Готы – союзники Рима

 

Одновременно с проведением Второго Вселенского собора, окончательно утвердившего православно-католическую Церковь в качестве государственной, а арианскую ересь поставив вне закона, императору Феодосию приходилось в 381 г. по-прежнему заниматься готской проблемой.

Огромные римские территории в центре Балканского полуострова были по-прежнему фактически оккупированы недавно переселившимися туда из-за Дуная вестготами. Феодосию и его соправителю Грациану в предыдущие годы удалось остановить разграбление готами этой территории, а также не допустить заселение ими Греции, Македонии и Эпира (нынешней Албании), расколоть на мелкие группки, которые заключили союз с римлянами и помогли уничтожить  недружественные Риму группировки. Очень своевременно для Рима умер король вестготов Фритигерн.

Тем временем другая ветка готского народа – остготы, во главе с Алатеем и Сафраком  перешла в Паннонию (Венгрию и Трансильванию), откуда вытеснила другие жившие там германские племена. В том числе был вытеснен из горной Трансильвании Атанарих, не принявший христианство в любой его форме князь вестготов, когда-то воевавший с многими римскими императорами, свергнутый и изгнанный с Дуная своим родственником Фритигерном, крещёным, и союзным на тот момент с Римской империей. После этого Атанарих с сохранившей ему верность частью вестготов создал процветающее государство в Молдавии, но оттуда он был вытеснен гуннами в трансильванские Карпаты. Будучи во враждебных отношениях с Фритигерном, Атанарих не принял участия в переселении готов на римские территории, и поэтому своим врагом новые римские императоры его не считали.

Когда занявшие Паннонию остготы заключили договор о союзе с римским императором Грацианом, это открыло им доступ к финансовым и продовольственным базам империи. В этой ситуации подвластные Атанариху вестготы, уставшие от голодной жизни в горах, массово переходят на сторону остготов. В результате при помощи Алатея и Сафрака Атанарих был вообще свергнут и изгнан.

Теперь уже Атанариху пришлось просить убежища в римских землях за Дунаем, тем более, что его давний враг Фритигерн к этому времени умер. Для императора Феодосия небольшой отряд Атанариха никакой угрозы не представлял. Не мешало и его язычество, – тогда более ненавистными  врагами для императора были «неправильные» христиане – ариане и прочие еретики. При этом, после смерти Фритигерна, у вестготов не было единого вождя и, соответственно, с вестготами нельзя было заключить единый договор о превращении их в «федератов», - союзников, живущих на римской территории и обязанных воевать за Рим, подобно договору Грациана с остготами.

Бывший в прошлом правителем всех вестготов Атанарих идеально подходил для этого.

Атанарих торжественно был принят в Константинополе именно в качестве короля всех вестготов. С ним и был заключён необходимый договор. Атанариху были преподнесены богатые дары. Сам Атанарих был в изумлении от подобного приёма. До того, в течение всей жизни, он боялся появиться на римской территории, чем оскорблял императоров. Валенту даже пришлось встречаться с Атанарихом на лодке посреди Дуная. Теперь же Атанарих не мог прийти в себя от роскоши Константинополя – Второго Рима. Как пишет готский историк Иордан: «...бросая взоры туда и сюда, он глядел и дивился то местоположению города, то вереницам кораблей, то знаменитым стенам. Когда же он увидел толпы различных народов, подобные пробивающимся со всех сторон волнам, объединенным в общий поток, или выстроившиеся ряды воинов, то он произнес: «Император — это, несомненно, земной бог, и всякий, кто поднимет на него руку, будет сам виноват в пролитии своей же крови». Был он, таким образом, в превеликом восхищении, а император возвеличил его еще большими почестями».

Всё же эта ситуация была чревата многими недоразумениями. Готы могли осознать, что никогда не уполномачивали Атанариха на переговоры с Римом.  В то же время трудно было предсказать поведение Атанариха и в противном случае – когда он поймёт, что является  руководителем огромного вооружённого народа, расположенного внутри границ Римской империи. Вполне естественно, что, как пишет Иордан: «...по прошествии немногих месяцев (в начале 382 г.), Атанарих переселился с этого света. Мертвого, император почтил его милостью своего благоволения чуть ли не больше, чем живого: он предал его достойному погребению, причем сам на похоронах шел перед носилками». Только изобразив огромное горе, Феодосий смог уверить простодушных готов, что Атанарих умер своей смертью.

В результате, «...после смерти Атанариха всё его войско осталось на службе у императора Феодосия, предавшись Римской империи и слившись как бы в одно тело с римским войском; таким образом было возобновлено то ополчение федератов, которое некогда было учреждено при императоре Константине, и эти самые готы стали называться федератами». У вестготов опять не было единого лидера. Но Феодосию он был уже и не нужен. Не исключено, что в эту эпоху был ещё жив соратник Фритигерна – Алавив, но никаких данных об этом нет.

После этого Феодосий заключил договор с каждым вестготским старейшиной (герцогом) лично, чем окончательно утвердил отсутствие единого Вестготского королевства. Для заключения этих договоров, в «длительную командировку» был отправлен генерал Сатурнин. Вестготы освобождались от налогов и платы за постой на римской территории. При этом обязаны были воевать за императора. Как бы то ни было, римские провинции Фракия и Мезия (Болгария, часть Сербии и Румынии) оставались в руках готов, которые продолжали и дальше грабить местное население, несмотря на военный союз с императором.

Тем временем с Востока продолжалось продвижение огромного азиатского народа гуннов. Впереди гуннов шли их союзники из покорённых ими германских племён Северного Причерноморья. В 382 г., по не вполне ясным историческим данным, они перешли Карпаты и вторглись в Паннонию. Германское племя причерноморских скиров, союзное гуннам, обрушилось на королевство остготов – «федератов» Рима. С севера, с Эльбы, в поддержку скирам выступили германцы-лангобарды, давно желавшие переселиться на эти плодородные земли. За скирами шли гунны. В Паннонии они утвердились надолго, она стала центром их дальнейшей экспансии в Западную Европу. Не зря и сейчас эта страна на языке населяющих её венгров зовётся «Хунгари» - страна гуннов. