Кольцо сжимается

 

Ситуация в Западно-Римской империи в 439 г. была ещё сложнее, чем в Восточной (Византийской), которая была охвачена внутренними дрязгами и выплачивала огромную дань гуннам. Это была всё же довольно мирная жизнь, особых тревог за будущее не вызывавшая. Но Западно-Римская империя была зажата буквально со всех сторон германскими племенами, которые постоянно усиливали свой натиск. Однако культурная жизнь в ней продолжалась. В этом году в римском Колизее даже состоялись последние в истории гладиаторские бои, несмотря на их давний запрет.

Отбиваться от германцев в пределах европейских провинций империи приходилось полководцу Аэцию при помощи тех же гуннов. При этом самого Аэция, который смог силой заставить признать себя повелителем всей империи, римская элита законным правителем не считала. Она группировалась вокруг молодого императора Валентиниана Третьего и его матери Галлы Плацидии, лишённых каких-либо рычагов власти.

Таким двойственным положением пытались воспользоваться поселившиеся на территории империи германские племена, формально считавшиеся «федератами» - союзниками империи. Они продолжали воевать с Аэцием, считая его незаконным властителем, при этом выражая свои верноподданнические чувства императорской семье, хотя вся римская армия находилась в распоряжении именно Аэция. Особенно настойчиво боролись против Аэция вестготы, - германское племя, в чьё распоряжение была передана Аквитания – юго-запад Франции. Они настойчиво пытались выйти на берег Средиземного моря, незадолго до этого захватив римский средиземноморский порт Нарбонну, но Аэций при помощи гуннов их оттуда выгнал. Тем не менее, вестготы продолжали свой натиск на римские владения.

В 439 г. Аэций решил нанести по вестготам решительный удар и захватить их столицу Тулузу. В результате сам он двинулся на неё с севера, с тех мест, где он при помощи гуннов за несколько лет до этого наголову уничтожил королевство бургундов и вывел из игры поддерживавших их франков (описывавший этот период историк Сальвиан пишет о беспробудном пьянстве бургундов). С юга на Тулузу двигался полководец Литорий, который и выбил вестготов из Нарбонны. Обе армии состояли, в основном, из азиатского племени гуннов. Причём гуннские вожди - Аттила и Бледа, похоже, лично участвовали в походе Аэция. Литорий подошёл к воротам Тулузы первым. Король вестготов Теодерих при помощи католических епископов обратился к нему с просьбой о мире. Однако уверенный в себе и тщеславный Литорий предпочёл начать штурм, даже не дождавшись подхода Аэция. Тем более, что победу его армии предсказывали так называемые «гаруспики», - сопровождавшие армию языческие гадатели на внутренностях животных.

В любом случае медлить было нельзя: Теодерих, похоже, смог договориться о взаимопомощи с королями всех других «варварских государств», - свою дочь он выдал за вернувшегося из Равенны (где он был заложником) Гунериха, - сына грозного короля вандалов Гейзериха. Это был первый из династических браков, ставших потом привычными в эпоху Средневековья. Усилился натиск германцев-алеманнов из нынешней Швейцарии (прежде их сдерживали бургунды и франки), опять активизировались восставшие римские крестьяне-«багауды», причём не только во Франции, но и в римской части Испании. И даже римские аристократы, жившие на территории Южной Франции в своих виллах, неожиданно превратившихся в неприступные замки, тоже поддерживали вестготов, желая скорейшего изгнания разорявших их поместья «правительственных» гуннов.

Вестготы отчаянно сопротивлялись штурму Литория, однако он быстро взял Тулузу и устроил там жуткую резню. Однако подошедшие с тыла свежие силы вестготов разгромили уже римлян Литория, – перебили всех его офицеров. Сам Литорий был смертельно ранен, взят в плен и вскоре скончался. Гибель этого полководца заставила и Аэция прекратить свой натиск, – в одиночку он бы не справился. После  небольшого сражения, в котором Аэций, естественно, победил уставших вестготов, брать Тулузу он не стал, и решил вступить с готами  в переговоры. Поскольку лично с ним вестготы говорить не желали, переговоры были поручены римскому аристократу Авиту, жившему в своей вилле неподалёку от Тулузы. Прежде сам воевавший в армии Аэция (против ютунгов и бургундов), Авит ушёл в отставку в связи с усилением гуннского влияния в армии, и подружился с вестготами. В молодости он уже находился при дворе Теодериха, – обучал его детей латинской литературе. Похоже, он сам был тайным посредником между королём вестготов и римским императорским двором в Равенне. При этом Авит, обладая небольшой армией, незаметно устраивал вылазки против гуннов.

