Конец Нибелунгов

 

В 436 г. продолжалась вялая борьба обветшавшей Римской империи против напиравших со всех сторон германских племён. Обороной империи тогда руководил полководец Аэций, который при этом обладал всей полнотой власти, будучи регентом при несовершеннолетнем императоре Валентиниане Третьем, последнем из когорты «детей-императоров».

Для борьбы с противниками Аэций обычно не использовал римские легионы, к тому времени уже сплошь состоявшие из германских наёмников. Он просто стравливал поселившиеся на римской территории племена (фактически независимые государства во главе со своими королями), с которыми у него был договор об их статусе «федератов» (то есть племён на военной службе у империи) против тех племён, которые даже номинально не хотели признавать над собой власть Рима. В случае победы федератов над непокорными племенами, тем тоже навязывался такой же договор, – и так без конца.

Эта политика даже приносила определённый успех. Особенно в этой ситуации Аэцию пригодились гунны, которые не только приструнили все племена придунайского региона, но и держали в страхе огромную Византийскую империю, до того пытавшуюся навязать римлянам свою волю и недолюбливавшую самого Аэция.

Вторгшееся в Африку племя вандалов защищало римских колонистов от берберов – жителей пустынь; жившие в центре Галлии (Франции) кочевники–аланы защищали империю от вестготов и восставших римских поселенцев – багаудов. Фактически эту же роль играли поселившиеся в Испании свевы, державшие в страхе тамошних римских поселенцев, также готовых восстать против налогового гнёта империи. При этом католик Аэций игнорировал то, что ариане - вандалы и свевы, жестоко преследуют католическое римское духовенство в подконтрольных им странах. Однако испанские епископы сами смогли организовать в 435 г. представительное посольство во главе с епископом Симпозием к королю свевов Эрменриху (по словам епископа Идация, - «епископскую интервенцию»), и он подписал с ними мир, отказавшись только преследовать по их просьбе еретиков. В 435 г. Аэцию при помощи войска, состоящего из гуннов, герулов, франков и аланов, удалось разбить и навязать подобный договор жившим на среднем Рейне бургундам, возглавляемым королём Гундахаром (Гюнтером), попытавшимся расширить свою территорию за счёт части римской провинции Бельгики. Однако, после оттеснения бургундов, в 436 г. на эти же области напали зависимые от бургундов салические франки во главе с королём Хлогионом (Хагеном из «Песни о Нибелунгах»), совершившие опустошительный поход вдоль всего римского побережья Рейна, в очередной раз разграбившие когда-то очень важный для римлян город Трир и столицу рипуарских франков – Кёльн, оккупировав бассейн реки Маас.

После этого Аэций решил рассправиться с мощной Бургундией, раскинувшейся на обоих берегах Рейна. Бургундия была фактически первым средневековым государством Европы. Ремесленники принадлежавших ей городов - Вормса, Майнца, Шпеера изготавливали опережающее время оружие и другие передметы прикладного искусства. Судя по тому, что распространившийся в Средние века в Европе эпос восходит именно к бургундам, бургунды обладали совершенной литературой. Возможно, существовали и письменные памятники, но они не сохранились. После разгрома бургундами гуннов во главе с их ханом Октаром в 431 г., гунны уже не хотели иметь с ними дело, воспринимая их (бургундов) как сказочных богатырей. Поэтому Аэцию приходилось сдерживать натиск бургундов самому.

Однако с 434 г. во главе гуннов встали братья Аттила и Бледа. Молодой авантюрист Аттила согласился по просьбе Аэция предпринять поход против бургундов, что и было сделано в 436 г. Эти события нашли отражение в «поэме о Нибелунгах». Правда, записавшие её через 700 лет после этих событий литераторы сделали её действующими лицами и многих более поздних знаменитых людей Европы, однако в основе последней части «Поэмы» лежат именно события 436 г. Фактически в гуннской армии на тот момент было уже очень мало собственно гуннов, – она состояла в основном из вассальных им германцев – готов, саксов, лангобардов, ютунгов. Само имя «Аттила» звучит скорее по-готски, чем по-гуннски (в вольном перводе с готского - «Батяня»).

