Конец Констанция

 

В ходе постоянных войн с различными племенами, прежде всего с германскими, а также с мощными империями Востока, такими как Иран, римские императоры постоянно меняли места пребывания своих ставок, при этом в формальную столицу империи – Рим, приезжали крайне редко. Расположение таких временных столиц зависело от военной ситуации: они должны были быть неподалёку от театра военных действий, но при этом находиться в безопасном удалении от него, и по возможности - в труднодоступных для неприятеля местах. В результате таких блужданий было почти одновременно выбрано в качестве столиц в 358-359 годах два города, которые и по сей день являются крупнейшими центрами континентальной части Западной Европы (то есть находятся за пределами России и Англии) – Париж и Константинополь.

Константинополь был выбран императором Констанцием, поскольку оттуда было легко организовать оборону против Ирана. При этом из Константинополя по Чёрному морю можно было легко контролировать и огромную империю готов, возникшую в Северном Причерноморье. При этом сам Константинополь находился на неприступном мысу на берегу узкого пролива Босфор, защищённом с одной стороны стеной, то есть был неприступен и с суши, и с моря.

Соправитель Констанция, его двоюродный брат Юлиан, в чьём владении находились нынешние Франция, запад Германии, Британия и Испания, выбрал столицей Париж. До 358 года он назывался Лютецией (город был основан галлами ещё до прихода римлян). До того крупнейшие римские города в Галлии находились либо на Рейне и его притоках (Кёльн, Страсбург, Трир и т.д.), либо на Роне, которая впадает в Средиземное море и, соответственно, обеспечивает лёгкую связь с Римом. Это такие города как Лион, Арль и др. Однако постоянные набеги германцев, несмотря на то, что Юлиан их блестяще разгромил, сделали эти города небезопасными, кроме того они находились в плачевном состоянии. Париж же был в безопасном удалении от германцев, к тому же он располагался посреди Сены на острове Сите, что делало его неприступным. По Сене из Парижа можно было легко добраться до устья Рейна – для защиты германских городов, а также контролировать Британию, на которую в те годы участились набеги живших в Шотландии скоттов и пиктов (в состав Римской империи входила только часть Великобритании, ныне называемая Англией; Шотландия, Уэльс и Ирландия были независимы). Кроме того, с 360 года в Британию опять начали вторгаться германцы-саксы, жившие на германском берегу Северного моря. Юлиан даже смог наладить транспортировку зерна из Британии в Галлию на построенных им судах.

В 360 г. многократно разбитые германцы-алеманны по-прежнему предпринимали попытки вторжения на римские земли. С территории Шварцвальда через Рейн пытался переправиться один из их королей – Вадомар, давний враг Римской империи. При этом он пытался сыграть на личной неприязни между Юлианом и Констанцием – разведка Юлиана перехватила письмо Вадомара Констанцию, в котором говорилось о подготовке совместных действий против Юлиана. Стараясь действовать осторожно, Юлиан предложил Вадомару мир, пригласил на дружественный обед, на котором его арестовал и сослал в Испанию. Однако впоследствии Вадомар занимал видные военные посты («генерал особого назначения») в Римской империи, успешно разбивая неприятелей (его использовали только в войнах на Востоке), и даже одно время был губернатором одной из провинций. Умер он после 373 года.

Королём вместо Вадомара становится его сын Витикаб – слабый и болезненный. Юлиану казалось, что он никакой угрозы не представляет. Однако и под его руководством алеманны продолжали вылазки на римский берег, – им ничего больше не оставалось после уничтожения Юлианом их пашен и угона скота.

Император Констанций, тем временем, несмотря на персидскую угрозу, продолжал обживаться в Константинополе. В 360 г. было закончено строительство знаменитого собора Айа-София (святой Софии) на месте собора меньших размеров, построенного Константином Великим. Тем временем армия иранского шаха Шапура Второго захватывала один римский город за другим в принадлежавшей Риму Месопотамии (Ираке). Констанций решил предпринять ответную меру, и направил туда войска. Однако взять отнятые неприятелем города он не смог; в армии начался голод, и пришлось её срочно оттуда выводить. В результате стало ясно, что для борьбы с персами живой силы недостаточно. Констанций срочно потребовал у Юлиана, чтобы тот перевёл самые боеспособные части на Восток. В ответ профессиональные солдаты («германцы») Юлиана взбунтовались. Со страшным шумом они окружили дворец Юлиана в Париже и провозгласили его императором. Юлиан долго заламывал руки, но в конце концов им уступил, расколов, таким образом, империю. Став императором, Юлиан решил противопоставить себя Констанцию и в религиозных вопросах. В Париже был созван церковный собор, осуждавший арианство и признававший ортодоксальное понимание Троицы. Главным идеологом ортодосального христианство на Западе был епископ Илларий из Пуатье. Обрадованные церковники не заметили, что Юлиан лишил их льгот по налогообложению земель. Тем не менее в центре германского христианства – Трире из тюрьмы вышел епископ Боносус, посаженный туда Констанцием, и в Трире возродилась церковная жизнь на заложенных богословом Афанасием Великим (во время его пребывания в этом городе) ортодоксальных началах. Народ радовался, видя, как Юлиан от начала до конца выстаивает всенощную церковную службу на Рождество в городе Вьенне. До у того ни у кого из императоров не хватало на это терпения.

Воспользоваться расколом империи решило германское племя франков-хаттуариев из района Дюссельдорфа, и перешло Рейн на севере Франции. Естественно, был дан стремительный ответ – множество франков было перебито и взято в плен. За этим последовал мирный договор на условиях Юлиана.

Констанций в это время настолько увяз в войне с персами, что не мог противостоять захвату Юлианом власти, даже когда получил от него написанное в неожиданно грубой, нетипичной для учтивого Юлиана форме, письмо. Ему неожиданно помогли обитавшие в Средней Азии гунны-хиониты, опять вторгшиеся в Иран и моментально захватившие восточную половину Иранской империи – провинцию Бактрию (Афганистан). Шах не мог воевать на два фронта, и заключил с Констанцием мир.

Теперь у Констанция были развязаны руки для войны с Юлианом. Но Юлиан в свойственной ему манере решил опередить события, – через дикие германские территории он моментально провёл армию к Дунаю, и она по Дунайской долине вскоре дошла до расположенного относительно недалеко от Константинополя города Ниш (на юго-востоке Сербии). Констанций в это время находился в Антиохии. Оттуда он начал поход против Юлиана, однако по дороге почувствовал лёгкую лихорадку. Не желая терять времени, он продолжил свой путь. Постепенно его одолел такой жар, что лечиться стало поздно. Перед смертью в 361 г. Констанций совершил самый благоразумный в его жизни поступок –назначил Юлиана своим преемником. Избежав, таким образом, очередного кровопролитного сражения, которое могло уничтожить римскую армию, Юлиан на следующий день триумфально вступил в Константинополь. Наступила эра Юлиана-Отступника.

 

Иллюстрации:

 

1. Алеманнская брошка-птичка

 

2. Алеманнская фибула (застёжка)

 

3. Алеманнский перстень

 

4. Простые алеманны

 

Борис Грейншпол

__________________________________________________________