Гуннская угроза и византийская церемония

 

В 330-е годы римский император Константин неожиданно столкнулся с натиском на дунайскую границу сарматов и германских племён – прежде всего готов и вандалов. Чтобы отбросить их за Дунай, пришлось совершать тяжёлые походы и прилагать дипломатические усилия.

Естественно, эта неожиданная самоубийственная политика тоже объясняется внешними причинами. Угроза нависала из-за горизонта бескрайних степей, простирающихся от Нижнего Дуная до Дальнего Востока. Европейскую часть этих степей населяли германцы-готы и сарматы-аланы. За Уралом обитали близкие монголам тюркоязычные кочевники гунны, вызывающие у европейцев ужас своим внешним видом и способностью сутками мчаться на коне, метко и далеко стреляя из лука. В 290-е годы они уже чуть было не прорвались через Уральские горы, серьёзно напугав готов и аланов. Но тогда гунны воспользовались ослаблением Китая, и всей своей массой обрушились на Китай. В результате ими была подчинена северная половина страны и разрушена древняя китайская столица Лоян. Южные китайцы со столицей в Нанкине с трудом от них отбивались.

Территория Казахстана и Средней Азии тоже была захвачена гуннами, терроризировавшими оттуда могучий Иран.

Однако в 329 г. в Северном Китае против гуннского повелителя Лю Яо восстало небольшое племя цзе. Его вождь Ши Лэ создал княжество Чжао, и в 330 г. разгромил гуннов, провозгласив себя императором. В 334 г. на смену ему пришел его родственник Ши Ху. Установленный им в Китае режим намного превосходил по жестокости авторитарный режим Константина в Римской империи. Пленников он закапывал живьём в землю и подвергал поголовному истреблению население захваченных городов. Власть его была невыносима для подданных из-за тяжёлых трудовых повинностей и вымогаемых с чрезвычайной жестокостью налогов. От отчаяния люди бежали куда глаза глядят или кончали жизнь самоубийством. По свидетельству современников: «трупы самоубийц устилали дороги». Огромные массивы пахотных земель были обращены в охотничьи угодья императорской семьи. Всех, уличенных в браконьерстве, казнили без всякой жалости.

Естественно, свергнутые китайские гунны вынуждены были бежать из этого кошмара, не дождавшись свергнувшего этот режим восстания 340 года. Они устремились на Запад, выталкивая живших там своих соплеменников. В результате ещё в начале 330-х годов обитавшие в Зауралье «чёрные гунны» перешли Урал и двинулись походом в сторону Волги, тесня живущих там аланов. Те усилили свой натиск на Запад, и всё это в результате вылилось в натиск (который пришлось отражать Константину) варварских племен на Дунай.

«Чёрные гунны», которые с тех пор вошли в европейскую историю, несколько отличались от своих азиатских собратьев. У них был не настолько выраженный монголоидный облик. В течение долгого времени они смешивались с финно-угорскими племенами, жившими в Зауралье, и были похожи скорее на венгров, чем на монголов. Однако европейцы упорно описывали их монголоидами.

После слабого натиска 331 г. последовал более мощный - в 334 году. Вызванная им цепная реакция фактически лишила своей земли сарматов, живших на территории нынешней Венгрии. Сарматы напали на имперские земли. Сын императора Констанций нанес им поражение, после чего Константин расселил их (300 тысяч человек) в качестве федератов (народа на военной службе у Рима) в придунайских провинциях и даже в Италии.

В сложившейся ситуации вандалы-асдинги из Словакии снова напали на живших в Румынии готов. Король вестготов Гиберих опять их разгромил в 334 г. и убил их короля Визимира. Константин и вандалов после этого разместил на римских землях в провинции Паннония. Там же оказалось множество бежавших из Восточной Европы славян, которые очутились в рабском положении у сарматов и вандалов. Но вскоре славяне поднимают с трудом подавленное восстание.

Из вандалов и сарматов Константин создал несокрушаемую конницу. Вестоты и так уже были его федератами.

Во внутренней политике Константин всё больше превращал Римскую империю в деспотичную империю восточного типа. Был введен (в 333 г.) совершенно непривычный для римлян сложный царский ритуал (знаменитая «византийская церемония»), который был перенят у так называемых «эллинистических» государств, возникших на стыке греческой и восточной культур. В основанной Константином новой столице Византии (Константинополе) звучала не латынь, а греческая речь. По сути это была уже не Римская, а Византийская империя. Тяжёлая эксплуатация граждан, в отличие от Китая, не вызвала волны самоубийств, бегства и восстаний. Это противоречило христианскому духу новой империи. Христианство фактически спасло Римскую империю от развала – люди просто не замечали своего тяжёлого положения, думая о спасении души, а не тела. Это помогло вывести римскую экономику из состояния тяжёлого кризиса.

Всё же восстания иногда происходили. В 334 г. на удалённом от размещения римских легионов острове Кипр вспыхнуло восстание Калокера. Простой начальник верблюжьих стад Калокер провозгласил себя императором. Однако вскоре он был разбит наместником Востока со ставкой в Антиохии – сводным братом Константина (сыном Констанция Хлора от другой жены) Флавием Далмацием, и сожжён заживо. Это резко усилило позиции самого Далмация. С 333 г. он занимал самые высокие должности республиканского Рима - цензора и консула. После победы над Калокером он получил и статус «цезаря» (младшего императора). До этого им обладали только дети Константина. Однако в отличие от несовершеннолетних сыновей Константина, этот умудрённый опытом полководец вполне мог бы сменить стареющего императора. Флавий с 325 г. жил в Константинополе, переселившись туда из Тулузы вместе со своими сыновьями – Далмацием и Ганнибалианом. Ганнибалиан был женат на дочери императора – Константине.

В 335 г. Константин и сам осознал, что ему нужен наследник. Однако он на своём опыте убедился, что в одиночку невозможно обеспечить обороноспособность империи. И он опять делит империю между своими сыновьми и племянниками – сыновьями Флавия Далмация. Его старший сын Константин Второй получает самые западные области – Галлию (с Германией), Британию и Испанию; второй сын Констанций – провинцию Азия (запад нынешней Турции), Сирию и Египет (наиболее христианские районы империи), третий сын Констант наследует центральный регион – Италию, Иллирию и Африку. Старший сын Флавия – Далмаций приобрёл Грецию и Фракию, Ганнибалиан – самые восточные регионы, не выходящие к Средиземному морю, формально считающиеся независимыми государствами – Понт на востоке Турции, Боспорское царство в Крыму и Армению (при этом с титулом царя царей, который носил шах Ирана, тоже претендующий на эти области). Тем самым был брошен вызов Ирану.

Однако власть наследников была чисто формальной. При жизни Константин ни с кем не хотел делиться властью.

 

Иллюстрации:

 

1. Флавий Далмаций

 

2. Далмаций Младший

 

3. Ганнибалиан

 

4. Византийский император

 

 

Борис Грейншпол

__________________________________________________________