Интриги и компромиссы

 

383 год оказался катастрофой для молодого римского императора Грациана, правившего западной половиной Римской империи. В начале года он отправился из своей столицы – Милана за Альпы, в провинцию Рецию (нынешняя Бавария), где в очередной раз активизировались алеманны. Алеманны готовились перейти через альпийские перевалы и вторгнуться на римскую территорию, поскольку из своих мест они вытеснялись неукротимым движением Великого переселения наародов. Наступавшие с Востока гунны и их союзники теснили на Запад остготов. Те теснили вандалов. С севера на вандалов надвигались племена лангобардов. Вандалы, в свою очередь, теснили алеманнов из племени ютунгов, обитавших в Баварии.

Находясь в Реции, где так и не успел нанести свой очередной удар по алеманнам, Грациан узнал, что в провинции Британии произошёл переворот, и войска объявили императором своего командующего Магна Максима. Тогда Грациан решительно повернул на Запад и вскоре был в Париже, где разместил свою ставку, откуда собирался вторгаться в Британию.

Однако Максим его опередил и сам перешёл Ла Манш навстречу Грациану. Неожиданно военные части, размещённые в Галлии (Франции), стали переходить на сторону узурпатора. Грациан оказался жертвой собственной налоговой политики, согласно которой финансовые потоки шли в столичные регионы, а провинции оставались обездоленными. Там закрывались монетные дворы, что делало невозможной выплату жалованья легионерам.

К тому же Грациан вообще относился презрительно к знаменитой римской пехоте, завоевавшей полмира. Он делал ставку на кавалерию. К этому времени Грациан создал огромную армию из прирождённых всадников – аланов, массово бежавших к нему от гуннов. Постепенно он хотел заменить ими всю армию.

Расположенная в Галлии (включая часть нынешней Германии) римская армия состояла в основном из германцев-франков, живших в низовьях Рейна. Франком был и её командующий Меробауд, чья ставка находилась в Трире. Когда-то его интригами был убит полководец Феодосий Старший, и Меробауд стал фактически править империей при малолетнем Грациане. Но когда Грациан назначил своим соправителем сына Феодосия, а сам перенёс резиденцию в Милан, подчеркнув независимость от Меробауда, тот стал относиться к императору враждебно.

В результате Меробауд переходит на сторону Максима, а с ним и все галльские легионы. Максиму пришлось воевать только с жившими за пределами империи свободными франками, верными союзу с Грацианом.

Любимых Грацианом аланов рядом с ним не оказалось, и он очутился в западне с небольшим отрядом телохранителей и несколькими друзьями. Из Парижа они смогли бежать и вскоре оказались в Лионе, где находились верные Грациану части.

Однако среди его «друзей» был тайный агент Максима полководец Андрогафий. Он воспользовался тем, что Грациан ожидал свою молодую жену, на которой только недавно женился. Спрятавшись в закрытой карете, Андрогафий велел слугам сообщить Грациану, что приехала его жена. Когда Грациан вскочил в карету, Андрогафий нанёс ему смертельный удар.

Таким образом, в 383 г. не стало довольно успешного, хоть и делающего ошибки молодого, эмоционального и чистосердечного императора Грациана. На момент гибели ему было 24 года. Самостоятельно, после смерти отца, он правил 8 лет.

Захватив Галлию, Магн Максим перенёс свою столицу в давнюю столицу римских императоров – Трир.

Неожиданно два других императора, бывших соправителями Грациана, признают власть Максима на захваченной им территории – Британии и Галлии. Более того, -  ему отошла Испания. Испанец Феодосий наверняка помнил своего земляка Максима по временам своей боевой молодости. Родной же брат Грациана, 12-летний Валентиниан Второй, живший в Милане, находился под опекой генерала Бауто, по происхождению франка, который был старым другом Меробауда. Бауто поначалу попытался натравить на Максима жившие в Галлии племена, но быстро этот приказ отменил. Самого Меробауда даже избирают римским консулом, после чего он, скорее всего, остаётся жить в Риме, где и умирает в 388 г. 

Часть римских легионов, не признавших Максима, покидает Британию. За Валентинианом Феодосий признаёт власть над Италией, Африкой и Западной Иллирией (Югославией). Его полководец Бауто выбивает из провинции Реция вторгшихся туда ютунгов. При этом ему помогают оккупировавшие за год до этого Паннонию (Венгрию) гунны, и союзная им часть аланов.

Мир  с Максимом был заключён при посредничестве епископа Амвросия Медиоланского, самого уважаемого в империи человека – отца католической Церкви. Он не хотел войны и, воспользовавшись тем, что испанец Максим был фанатичным католиком, смог получить от него обещание, что тот не будет вторгаться во владения Валентиниана. При этом Амвросий стал фактическим регентом при Валентиниане. Однако его возненавидела мать Валентиниана, Юстина, также проживавшая в Милане, которая погибшего Грациана воспринимала как сына, хоть он и был сыном её супруга Валентиниана Первого от первого брака. Из чувства мести она переходит в арианство и агитирует народ на возмущение против Амвросия.

Правящий на востоке империи из Константинополя император Феодосий был в это время далёк от постигших  Запад потрясений. Ему даже удалось решить вечную иранскую проблему. Правящий после смерти страшного для Рима Шапура Второго шах Ардашир Второй, хоть и в меньшей степени, чем Шапур, продолжал войну с Римом. Неожиданно вспыхнул заговор аристократов, свергнувший Ардашира, не исключено, что не без помощи Феодосия. К пришедшему к власти в 383 г. Шапуру Третьему  Феодосий отправляет делегацию во главе с прославившемся впоследствии полководцем Стилихоном, который заключает с Ираном мир на выгодных Феодосию условиях.

Своего 6-летнего сына Аркадия Феодосий назначает своим соправителем.

Поскольку в Константинополе, несмотря на запрет, продолжали поддерживаться всевозможные ереси, а поставленный Феодосием в качестве церковного патриарха генерал Нектарий ничего не мог им противопоставить, Феодосий решил созвать всех идейных вдохновителей этих направлений на «Собор», где заставил в письменном виде предоставить свои «исповедания». Это успел сдела ть даже умерший прямо перед этим мероприятием арианин Ульфила, креститель готов, с которым Феодосий не решался спорить, поскольку армия Феодосия на этот момент состояла в основном именно из ариан-готов. Местным жителям – грекам, Феодосий не доверял, особенно живущим в Константинополе. На Соборе Феодосий просто разорвал все «исповедания», кроме  документа, поданного Нектарием. До этого императоры никогда так откровенно не вмешивались в дела религии.

Проигравшие богословы вынуждены были бежать из Константинополя, в том числе и знаменитый философ Евномий, вынужденный уехать в Мёзию (юг Румынии), населённую арианами-готами и прекративший всякую агитацию, благодаря чему и дожил до 398 г.

 

Иллюстрации:

 

1. Грациан

 

2. Магн Максим

 

3. Шапур Второй и Шапур Третий (рельеф мавзолея в Керманшахе)

 

 

Борис Грейншпол

__________________________________________________________