Действие там происходит на свадьбе Аттилы и бургундской принцессы Кримхильды, которая решила её отпраздновать через несколько лет после самого брака. И все последовавшие там кровавые события объясняются местью Кримхильды своим сородичам за убийство её первого мужа - короля рипуарских франков Зигфрида.

Подробно описано, как король бургундов Гюнтер и король франков Хаген отправились в дальний поход к месту свадебного банкета - в Вену, которая находилась во владениях вассального Аттиле маркграфа Рюдигера Бехларенского (возможно имеется в виду правивший империей вскоре после смерти Аэция свев Рицимер). По дороге франки Хагена, проявив обычную агрессивность, перебили отряд баварцев, судя по всему - отряд дяди Аттилы, – хана Бейбарса, состоявший в основном из ютунгов и свавов. Так отразился произошедший на самом деле несколько ранее разгром ютунгов Аэцием, – при помощи франков и гуннов Аттилы, желавшего ослабления одного из своих родственников. К 436 г. Бейбарс утратил всякую власть над гуннами и был просто придворным Аттилы. Все последовавшие события «Поэмы» происходят в залах дворца, в котором отмечалась свадьба, хотя реально они происходили в поле, – к востоку от Рейна.

В ночь после свадьбы, по просьбе Кримхильды, брат Этцеля Бледелин (то есть брат Аттилы Бледа) нападает на отряд бургундов во  главе с братом Гюнтера Данквартом и убивает его. Вполне логично, что Аттила не сам стал первым нападать на опасных бургундов, а натравил на них своего брата. В стычке погибают обе стороны (хотя на самом деле Бледа происками Аттилы погиб позже). Желая отомстить Кримхильде, Хаген после этого рубит голову её сыну Ортлибу и начинает избиение гуннов. Сражение удалось остановить присутствовавшему на свадьбе Дитриху Бернскому, – так в Средние века часто называли короля итальянского Остготского королевства Теодориха Великого, жившего через сто лет после этих событий. В реальности в роли примирителя мог оказаться только Аэций, – его штаб находился в той же Равенне, где была позже столица Теодориха («Бернский» – значит «равеннский»). Аэций не желал уничтожения какого-либо из народов той эпохи. Они ему были нужны в качестве «федератов».

Несмотря на остановку сражения, Хаген всё же убивает ещё одного союзника гуннов – Иринга Датского, – судя по всему предводителя подвластных гуннам саксов. После этого с Хагеном борется уже хозяин дворца – загадочный Рюдигер Бехларенский. На его стороне готы во главе с Гильдебрандом. На самом деле таким именем обладал король лангобардов, живший через три столетия в Италии. Но тогда лангобарды жили именно неподалёку от Вены, как и остготы.

Желая положить конец кровопролитию, могучий Дитрих Бернский смог лично победить и посадить под «арест» в одной из комнат дворца Хагена и Гюнтера. И там их умудряется убить лично Кримхильда (её образ очень напоминает правившую франками через три столетия Фредегонду). Но и саму Кримхильду убивает Гильдебранд. Это тоже совпадает с историческими событиями, растянувшимися на много веков, – «поле битвы» в результате осталось за лангобардами.

Победителями «книжной» схватки остаются Дитрих и Этцель, и в реальности победившими оказались Аэций и Аттила. Бургундское королевство было уничтожено. Современник этих событий, испанский епископ Идаций пишет, что было уничтожено 20 тысяч бургундов. Погиб Гундахар и все его родственники. Их область расселения (вокруг Майнца) Аэций предоставил жившим на верхнем Рейне рипуарским франкам (врагам салических), естественно, на правах федератов. Кроме них, на эти земли переселилась и часть алеманнов. Выжившие бургунды были рассеяны, но вскоре Аэций создал из них новое королевство, – совсем в другом месте. Хлогион (Хаген) на самом деле выжил, но салические франки были сильно ослаблены. Аттила почувствовал вкус крови, осознал себя непобедимым и готовился к новым победам.

 

Иллюстрации:

 

1.  Гюнтер

 

2. Битва во дворце

 

 

Борис Грейншпол

__________________________________________________________