Красивый закат Римской империи

 

В 435 г. продолжалось неуклонное наступление варварских племён – германцев и гуннов на римскую цивилизацию. Обладающая огромной мощью Восточно-Римская (Византийская) империя предпочитала не бороться с гуннским нашествием, а откупаться от него гиганстским количеством золота. Западные римляне продолжали вяло отбиваться от менее опасных, чем гунны, германцев, но тоже по возможности предпочитали договариваться с ними.

Римляне к этому как будто привыкли и занимались повседневными делами. Именно в этом году византийский император Феодосий Второй издал окончательную редакцию своего «Кодекса», - первого в истории всеобъемлющего сборника законов, а население по-прежнему было сосредоточено на всевозможных спорах на христианские темы. Жители огромного столичного Константинополя праздновали победу: наконец-то им удалось на важный пост константинопольского церковного патриарха поставить не присланного им из дальних земель священника (выполнявшего волю александрийского или антиохийского патриархов, либо римского папы), а богослова, популярного в самом Константинополе. На место скончавшегося  в 434 г. выходца из Рима Максимиана был возведён Прокл, ученик умершего в 407 г. в результате гонений патриарха Иоанна Златоуста, чью память свято чтили  константинопольцы. Прокл был известен своими видениями различных чудес и заботой о бедных людях. Ему принадлежит сравнение гуннов с библейским народом «Рос». Позже святитель Прокл создал трисвятую молитву, используемую православным миром поныне, при помощи которой Прокл остановил землетрясение. Фактически благодаря его стараниям не исчезло наследие Иоанна Златоуста, мощи которого он в 438 г. торжественно перенёс в Константинополь. Именно Прокл сформулировал основные положения современного православия, отличающие его от остальных христианских течений. Императора Феодосия Второго, утвердившего избрание Прокла, в православии называют «святым царём».

На Западе тоже не забывали о религии, что выражалось, в основном, в строительстве церквей. Помимо полномасштабного строительства соборов в Риме, предпринятого папой Сикстом Третьим (в честь него эту эпоху называют «Сикстинским возрождением», - именно в эти годы Сикст закончил строительство баптистерия (крестильной часовни) при соборе св. Иоанна в Латеране), храмовым строительством увлекалась жившая в Равенне мать императора Валентиниана Третьего Галла Плацидия, которую за год до этого отстранил от власти полководец Аэций, объявив регентом самого себя. В Равенне Плацидия построила так называемый «Мавзолей Галлы Плацидии», перестроив для этого небольшую часовню очень почитаемого ею св.Лоренца, где был похоронен её муж - император Констанций Третий. Свой «мавзолей» Галла украсила невероятно красивыми мозаиками, самыми древними из сохранившихся в богатой на памятники той поры Равенны. Этой мозаике посвятил стихи Александр Блок.  Дореволюционный искусствовед и писатель Павел Муратов был особенно поражён её цветовым решением: «Необычайно и как-то непостижимо глубок очень тёмный синий цвет на потолке мавзолея Галлы Плацидии. В зависимости от игры света, проникающего сюда сквозь маленькие оконца, он изумительно и неожиданно прекрасно переливает то зеленоватыми, то лиловыми, то багряными оттенками. На этот фон положено знаменитое изображение юного Доброго пастыря, сидящего среди белоснежных овец. Полукруги у окон украшает крупный орнамент с оленями, пьющими из источника. Гирлянды листьев и плодов вьются по низеньким аркам. При виде их великолепия невольно думается, что человечество никогда не создавало лучшего художественного средства для убранства церковных стен. И здесь, благодаря крохотным размерам надгробной часовни, мозаика не кажется делом суетной и холодной пышности. Сияющий синим огнем воздух, которым окружен саркофаг, некогда содержавший набальзамированное тело императрицы, достоин быть мечтой пламенно-религиозного воображения». На самом деле Плацидия никогда не была похоронена в этой часовне-«мавзолее». Её похоронят в родовой усыпальнице её отца Феодосия Первого в Риме.

Тем временем Аэцию приходилось решать политические вопросы. Главной проблемой  того момента была оккупация германским племенем вандалов провинции Африки, откуда поступал в империю хлеб. Самые хлебные районы – вокруг крупнейшего города Карфагена (нынешний Тунис), римлянам удалось отстоять, но важно было обезопасить их и на будущее. Поэтому Аэций заключает в 435 г. договор с королём вандалов Гейзерихом (его ставка была в Гиппон-Регии на севере Алжира) договор, по которому вандалы обязались не препятствовать перевозкам хлеба по Средиземному морю, а также становились «федератами» - обязывались защищать римские поселения от берберов – жителей пустынь. При этом области на севере Алжира и Марокко - Нумидия и Мавритания передавались вандалам для расселения официально, в том числе расположенный на севере Алжира город Цирту (Константину), который вандалы не смогли взять в 431 г. Вандалы даже стали выплачивать дань, а король выслал римлянам своего сына в качестве заложника.

В результате у Аэция оказались развязаны руки для войн с германскими племенами в Галлии (Франции). Однако ещё более опасными, чем германцы, были римские поселенцы, которые уже второе столетие подряд отказывались платить налоги и уходили в партизаны – «багауды». Их восстание с каждым годом разросталось, и в 435 г. их предводитель (в Бретани, на самом западе Франции) Тибатто объявил себя «императором», и его влияние быстро распространилось и на центральные районы Франции. В борьбе с ним Аэцию пришлось опираться на вытесненных туда гуннами из Причерноморья кочевников-аланов во главе с их королём Гоаром, за которыми Аэций решил закрепить области центральной Франции – вокруг Орлеана и Тура. Однако Тибатто сопротивлялся ещё целое десятилетие.

В свою очередь, воспользовавшись отвлечённостью Аэция на подавление восстания, на римские территории позарились германцы-бургунды короля Гундахара («Гюнтер» из «Нибелунгов»), создавшие процветающее крупное государство на обоих берегах Рейна и незадолго до этого отбившие экспансию гуннов. Не исключено, что у них были союзные отношения и с Тиботто. В 435 году сильное войско бургундов во главе с королем Гундахаром вторглось на римские земли вокруг Трира и Меца. Но они недооценили своего противника. В битве с Аэцием в 436 г. бургунды потерпели поражение и обратились с просьбой о мире, который получили.

Однако Аэций этим удовлетвориться не мог и вспомнил о своём давнем друге – великом хане свирепых  гуннов Аттиле, у которого уже были развязаны руки после победы над византийцамии. Аэций опять решил воспользоваться его услугами для решения своих проблем, чем ещё больше приблизил крах римской цивилизации.

 

Иллюстрации:

 

1.  Русская икона Богородицы «Знамение»; на полях иконы святые покровители: Ангел Хранитель, Сергий Радонежский, Прокл Константинопольский, Савва Сторожевский. Работа иконописной мастерской Екатерины Ильинской

 

2. Интерьеры мавзолея Галлы Плацидии:

 

 

Борис Грейншпол

__________________________________________________________