И, согласно мирному договору с ними, гунны вынуждены были покинуть Галлию. Аланы являлись слабой заменой гуннам. Всё же очень важным достижением было то, что вестготы опять стали союзниками империи, – это очень пригодилось в будущем.

Гораздо важнее было вмешаться в ситуацию в Испании, где германское племя свевов громило римлян и захватывало города. Да и самой Италии угрожали с моря захватившие провинцию Африку германцы-вандалы, а поддержку стали оказывать византийцы, с которыми Аэций был во враждебных отношениях. Кроме того, в результате долгого отсутствия при дворе Аэций стал терять рычаги власти. Повзрослевший император Валентиниан, видя, какой слабой поддержкой среди римлян пользуется Аэций и тоже осознав его ослабление в связи с уходом гуннов, стал пытаться ограничить власть полководца. Особенно успешным было назначение нового префекта Галлии Альбина, произошедшее помимо воли Аэция. Аэций ничего не смог с этим поделать и решил вернуться из Арля в столицу империи Равенну.

Своё возвращение он решил обставить как триумф, который могли себе позволить только императоры. Он победоносно вступил в Рим, где был торжественно встречен «сенатом и народом Рима», ему зачитал похвальную оду придворный поэт Флавий Меробауд (родившийся в Испании франк); перед зданием Сената Аэцию была воздвигнута статуя (не сохранилась). Подготовивший всё это поэт Меробауд тут же получил от Аэция высокий воинский чин, и ему тоже была воздвигнута статуя, – как гениальному поэту.

Естественно, вернулся Аэций из Италии не со всей своей армией, – она была здесь особо не нужна, даже опереться на неё он не мог, – в армии его не любили так же, как и в других слоях общества. Нужнее армия была в Испании, где римских вооружённых сил попросту не было, – все силы империи были задействованы Аэцием в Галлии. За три года до этого Аэций всё же отправил в Испанию «ограниченный контингент» во главе с Андевотом, однако он наголову был разбит королём свевов Рехилой. Теперь же в Испанию из Галлии были переведены значительные вооружённые силы во главе с Астурием. Коренной испанец (т.е. римлянин, родившийся в Испании), Астурий уже задолго до этого руководил римским гарнизоном в Испании, и охранял тогда ещё слабых свевов, – союзников империи от грозных вандалов. Однако, когда вандалы переселились в 429 г. в Африку, охрану Испании полностью доверили самим свевам, а Астурия перевели в Галлию.

Судя по всему, «по старой дружбе» Астурий особо со свевами воевать не хотел. Ему и не пришлось. Войдя в Испанию, римская армия расположилась на постой в принадлежавшей пока империи провинции – Тарраконе (Каталонии). Однако римские поселенцы, уже отвыкшие от любых повинностей по отношению к империии, не захотели терпеть никакого постоя, довольно обременительного для них, и поднялись на восстание. По примеру уже давно бунтующих галльских крестьян они также объявили себя «багаудами». Пришлось Астурию вести кровопролитную войну с римскими крестьянами, медленно преодолевая их сопротивление. В этом походе принял участие и придворный поэт Меробауд. Однако его участие ограничилось воспеванием военных подвигов Астурия, за что он получил руку его дочери.

Свевы, тем  временем, взяли штурмом огромный город – Севилью. Таким образом, в их руках была уже вся западная половина Испании. После чего принялись захватывать юго-восток Испании (так называемую «Картахенскую провинцию»). В этом году умер уже семь лет прикованный к постели их старый король Эрменрих, бывший у них королём ещё тогда, когда свевы жили на территории Австрии (их язык был сродни баварскому диалекту), и покинувший её под нажимом гуннов в 406 г. Его энергичный сын Рехила, родившийся уже в Испании, стал править свевами единолично.

Тем временем, создавшие королевство на северном берегу Африки  вандалы во главе с королём Гейзерихом не оставляли попыток захватить все стратегически важные пункты на Средиземном море. Это позволило бы им безнаказанно совершать пиратские набеги против Римской и Византийской империй. Важнее всего для них было захватить расположенный в центре моря остров Сицилию. За год до этого они уже высаживались в Сицилии, однако вынуждены были её покинуть, поскольку византийский адмирал Себастьян высадился непосредственно в Африке. Однако от Себастьяна вандалы  довольно легко откупились и в следующем году повторили свою попытку. На этот раз они проникли глубоко вглубь Сицилии и даже осадили крупнейший город – Палермо.

Высадились они и на материке - в Калабрии (юг Италии). Население Сицилии и Калабрии оказало вандалам отчаянное сопротивление. Валентиниан опять обратился за помощью к византийцам. Византийский император Феодосий Второй выслал огромный флот во главе со своими родственниками - Ариовиндом, Ансилой и Германом. Однако, высадившись в Сицилии, на вандалов напасть они не решались и только стали обузой для местного населения.

Неожиданно пришло известие о вторжении в Византийскую империю гуннов, и она быстро отозвала свой флот из Сицилии. Есть мнение, что у вандалов была договорённость с гуннами о совместных действиях, что они даже заплатили гуннам огромную сумму. Но вполне вероятно, что уже в который раз гуннов на византийцев натравил Аэций, не желавший их усиления византийских позиций на западе Европы. Возможно, он сам хотел возглавить поход против вандалов. Но Валентиниан предпочёл вступить с вандалами в переговоры, тем более, что Италия в эти же дни пострадала от чудовищного землетрясения.

В связи с вторжением, Феодосий вынужден был прекратить и небольшую войну против Ирана, которую он начал в связи с преследованием шахом Ирана Йездигердом христиан-армян в столице Ирана - Ктесифоне. Войска Феодосия во главе с наместником восточных провинций Анатолием и ведущим полководцем империи Аспаром успели только войти в принадлежавшую Ирану Армению, воспользовавшись тем, что шах переводил войска на восток – для борьбы с кидаритами и эфталитами. Но из-за агрессии гуннов и неожиданно начавшегося в Армении страшного наводнения византийская армия вынуждена была Армению покинуть. Полководцы лично явились в походный лагерь Йездигерда с просьбой о мире. Теперь византийцам предстояло познать всю свирепость воинства Аттилы.

 

Иллюстрации:

 

1.  Триумфальная статуя римского императора (Константина)

 

2. Найденный у Севильи «Карамбольский клад» доримского царства Тартесс

 

3. Финикийский саркофаг из Палермо

 

4. Серебряные кубки древних вандалов, найденные в Силезии

 

Борис Грейншпол

__________________________________________________________