Девушка, влюблённая в Луну

 

Нюрнберг. Конец 17 века. Ушли в прошлое его золотые времена. Дюрер со товарищи вспоминаются как титаны несбыточной старины, хоть и прошло только два столетия. Давно отгремели фанфары окончания 30-летней войны, хоть и сохранились ещё свидетели невероятных фейерверков, подобных которым мир не видывал, а старички в трактирах рассказывают о деревянном льве, стоявшем в окне Ратуши, из правой ноздри, которого било белое вино, из правой - красное... И что именно им и досталось. Нельзя же было не отметить наступление мира.

Куда-то пропали все искусные ремесленники и изобретатели. Теперь все - художники и поэты. На окраине города ежегодно собирается Пегницкий цветочный орден. Поэты надевают на головы веночки, и называют себя васильками и гиацинтами, воспевая пастушков и пастушек древенй Греции. В самом же городе смрад и грязь.

Особенно - возле мясного моста, построенного несколько десятилетий назад в венецианском стиле. Мясники выбрасывают отходы из окон Мясного дома прямо в реку. Попадает и на мостовые. А убирать некому. Не хотят патриции - члены городского совета, тратиться на уборку мусора. Весь налог идёт на выплату невероятных городских долгов, которые загадочным образом только растут. А за стенами города, в уютных живописных местах с чистым воздухом, растут особняки один краше другого. Изящное барокко с фонтанами и скульптурами, во дворах – апельсиновые деревья. Вокруг - поля цветущего хмеля - на пиво, что приносит им баснословные доходы.

Напротив Мясного дома в угловом доме у самого моста, где по понятным причинам было дешевле, жил астроном и художник Георг Христоф Айммарт, основатель первой в Нюрнберге настоящей и при этом общедоступной обсерватории возле Бурга, на Фестнертор-бастионе. В своё время он переехал в Нюрнберг из Регенсбурга к мужу своей сестры, основателю первой в Германии Художественной акдемии, - знаменитому художнику Сандрарту в качестве ассистента. Не очень удачный художник и гравер, астрономическое оборудование он получил по наследству от тестя, и решил на этом подзароботать.

И была у него единственная поздняя дочь Мария. Нелюдимая и романтичная, долго не хотела выходить ни за кого замуж, хоть уже и далеко за двадцать. Она жила в собственном мире грёз. Не мешали ей вонь и ругань из дома напротив. А если уж совсем досаждали, уходила в окрестные леса и поля, где прекрасная художница рисовала цветы, фрукты, птиц. Неожиданно на этих пейзажах появлялись красивые античные фигуры, идеально вырисованные головы. Или, оставаясь дома, – погружалась в бездонный мир математических расчётов, или читала старинные книги на шестнадцати языках. Тянуло к чему-то неизведанному, неземному. Как воспоминание детства остались картины торжественного визита в Нюрнберг Людовика Четырнадцатого, французского короля-Солнце в1688 году. Перед этим в Нюрнберге ожидали французского вторжения, и отец даже на время разобрал обсерваторию. Но война вовремя закончилась, и триумфатор просто ошеломил нюрнбержцев барочным великолепием своего «выездного Версаля». Это вспоминалось, как картинки потусторонних миров.

Блуждая по опустевшему ночному Нюрнбергу, забрела Мария в отцовскую обсерваторию, до того её мало интересовавшую, и навела объектив на Луну в состоянии яркого полнолуния. Неожиданно ей показалось, что в её душе звучит неземная музыка, и душа как бы воспарила над красными крышами нюрнбергских домов, над тающими в звёздной россыпи дымами, к неземным высотам, отстраняясь от суетливого бренного мира. Луна в пол-неба, с глубокими чёрными кратерами, с непонятными пунктирными дорожками, чистая и непорочная, полностью заполонила её сознание...

Прийдя домой, Мария перерыла все книги по астрономии, какие у неё были. Ага, «Селенография» 1661 года Иоанна Гевелия, книга полностью о луне. Карта луны прилагается, но какая-то маленькая, схематичная. Не планета, а тарелка с бобами. А вот - позже выпущенная карта луны Франческо Гримальди из Болоньи. Мало чем отличается. И это всё? Больше карт луны никто никогда не составлял? И вот огромный мольберт поднят на треногу, и на двухметровом белом листе появляются врезавшиеся в память черты улыбающегося с небес ночного светила, со всеми кратерами, вулканами, с мельчайшими деталями поверхности. Никто и никогда так детально и точно луну больше не изображал. Вплоть до открытия фотографии.

