Кошмары на золотом фоне

 

В середине пятого века Европа была зажата как между молотом и наковольней – между двумя грозными «варварскими» силами. С юга угрожали германцы–вандалы, создавшие своё королевство на севере Африки и угрожающие разбойными набегами всему побережью как Западной, так и Восточной (Византийской) Римских империй. А на севере всё более устрашающе выглядели пришедшие из Азии гунны, создавшие гигантскую империю во главе с братьями Аттилой и Бледой, намного превосходящую по размерам обе Римские империи, вместе взятые.

На первых порах гунны не спешили нападать на Римские империи, ограничиваясь взыманием огромной дани с Восточной и оказанием «платных военных услуг» Западной. Такие же отношения сложились у Аттилы и с ещё одной империей - Ираном, что позволило ему по просьбе Ирана совершить карательный поход против племён Северного Кавказа.

Естественно, Аттила не мог не воспользоватьcя и постоянно вспыхивавшими конфликтами между Византией и Ираном. В 440 г. такой конфликт закончился ещё без его вмешательства, при этом Византийская империя по договору с шахом Ирана Йездегердом Вторым опрометчиво срыла все свои приграничные крепости. Однако в 441 г. византийский император Феодосий Второй сам напал на Иран в связи с преследованием его зороастрийскими властями армян–христиан в столице Ирана Ктесифоне (под нынешним Багдадом). Но вскоре запросил мира. Ещё до заключения мира этим конфликтом воспользовался Аттила, и как союзник Йездегерда быстро перешёл Кавказские горы и ворвался в византийскую «демилитаризованную (оставшуюся без укреплений) зону», огнём и мечом пройдясь по Сирии и берегам Евфрата. После заключения мира Аттила, гружёный богатой добычей, двинулся назад в Европу, размышляя, где бы ещё так «подзаработать».

Тем временем его брат Бледа оставался на дунайской границе с Византией. Он тоже искал повода для вторжения в её пределы. В 441 г. произошла драка на ярмарке в одном из крупнейших городов придунайского региона - городе Сирмии (Сремска-Митровица под Белградом), – на границе с владениями гуннов. Несколько хулиганивших гуннов было убито. В ответ Бледа всей гуннской мощью вторгся в Сирмий. Его население было частично взято в плен, частично изгнано из города. Им пришлось бежать на юг - в и без того перенаселённые Салоники и Константинополь. После чего Бледа повернул на север и приступил к захвату провинции «Паннония Вторая», - она располагалась неудобно для империи, окружённая, по сути, со всех сторон гуннскими владениями.

Однако особой жестокости гуннов по отношению к покорённому населению не наблюдалось. И до римлян не вполне дошло, с кем они имеют дело. Епископ, – мэр  ещё не оказавшегося в гуннском подчинении городка Марг (в устье Моравы), по имени Антиох, оказался «любителем всего золотого». Он решил воспользоваться отвлечённостью Бледы на военные действия, и втайне пограбить богатые родовые склепы гуннов. Это вскоре стало известно гуннам, и Бледа пришёл во вполне понятное бешенство. Он потребовал выдать епископа–гробокопателя, заодно вернуть перебежавших к римлянам гуннов. Когда римляне отказались это сделать, гунны Бледы, по словам историка Приска Паннийского: «... переправившись через Дунай, опустошили по реке множество городов и укреплений, в числе которых взяли и Виминаций, - город иллирийских мезийцев. После этого, когда некоторые стали говорить, что следует выдать епископа маргского, чтобы из-за одного человека не навлекать опасности войны на всю римскую державу, то этот человек, подозревая возможность своей выдачи, тайно от горожан пришел к врагам и обещал предать им город, если скифские (гуннские) цари дадут ему приличную награду. Они отвечали, что осыплют его всякими благами, если он приведет в действие свое обещание. Обменявшись рукопожатиями и клятвами в исполнении сказанного, он возвращается на римскую землю с варварским полчищем и, посадив его в засаду против берега, ночью поднимает войско условным сигналом и предает город врагам. Когда Марг был опустошен таким образом, могущество варваров еще более возросло». Вскоре гуннами был взят, с использованием всех правил военной науки, мощно укреплённый город Ниш. Из-за активизации гуннов, Феодосию пришлось отозвать свои войска из принадлежавшей Западно-Римской империи Сицилии, где они собирались воевать против вторгшихся туда вандалов. Существует мнение, что вандалы заплатили Бледе за такую поддержку.

Такое «приобщение к римской цивилизации» не могло не сказаться на образе жизни Бледы. Прежде всего, ему понравились римские термы (бани), что вполне естественно, - для кочевников-гуннов гигиена тела была жизненно важным делом. Один пленник  из Сирмия – грек Онигисий вызвался построить термы и в столице Бледы - Токае. После этого Онигисий (или как его стали называть римляне – «Гуннигисий») с супругой стали ближайшими советниками Бледы.

Однако беглецы из Сирмия и других разоряемых гуннами балканских городов способствовали развитию городов и за Балканскими горами, где беглецы укрывались, – особенно развитию огромного греческого приморского города Салоники. Примером этого стало строительство (закончено в 447 г.) там роскошной базилики, находящейся сейчас в списке ЮНЕСКО. По иронии судьбы для строительства этой церкви была как раз снесена древнеримская баня, чей мраморный пол стал полом базилики. Её название появилось только в 12 веке, и означает «Нерукотворная», - в честь хранимой там нерукотворной иконы Богородицы. Тогда же в церковь, – ротонду святого Георгия Победоносца (тоже в списке ЮНЕСКО) превратилась и арка-мавзолей мучителя христиан императора Галерия, построенная в 306 г. Обе церкви были покрыты великолепными мозаиками, где фигуры святых терялись среди буйства растительного и животного мира на золотом фоне (базилика Ахиропиитос). Своеобразный гимн мирозданию. Судя по всему, люди старались сохранить жизнерадостность в условиях приближающегся краха цивилизации. Наверное, чтобы сохранить память о своих разрушенных городах, на стенах церквей изображены роскошные архитектурные ансамбли (ротонда Георгия). Таких панорамных мозаик не было до того ни в Константинополе, ни в Равенне, ни в Риме.

Помимо этого, бежавший в 441 г. из Сирмия римский аристократ Леонтий привёз в Салоники мощи самого почитаемого в Сирмии святого - Димитрия Солунского, поместив их в им же построенную в 412 г. на месте казни святого базилику св. Димитрия. При этом под базиликой был обнаружен закопанный сосуд с кровью святого, вокруг которой возник отдельный культ. В 306 г. проконсул (губернатор) Димитрий был замучен императором Галерием за противодействие казням христиан именно в Салониках (Солуни), но его мощи христиане тайно перевезли в Сирмий. В преданиях жителей Сирмия Димитрий стал их уроженцем. После переноса мощей Димитрий стал одним из самых чтимых святых Восточной Европы (в том числе, защитником Руси от Мамая, как в 441 г. был  защитником  римлян от гуннов).

Салоники, на тот момент надёжнее других римских городов защищённые как от вандальской, так и от гуннской угрозы, стали единственным местом Средиземноморья, где продолжала развиваться культура, – причём она вышла там на качественно новый уровень.

Античная цивилизация не собиралась сдаваться без боя.

 

Иллюстрации:

 

1.  Мозаики храма Ахиропиитос

 

2. Мозаика ротонды св. Георгия

 

3. Мозаика «Св. Димитрий и дети»

 

4. Крипта на месте казни Димитрия

 

Борис Грейншпол

__________________________________________________________