Катастрофический триумф

 

В 390 г. Римской империей уже десятый год правил император Феодосий. Последний год он находился попеременно то в Риме, то в Милане. Главной его задачей во время пребывания в Риме был снос многочисленных статуй античных богов, стоявших там уже много столетий, чем он пытался доказать свою невероятную религиозность. Были сохранены только те, которые были признаны императором произведением искусства. Та же политика проводилась и по отношению к храмам всех нехристианских религий на всей территории империи. Хотя иногда даже рекомендация императора не спасала храм-шедевр от сноса.

После страшных потрясений жизнь в империи как будто восстановилась в полном объёме. Как и в «старые добрые» времена, народ валом валил на стадионы, в цирки, театры, бани, таверны. По праздникам, разумеется, и в церковь. Люди массово слушали шедевры «патристики», - записанные переписчиками речи отцов Церкви – Амвросия Медиоланского, Иоанна Златоуста и др. Их авторитет был даже выше, чем авторитет императора. Самого же императора недолюбливали - во многом за страшное налоговое бремя, которое он взвалил на весь народ.

Однако ещё больше его не любили за потакание германским племенам, на которые он опирался во внешней и внутренней политике.  И, если приглядеться внимательнее, - к своим тавернам римляне и жители других крупных городов боялись приближаться – в них пировали готы, недавние враги, а теперь - армия и полиция государства. Буйные ватаги одетых в грубые одежды недавно ворвавшихся из восточно-европейских степей готов наводили страх на население городов. В безопасности римляне чувствовали себя только за стенами католических церквей, куда ариане-готы не осмеливались заходить, боясь проклятия католических  авторитетов. Готов не боялись только представители другого германского племени – франков, давно живших бок о бок с римлянами, а потому перенявшие римскую культуру и облик. Только в религии франки оставались верны своим древним богам. Одетые в мундиры римских офицеров и вооружённые обоюдоострыми кинжалами, франки презрительно поглядывали на буйство готов, однако вмешиваться не решались – в силу своей относительной малочисленности.

Франки занимали высшие посты в армии Римской империи, готы – в полиции. Несмотря на свою необузданность, готы честно отрабатывали огромные деньги, выплачиваемые им императором. Даже негативно относящиеся к ним римские историки называют готов людьми слова. При этом готы никак не могли смириться с распущенностью нравов, в которую давно погрузилось население крупных городов империи, несмотря на её любовь к христианским проповедям. Столкновение между готами и «ромеями» было неизбежно.

В 390 г. гот по имени Бутерих, возглавлявший полицию одного из крупнейших городов империи – Фессалоник в Греции, которые ещё недавно были ставкой самого Феодосия, приказал арестовать за гомосексуальный разгул очень популярного в народе ипподромного наездника. Это сразу вызвало взрыв негодования в толпе «фанов» последнего, что быстро переросло в общее возмущение греков и римлян против готов. Толпа ворвалась в популярные у готов таверны и принялась избивать готов. Бутерих бросил полицейские подразделения против восставших, однако число восставших после этого только увеличилось. Тогда он попытался лично выйти навстречу горожанам с какими-то увещеваниями, и, разумеется, тут же был ими убит.

Моментально об этом было сообщено находящемуся в Милане императору. Разгневанный Феодосий, опасаясь, что готы в ответ разнесут всю империю, отдал приказ префекту претория (руководителю службы безопасности) Руфину расправиться с восставшими. Руфин ввёл в город крупные воинские подразделения, которые загнали всех без исключения горожан на арену огромного цирка. После чего люди были подвергнуты «детимации» - был казнён каждый десятый, включая детей, женщин, немощных стариков. В течение нескольких часов было убито 7000 (по другим сведениям - 15 000) человек.

Против этого резко возражал епископ Фессалоник Асхолий, когда-то крестивший Феодосия. Но спасти горожан он не мог. Однако от него всё стало известно главному церковному авторитету империи – епископу Милана Амвросию. Тот выступил с гневной проповедью против этих злодеяний, несмотря на то, что сенаторы поздравили Феодосия с «победой» и даже провозгласили «отцом народов». Осознав, что так можно утратить остатки авторитета, Феодосий лично явился в резиденцию к Амвросию с попыткой «тайного покаяния». Однако Амвросий, не желая с ним встречаться, перед этим покинул город, выслав письмо, ставшее достоянием гласности, в котором он требовал от императора прилюдного покаяния, и запретил являться в церковь. Восемь месяцев Феодосий не ходил в церковь к причастию, о чём благодаря переписчикам знала вся империя. В конце концов он явился в церковь без императорского облачения и прилюдно вымолил себе прощение, несколько часов пролежав на земле. В очередной раз Церковь Западной Европы доказала, что её авторитет выше государственного.

После этого Феодосий не мог больше находиться в Милане и в 391 г. вернулся в Константинополь. Но перед отъездом, явно под влиянием Амвросия, он издаёт беспрецендентный указ. Христианство ортодоксального направления объявляется государственной религией. Остальные культы запрещаются, особенно в городе Риме – язычникам нельзя даже подходить к своим храмам для жертвоприношения или осмотра. В частных домах языческие культы тоже запрещались. За нарушение этого запрета полагались ужасные наказания. Сторонникам неортодоксальных направлений в христианстве запрещено было завещать и наследовать имущество. Это сразу вызвало волну кровопролития. Например, занявшие языческий храм в Александрии Египетской христиане обнаружили там фаллосы и выставили их на осмеяние. Оскорблённые язычники бросились в драку. Закончилось все страшными разрушениями и кровопролитием.

На выборах консула в насквозь христианском Риме вопреки всему был избран глава языческой партии Симмах – борец против выноса Алтаря Победы из Сената.

Новая религиозная политика коснулась и готов. До сих пор император Феодосий не возражал против их открытой приверженности арианской ереси. Однако под нажимом Амвросия их церкви были вынесены за пограничные заставы крупных городов (за «столбы», за что готов стали презрительно называть «застолбниками»), вопреки желанию Феодосия, который предпочитал любой ценой видеть готов «под боком». Естественно, и сами готы вынуждены были постепенно уходить из городов, по крайней мере из городов северной Греции – Фессалоник и  Константинополя, особенно после печальных событий 390 г. в Фессалониках. Почувствовав себя ущемлёнными, готы начали присоединяться к своим не признавшим римского владычества собратьям в ущельях Балкан – к северу от Фессалоник, и стали переходить к «партизанским» действиям. Неожиданно у них появился вождь – совсем молодой, но амбициозный Аларих, родившийся в дельте Дуная, который разочаровался в возможности сделать карьеру на римской службе. Считалось, что он - сын вождя вестготов Алавива, соратника Фритигерна, коварно убитого римским чиновником Лупицином в 376 г. в Маркианополе, после чего готы разорили половину Римской империи и с большим трудом были усмирены Феодосием. Теперь начиналось всё сначала.

 

Иллюстрации:

 

1. Амвросий

 

2. Скачки на арене цирка. 4 век

 

3. Святой император Феодосий. Православная икона

 

4. Амвросий не пускает Феодосия в церковь (ван Дейк)

 

5. Аларих

 

 

Борис Грейншпол

__________________________________________________________