Её неожиданный талант вызвал у отца бурю восторга. Когда-то она уже помогала ему настраивать телескоп для наблюдения за фазами луны, но делала это без особого энтузиазма. А тут – она стала рисовать луну денно и нощно, изобразив ее в 350 фазах! На основании этого отец издаёт книгу «Лунная монография», и становится одним из виднейших астрономов своеого времени. Успех позволил ему оснастить обсерваторию самым современным оборудоваием, и в Нюрнберг съезжается много молодых учёных в качестве его ассистентов. Позже они открыли свои собственные мощные обсерватории по всему свету, включая мыс Доброй Надежды на юге Африки. Нюрнберг охватывает «астрономическая лихорадка». На горе Шпитценберг появляется ещё одна мощная обсерватория, где работает астроном Вурцельбауэр, а ассистирует ему его дочь.

Мария Айммарт картой луны не ограничивается. Она рисует отдельные лунные горы с точностью деталей, которой нельзя было добиться при помощи тогдашнего оборудования, но которая полностью подтверждается сейчас. Рисует она и пролетающие кометы, также как и Луну, на синем фоне изображает фазы Венеры, Меркурия, аспекты Марса, Юпитера, Сатурна. В 1706 году она наблюдает и зарисовывает грандиозное солнечное затмение. На этой картине находят место и проступившие на небе Сатурн и Венера.

Её отец умирает за год до этого. Обсерватория становится собственностью города, а директором – один из учеников отца физик и математик Иоганн Гених Мюллер. Он помогает Марии выпустить полное собрание её сочинеий, куда, кроме картин, вошла и написанная ею книга «Иконография Нова», посвящённая природе Солнца, с посвящением всё ещё правящему во Фрации королю-Солнце Людовику Четырнадцатому. Мария становится всемирно известной учёной.

Молодой директор обсерватории предлагает ей руку и сердце. На этот раз Мария охотно соглашается. Она опять становится полновластной хозяйкой в «Подлунном бастионе». Но вскоре муж получает место профессора Альтдорфского Университета, и Мария вынуждена переехать в Альтдорф. В 1707 году, во время родов сына, она умирает в возрасте тридцати одного года.

Обсерваторией стал заведовать, и заведовал до своей смерти в 1750 году ещё один ученик Айммарта Иоанн Допельмайр, а после него - выходец из Фюрта Георг Мориц Ловиц, но только один год. Ему досталось совершенно изношенное оборудование, и в 1751 он обсерваторию закрыл. Стоит сказать пару слов и об этом человеке, которому суждено было стать одним из героев русской литературы. Из Нюрнберга подался он вместе с сыном Товием в Петербург, прихватив с собой и почти все рисунки и гравюры Марии Айммарт, где они сейчас и находятся. За это он становится действительным членом Российской Академии Наук, и отправляется на Нижнюю Волгу, где занимается «Описанием Юго-Восточного Края». Заодно продолжал астрономические наблюдния в безоблачном небе приволжских степей. И тут суждено было случиться пугачёвскому бунту. Как рассказывает А.С.Пушкин в «Записках о Пугачёвском бунте», к уже разбитому и отступающеему Емельяну Пугачёву доставили чудного человека. Пугачёв его спросил, чем это он там занимался, на что Ловиц ему ответил, что наблюдал за ходом небесных светил. Тогда Пугачёв приказал его повесить поближе к звёздам. Его же сын после полученных потрясений бежал обратно в Германию, где выучился химии в Гёттигненском Университете. После чего, снедаемый тоской по России, опять переехал в Петербург, где Товий Егорович стал одним из выдающихся русских химиков, изобретателем свекольного сахара и русской водки (в 1789 году)....

Но это - уже совсем другая история. Сегодня нашей героиней была одна из крупнейших женщин-астрономов, которой посчастливилось жить в Нюрнберге, как и всемирно известной путешественнице Сибилле Мериан. Рассказ о Марии Кларе Айммарт-Мюллер я посвящаю всем женщинам-читательницам «Новой волны». С праздником 8 марта Вас, дорогие!

Иллюстрации:

 

1.Карта луны Марии Айммарт

 

2.Фирменный знак Маррии Айммарт

 

3. Обсерватория Георга Айммарта

 

Борис Грейншпол

__________________________________________________________