Имперские амбиции короля готов

 

В 414 г. хаос, в который погрузилась Западно-Римская империя, несколько уменьшился. Однако это уже была не та империя, что раньше. Логичне её было бы назвать «Римской конфедерацией». В руках императора Гонория, безопасно расположившегося со своим двором в Равенне, оставались только Италия, небольшие участки земли за Адриатикой, а также - во Франции (Прованс), в Испании (Тарраконская провинция – нынешняя Каталония), и Африка, возвращенная за год до этого (север нынешних Туниса и Алжира). После неудачной высадки в Риме в 413 г. попытавшегося захватить власть наместника Африки Гераклиана, Италии уже больше ничего не угрожало. Защищённая со всех сторон Альпами и морем, географически Италия является самой неприступной областью Европы, но при этом, расположившись в центре Средиземноморья, сама легко может объединить вокруг себя огромный регион. Это обстоятельство облегчило создание огромной Римской империи и притормозило её окончательный крах.

В насквозь «романизированных» (то есть говоривших, как римляне, – на латыни) землях – Галлии (нынешней Франции, Бельгии и западе Германии) и Испании расселились прорвавшиеся через Рейн в 406 г. «варвары» - германцы и аланы. Они находились там в статусе «федератов» - союзников Римской империи, то есть будучи совершенно независимыми, формально входили в состав империи, создавая иллюзию её целостности. Местное население этих стран фактически было заложниками варваров. Крестьяне, поначалу лишившиеся всего, постепенно восстанавливали своё хозяйство, постоянно отдавая пришельцам огромную часть урожая. Горожане, поначалу благополучно пережившие нашествие за стенами своих городов, поскольку варвары их брать не умели, оказались тоже в полной зависимости от «федератов», так как продовольствие теперь должны были покупать у них, отдавая буквально «последнюю рубашку». Расположенные по всей Испании и Франции виллы римских аристократов, постепенно становились похожими на средневековые рыцарские замки, за стенами которых они вынуждены были держать всё своё хозяйство.

Вселившиеся в Испанию в 409 г. вандалы, аланы и свевы были федератами Гонория с 411 года, после разгрома имперскими войсками захватившего в Испании власть «герцога» Геронтия при марионеточном императоре Максиме, которому пришельцы присягнули ранее. Новопоселенцы Галлии стали федератами только в 413 г., после разгрома другого самозванца – Иовина. При этом весь юг Франции  к западу от реки Роны (вплоть до Атлантики) находился в руках могущественных вестготов (во главе с королём Атаульфом), в 412 г. вытесненных туда из Италии. Центр Франции – огромные территории бассейнов Луары и Сены, находились в руках свирепых аланов короля Гоара; к востоку от них – вплоть до Рейна, располагалось ещё одно могучее племя – бургунды Гундахара; небольшая территория на севере Галлии (фактически нынешняя Бельгия), находилась в руках франков Теудемира. Территория Голландии оказалась в руках саксов, которые федератами не были.

Король вестготов Атаульф одной «Аквитанией» ограничиваться не хотел и вынашивал планы создания единой «Готско-Римской» империи. Для этого он решил пойти на беспрецедентный шаг – жениться на находящейся у него в заложницах сестре Гонория Галле Плацидии при том, что браки германцев и римлян вообще были запрещены. Этим он «рубил мосты» в отношениях с действующим императором, однако это создавало для него перспективу самому когда-то стать императором, тем более, что у Гонория не было детей. В результате на берегу Средиземного моря, в городе Нарбонне, который Атаульф захватил у римлян за несколько месяцев до этого, выгнав оттуда римского управляющего всей Галлией и сделав своей столицей, перенеся её туда из Тулузы, состоялась в 414 г. грандиозная свадьба Атаульфа. Как пишет живший тогда историк Олимпиодор, это происходило: «... в доме некоего Ингения, первого человека в городе (епископа). Плацидия сидела в украшенном по-римски брачном чертоге,  в царском уборе; рядом с ней сидел Атаульф, облаченный в хламиду и другие римские одеяния. Среди прочих свадебных даров Атаульф подарил пятьдесят красивых юношей, одетых в шелковые одежды; каждый из них держал на руках по два больших блюда, полных одно золотом, а другое - ценными, вернее бесценными камнями, которые были похищены в Риме после взятия города готами (в 410 г.). Затем сказаны были эпиталамии (хвалебные речи) сначала Атталом (отставным императором, перемещавшимся вместе с готами), а затем Рустикием и Фивадием. Брак был совершен при общем весельи и радости и варваров, и находившихся среди них римлян».

Разгневанный Гонорий брак законным не признал и отменил обязательные поставки зерна вестготам, которые были обещаны им при заключении договора о статусе федератов. В сущности эти поставки стали возможны только с осени 413 г., когда в Африке был свергнут саботировавший снабжение Рима зерном наместник Гераклиан. В стане готов, которые в ожидании поставок проели всё, что им удалось найти в Аквитании и в портовых складах Нарбонны, тут же начался невероятный голод.

В ответ на это Атаульф выходит из союза с Римской империей и объявляет императором Аттала, как это уже делал в 409 г. предшественник Атаульфа, Аларих (Аттал тогда был префектом города Рима). Эта церемония состоялась уже не в Нарбонне, а в Бордо – на берегу Атлантического океана. Судя по всему, двор Атаульфа, очистив до зёрнышка склады Нарбонны, теперь рассчитывали найти зерно на складах Бордо.

Провозглашение самозванного императора всегда служило поводом к войне. Гонорий отправляет в Галлию римскую армию во главе с главнокомандующим Констанцием, который до этого разгромил уже многих сепаратистов. Чтобы задать Констанцию дополнительный стимул в борьбе с готами, Гонорий обещает ему руку Галлы Плацидии, – это фактически означало, что Констанций становится престолонаследником.

Тем временем население города Бордо, вначале очень дружественно встретившее готов, восстало. Готы были внезапно выбиты из города. В отместку Атаульф предал город огню. Префект (мэр) Бордо – Паулин успел бежать в соседний город Базас, откуда смог отправить гонцов к королю могущественных аланов – Гоару. Вестготы осадили Базас и начали разорять окрестности, в чём им помогали «багауды» - существовавшие  с давних времён конные пастухи-партизаны, не желавшите платить налоги Риму. Подоспевший вскоре Гоар уговорил перейти на свою сторону всех аланов, которые воевали на стороне вестготов, а их было довольно много ещё со времён Алариха.

После этого Гоар легко оттеснил вестготов далеко на восток – в Прованс, где они и были блокированы с суши и моря Констанцием. Атаульф спрятался за мощными стнами Нарбонны. Констанций, уже привыкший к сладкой жизни в Равенне и занимавший все самые высокие посты в империи, не захотел ввязываться в кровопролитную войну с огромным войском готов, и продержав Нарбонну в осаде полгода, просто предложил Атаульфу уйти через Пиренеи в Испанию, что он и сделал в 415 г. Причём Констанций на этот раз даже не потребовал выдачи ему Галлы Плацидии, поскольку знал, что она ждёт от Атаульфа ребёнка.

 

Иллюстрации:

 

1. Галла Плацидия

 

2. Гонорий и Галла Плацидия

 

3. Гонорий

 

 

Борис Грейншпол

__________________________________________________________