Гунны – победители и побеждённые

 

В начале пятого века в мире внешне сохранялось привычное для античной эпохи расположение государств: примерно на одной широте тянулась «цепочка империй» от Атлантического до Тихого океанов. На крайнем Западе по-прежнему находилась Западно-Римская империя, со столицей в Равенне. К востоку от неё располагалась Восточно-Римская (Византийская) империя со столицей в Константинополе. За ней находился могучий Иран, руководимый шахской династией Сасанидов; дальше – Индия во главе с династией Гуптов; и у Тихого океана – Китай, точнее - несколько враждующих друг с другом «Китаев».

На деле существование этих империй было призрачным. С севера на всём протяжении их атаковали многочисленные «варварские» племена, которые даже селились на территориях этих империй, создавая прообразы средневековых королевств. Наиболее могучим из этих варварских племенных объединений были азиатские кочевники гунны. Когда-то они кочевали в степях Монголии, Северного Китая и Южной Сибири, но были вытеснены оттуда другими кочевниками. В результате гунны захватили всю Среднюю Азию и всю степь от Урала до Карпат, а потом и примыкающие к ней лесные зоны, – вплоть до Балтийского моря. В конце концов, в подчинении у гуннов оказалась почти вся Германия, что и вызвало массовое переселение германцев вместе со степняками – аланами, на территорию Римской империи. Оставшиеся вынуждены были гуннам покориться.

Лёгкость, с которой гунны захватили почти весь Запад, нависнув чёрной тучей над обеими Римскими империями и Ираном, объясняется совершенством их военной техники, которой давно овладели китайцы и окружающие их племена, но не знакомой на Западе до прихода гуннов. Гунны великолепно справлялись с прицельной стрельбой из лука на полном скоку и метанием дротиков; при помощи изобретения стремян они могли быстро поворачиваться в седле и стрелять во всех направлениях. Но вскоре покорённые ими народы также овладели этой техникой, и господство гуннов над ними несколько ослабло.

Кроме того, распространившись по огромной территории, гунны стали растворяться среди окружающих народов. Держава гуннов распадалась на многочисленные «улусы», и связь между ними постоянно ослабевала. Долгое время гунны делились на два основных улуса – Восточный и Западный. В Восточный улус «Чёрных гуннов» входила вся степь от Днепра до Урала, и Средння Азия. Жившие там гунны сохраняли свой изначальный жизненный уклад, поскольку условия степей позволяли им пасти свои многочисленные стада. Их ставкой был палаточный город Кара-Балин (по предположению многих историков, – на территории нынешнего Киева). Великим ханом «чёрных гуннов» был Каратон. Ему подчинялись (благодаря удачному расположению на Днепре) и западные гунны, несмотря на наличие собственных ханов. Римские империи и Иран платили ему дань и высылали заложников, что способствовало неожиданному сближению постоянно воюющих между собой Византийской империи и Ирана.

В заложниках у Каратона был, в числе прочих, римский офицер Аэций, родившийся в степной провинции Паннонии, и потому великолепно с детства владевший гуннской военной техникой и языком. С 409 по 416 годы Аэций находился в плену у вестготов, пока вестготы во главе с королём Вальей не заключили мир с Римской империей и не вернули пленников. Однако в 415 г. византийские агенты убили хана придунайских гуннов - Доната. Чтобы задобрить Каратона, византийцам и римлянам пришлось отправить к нему знатных заложников. И Аэций, только освободившись от готов, оказался среди гуннов, которых он поразил своим военным мастерством.

Западные гунны к этому времени заметно отличались от восточных, – степей за Днепром было мало и стада пасти было негде. Гунны просто становились правящей верхушкой у германских и славянских племён, перенимая их культуру, язык, имена. На Западе сложилось три улуса, – ими руководили сыновья Каратона. Ближе к Днепру находился улус «Волинана» (Волынь) во главе с Ругилой, после гибели Доната ему отошли также земли нынешней Болгарии. На Среднем Дунае находился улус хана Бейбарса (Бавария), на Эльбе – улус Октара (Ак-Тюрка), в честь которого население большей части Германии стало называться тюрингами («ак-тюрингами»). Октар постоянно оказывал нажим на живущих вдоль Рейна бургундов, а также саксов Северной Германии, вынужденных массово переселяться в Британию. Фактически в улусах Бейбарса и Октара ничего гуннского не осталось, – это были германские племенные объединения, руководимые гуннами, полностью перенявшими германскую культуру и женатыми на германских  «принцессах». На дочери самого Октара, похоже, женился король франков Фарамонд, обезопасив себя таким образом от гуннского вторжения.

