Лучезарный Аврелиан

 

В 270 г. солдаты дунайских легионов провозгласили римским императором полководца Аврелиана, до того блестяще отбившего агрессию германского племени готов на дунайские провинции Римской империи. Это избрание поддержали и в c е остальные легионы империи, кроме тех, кто находился в подчинении у императоров «Галльской» и «Пальмирской» империй, отколовшихся от Рима на его западных и восточных рубежах.

Неотложной задачей Аврелиана (согласно современному историку М.Гранту) стала организация отпора германскому племени ютунгов (базировавшемуся в окрестностях Нюрнберга), перешедших через Бреннеров перевал и двинувшихся в глубь Италии. Прослышав о его приближении, ютунги начали отступать, надеясь добраться до родных мест с награбленной добычей, но Аврелиан перехватил их и наголову разбил во время переправы через Дунай. Тогда они прислали послов с просьбой о возобновлении мирного договора и денежной дани, которую ранее платили им римляне. Историк Дексипп описывает, как закутанный в пурпурный плащ император принял эту делегацию перед всей армией, восседая на возвышении. Предложения ютунгов были отвергнуты, но им все же разрешили беспрепятственно вернуться в свои земли.

После этого Аврелиан направился в Рим, где сенаторы без особого восторга (поскольку он не был их ставленником) наделили его соответствующими полномочиями. Однако почти сразу вслед за этим его вновь вызвали на север, на этот раз в связи с тем, что вандалы (еще одно германское племя, базировавшееся тогда вокруг озера Балатон в Венгрии) перешли Дунай. Приказав наместникам Верхней и Нижней Паннонии сосредоточить все продовольственные запасы в городах, чтобы враг не мог ими воспользоваться, он самолично прибыл на место военных действий и одержал решающую победу. Вандалы запросили мира, и Аврелиан выставил этот вопрос на суд своего войска, которое согласилось удовлетворить их просьбу. Вандалам разрешили вернуться в родные места при условии, что они оставят в заложниках своих сыновей и поставят для римской конницы две тысячи всадников.

Не успели вандалы уйти за Дунай, как нависла угроза еще более грозного германского вторжения. На этот раз на Апеннинский полуостров прорвались племена алеманнов и маркоманнов (возможно, вместе с очередной волной ютунгов – то есть все племена, жившие к северу от Альп). Верные Аврелиану войска разгромили алеманнов под Миланом. Сам Аврелиан поспешно вышел из Паннонии и встретил их в окрестностях Плацентии. Здесь, отрезав им путь к отступлению через Альпы, он потребовал, чтобы они сдались; но они заманили его в засаду (германцы напали ночью на легионы, которые были утомлены длинным переходом и не успели выстроиться в боевой порядок) и нанесли ему тяжелое поражение. Разгромив императорскую армию, алеманны опять вторглись в Италию и дошли на этот раз до Умбрии, что совсем недалеко от Рима.

В Риме начались беспорядки. Однако Аврелиан избежал худших последствий своего поражения, так как германцы, одержимые жаждой добычи, разбились на множество отдельных рассеянных отрядов. Тогда он смог нанести им ряд сокрушительных поражений на реке Метавр, у Капища Фортуны и при Тицине, мало кто из захватчиков сумел перебраться обратно через Альпы. Император не стал их преследовать, поскольку его ждали неотложные дела в Риме, где он жестоко расправлялся с восстанием уволенных за ухудшение монеты чеканщиков и казнил интригующих против него сенаторов.

Однако в целом это происшествие выглядело мелочью по сравнению с гораздо большей опасностью — постоянной угрозой вторжения из Центральной Европы варварских племен. Памятуя об этой опасности, Аврелиан в 271 г. приступил к строительству новой стены вокруг столицы. Этот крепостной вал протяженностью двенадцать миль (намного больше, чем прежняя стена Сервия Туллия), был толщиной около четырех и высотой шесть метров. В нем было восемнадцать одинарных и двойных ворот, защищенных сторожевыми башнями, где размещалась «тяжелая артиллерия» римлян – катапульты. Правда, стена не представляла собой капитального укрепления, а предназначалась лишь для отражения внезапного нападения варваров, не имеющих осадных орудий. Более того, конструкция стены не могла не быть простой, поскольку на строительстве использовался лишь труд гражданских лиц: выделить на это солдат было совершенно невозможно, так как все они требовались для выполнения своих прямых обязанностей.

Тем временем готы опять ворвались во Фракию и Иллирию (Болгарию и Югославию). Защищавшие эти области войска, уже не считавшие Аврелиана непобедимым, провозгласили императором военачальника Септимия. В других областях тоже стали объявляться некие «императоры», в существовании которых современные историки сомневаются.