Для того, чтобы наделить Авита полномочиями для ведения переговоров, Аэций произвёл его в префекты Галлии (то есть в губернаторы нынешней Франции). С вестготами был подписан мир, они даже расширили свою территорию, получив Гасконь с населяющими её беспокойными басками. Из Франции были выведены гунны.

Всё же Аэций не прекращал попытки свергнуть короля Теодериха, против которого вскоре восстал Витерих, возглавлявший часть остготов, незадолго до этого бежавший из-под власти гуннов к своим собратьям – вестготам. Тогда (до 427 г.) ими правил король Беремуд, никаких королевских амбиций не проявлявший и полностью подчинившийся Теодериху. Однако его сын Витерих попытался при помощи Аэция произвести переворот, чтобы самому стать королём над вестготами. Однако Теодерих смог разгромить и его, причём довольно вовремя, – ему навстречу двигалась основная масса остготов во главе с Вандаларом. До этого времени остготы Вандалара жили в Паннонии (Венгрии), которая постепенно становилась основным ядром проживания гуннов. Особенно там стало тесно после возвращения гуннов из похода против вестготов. По просьбе гуннов Аэций предоставил остготам Рецию (Баварию), откуда они могли быстро оказать помощь своим братьям в Галлии. Похоже, что в бою с вестготами погибли и Витерих, и Вандалар.

Мир Аэция с вестготами был воспринят другими германскими племенами как признак слабости империи, и они усилили свой натиск. Король постепенно захватывающих Испанию свевов Рехила смог совершить в 439 г. невиданный до того поступок: он взял штурмом сильно укреплённый город Мериду – столицу обширной провинции Лузитании (в основном соответствует Португалии). До того считалось, что ни свевы, ни другие германцы брать города не умеют (кроме самых мелких).

Король вторгшихся в 429 г. в римскую Африку германцев-вандалов Гейзерих пошёл ещё дальше. Незадолго до этого он заключил с римскими властями мир, ограничив свою территорию нынешним севером Алжира и не трогая нынешний Тунис – основную житницу империи. Более того, Гейзерих сам обязался поставлять в Италию зерно и оливковое масло. Однако в конце 439 г. он, притворяясь союзником, спокойно вошёл с сильным вооружённым отрядом в столицу римской Африки – Карфаген, – второй город всей Западно-Римской империи (после самого Рима), и неожиданно захватил его изнутри. Как пишет историк Павел Диакон: «Гейзерих, замучив жителей разного рода пытками, присвоил себе все его владения, не удержавшись также от разграбления церквей. Из них были вынесены священные сосуды и они, выведенные из-под управления священнослужителей, стали по его приказу уже не местами богослужения, но жилищами его людей. Он был свиреп ко всякому чину пленённого люда, но особенно враждебен знати и священству, так что совершенно невозможно определить, кому он скорее объявил войну – людям или Богу. Итак, Карфаген был таким образом взят вандалами по прошествии 585 лет после того, как он признал над собой власть римлян». Рим окончательно потерял Африку. Из житницы империи она превратилась в базу пиратских набегов против самой империи. Все католические священники, чиновники и военнослужащие были изгнаны Гейзерихом в Италию. Их земли были отданы вандалам. Торговый флот, ранее доставлявший зерно из Африки, Гейзерих превратил в пиратский. За 600 лет до этого римский сенатор Катон настаивал: «Карфаген должен быть разрушен», - поскольку представляет потенциальную угрозу. Его слова оказались пророческими.

Политика Аэция по восстановлению Римской империи приводила к прямо противоположным результатам.

 

Иллюстрации:

 

1.  Мозаика 5 века из Тулузы

 

2. Гаруспик

 

3. Римский мост в Мериде

 

4. Древнекарфагенская маска (III век до н.э)

 

Борис Грейншпол

__________________________________________________________