Постепенно гунны совсем бы растворились среди европейских племён, как растворились во Франции и Испании бывшие кочевники аланы. Однако произошёл новый всплеск «Великого переселения народов», и всё началось сначала. Создавшие кочевую империю на севере Китая жужане (будущие авары) во главе с правившим с 410 г. их вторым каганом Хулю (вплоть до его убийства собственными вельможами в 415 г.) активно, при помощи Китая, захватывали Прибайкальскую Сибирь. Многие обитавшие там народы бежали в Среднюю Азию. Самым крупным из бежавших народов были тюрки-уйгуры (не целиком). В Средней Азии произошёл переизбыток населения. Гунны стали давить на Иран и государства-оазисы - Мерв, Балх и т.д. Окончательно пало Кушанское царство в Афганистане, когда-то бывшее огромной империей, охватывающей всю Среднюю Азию и Индию. Иранский шах Йездегерд, который смог добиться мира на внешних границах, а также религиозного мира внутри страны, смог создать коалицию из племён Средней Азии, с которыми ранее Ирану приходилось воевать. В противовес «чёрным гуннам» выступила разношёрстная коалиция, состоявшая из бывших ираноязычных горожан долины реки Эфталь – эфталитов, а также - потомков кушан – кидаритов, тюрков – хионитов, часть уйгуров, потомков массагетов, называющих себя «алхан» (то есть аланами), каких-то «ложных аваров» и многих других. Коалиция стала называться «белыми гуннами» (по-тюркски – акацирами). Ведущую роль в ней стали играть наиболее цивилизованные среди этих племён эфталиты.

«Чёрные гунны» были из Средней Азии выбиты. Об этом говорят многочисленные монеты, изготовленные в те времена в Иране, Кушане, городах-оазисах, но неожиданно попавшие в Карпаты и другие места расселения европейских гуннов. Таким образом, среднеазиатские гунны бежали в Европу. Сначала они расположились в степях Поволжья и Причерноморья, в рамках своего же улуса. Однако «белые гунны» развивали своё наступление и вскоре выбили «чёрных» и оттуда. В 420 г. Кара-Балин пал. Каратон, по-видимому, был убит. Заложники, включая Аэция, вернулись на родину.

Отныне степи к востоку от Днепра стали принадлежать акацирам – странному народу, в котором сочетались иранские, тюркские и финно-угорские корни. Позже название акациров стало произноситься как «хазары». Первым великим ханом (каганом) акациров-хазар был Каридах. Оставшиеся в Средней Азии по-прежнему назывались эфталитами. С хазарами они больше не имели ничего общего, у них были другие проблемы: в 418 году, воспользовавшись уходом гуннов и акациров,  в Среднюю Азию вторглись жужане. Теперь их возглавлял каган Датань. Переподчинив кидаритов, они стали вместе с ними и остатками «чёрных гуннов» вести войну против эфталитов и поддерживавшего их Ирана. От окончательного разгрома спасла новая ссора жужаней с Китаем.

После разгрома Восточного улуса, гуннам и сопутствовавшим им тюркским племенам (булгарам и др.) пришлось целиком перебазироваться в Западную Европу. Их новым верховным правителем стал Ругила. Опасаясь дальнейшего продвижения акациров, он попросил у римского императора Гонория предоставить ему для расселения на правах «федератов» (то есть несения военной службы) провинцию Паннонию, – нынешнюю Венгрию. Венгерские степи («Пушта») подходили для кочевого образа жизни гуннов. Гонорий охотно на это согласился. На высоком берегу реки Тисы Ругила строит новую столицу империи гуннов, защищённую гораздо лучше, чем Кара-Балин. Ругила получает высокое римское воинское звание и «оклад» в 350 фунтов золота. Часть гуннов по просьбе римских властей была отправлена во Францию, – подавлять крестьянское восстание «багаудов», где им пришлось воевать под началом отца Аэция – военачальника  Гауденция. Теперь уже гуннам пришлось высылать знатных заложников в Рим, в том числе племянника Ругилы – 14-летнего Атиллу. Занимавший благодаря расположению сестры императора Галлы Плацидии важное положение при дворе, 24-летний красавец Аэций хорошо знал Атиллу, находясь в плену у гуннов. Встретив Атиллу как лучшего друга, знавший гуннский язык Аэций обеспечил ему блестящее образование, особенно в области военной стратегии. В результате не утративший гуннских «волчьих» повадок, Атилла приобрёл облик и привычки римского аристократа, хорошо разбиравшегося в римских придворных интригах.

Всё это вело Европу к новой катастрофе.

 

Иллюстрации:

 

1. Гуннские идолы

 

2. Аэций

 

3. Руины Мерва в Туркмении

 

4. Белые гунны

 

4. Акацир

 

5. Пушта

 

 

Борис Грейншпол

__________________________________________________________