В восточных провинциях властвовала, словно в независимом государстве, правительница Пальмиры Зенобия со своим сыном Вабаллатом Атенодором, которые в первой половине 271 г. провозгласили себя Августой и Августом. И Аврелиан решил уничтожить эту разместившуюся на римских землях империю. В 271 г. он двинулся против неё на Восток. По пути он немного задержался, чтобы очистить Фракию и прилегающие к Дунаю земли от грабителей – готов. Более того, он переправился на северный берег реки, где погнался за готами и быстро разбил их в ряде крупных стычек, во время которых погиб вражеский вождь - король вестготов Книва (по другим данным, – он жил до 280 г., его гибель скорее всего существует только в победной римской реляции. Но, в любом случае, римлян он больше не беспокоил). Эти победы принесли императору вполне заслуженное звание "Готского", так как после этого готы в течение многих лет не беспокоили Империю. Наступившее «замирение» готов длилось фактически до 375 г. Но несмотря на ошеломляющие победы, видимо, именно в это время он решил покинуть задунайский выступ в Дакии, оставив его готам, и в итоге вся эта большая область, последнее крупное римское завоевание, стала следующей (после Десятинных полей – нынешнего Баден-Вюртемберга), утраченной Римом навсегда. Это произошло потому, что выступающие границы Дакии было почти невозможно защитить: эта область раз за разом подвергалась набегам, да и большая часть стоявших здесь легионов уже была выведена. Поэтому Аврелиан благоразумно отодвинул границу к реке и переселил жителей на правый берег, где на месте Мезии и Фракии основал две новые провинции, названные (в честь Дакии) Дакией Прибрежной и Дакией Внутренней. Однако многие римские колонисты настолько глубоко пустили корни в задунайских землях, что не захотели уходить. Они живут там до сих пор, называясь румынами – то есть римлянами.

В течение 272 г. Аврелиан воевал с войсками царицы Зенобии, которые оказались технически оснащённее римских войск (у них были даже баллисты, стреляющие огнём), и неожиданно для самого себя победил их. Пока Аврелиан воевал на Востоке, он проникся духом Востока – объявил, что своей победой он обязан солнечному богу Элиогабалу, и построил в Риме храм непобедимого Солнца. При этом он не мог не знать, как римляне презирали этот культ, за который в прошлом поплатился жизнью император Элиагабал. Однако с суровым Аврелианом никто не спорил. Он пошёл ещё дальше и надел на голову диадему, украшенную золотом и драгоценными камнями, что было совершенно чуждо римской традиции – этим он по сути превращал себя в восточного царя, в то время как Рим оставался республикой, а император считался всего лишь председателем сената. Так римские традиции растоворялись в обычаях, перенятых у врагов – у стран Востока, - с одной стороны, и у германских варваров – с другой.

На время вернувшись в Европу, Аврелиан в 272 г. разбил непокорных союзников побеждённых им готов – славянское племя карпов.

Грандиозная Пальмирская империя, где сочеталась восточная мудрость и римский порядок, была покорена. Грандиозный город Пальмира стёрт с лица земли в 273 г. Зенобия оказалась в римском плену.

Тем временем один за другим сменялись императоры отколовшейся «Галльской империи» со столицей в Кёльне. Постума и Мария сменил в 269 г. Викторин. В начале 271 г. Викторин был убит одним из своих собственных подчинённых - провиантмейстером Аттитианом, очевидно по причине личной мести. Но его мать Виктория располагала достаточной властью среди отрядов "Галльской империи", чтобы обожествить его и решить вопрос наследования. Она подкупила армию, чтобы та поддержала её кандидата, - наместника Аквитании Гая Пия Эзувия Тетрика. Коронация его прошла в ныне французском городе Бордо (тогда –Бурдигале). По пути из Бордо в Трир (второй по значению город империи, где находился монетный двор), он провёл успешную кампанию против германского племени алеманнов, которые, воспользовавшись смертью Викторина, пересекли рейнскую границу и занимались грабежом. Всё его последующее правление было занято непрерывными войнами против алеманнов, чем он оказывал неплохую услугу Риму, развязывая ему руки для войн на Востоке. Однако римляне его услуг не оценили. Свою столицу он несколько раз переносил из Кёльна в Трир и обратно – в зависимости от положения дел на фронте. Силы же «Галльской империи» в этой войне постоянно таяли, что позже помогло победоносному Аврелиану вернуть под власть Рима и эти земли.

 

Иллюстрации:

 

1. Аврелиан

 

2. Прощание Зенобии с Пальмирой

 

3. Убийство Зенобии

 

4. Осадная катапульта

 

5. Башня-баллиста, поражающая огнём

 

6. Монета Тетрика

 

 

Борис Грейншпол

__________________________________________________________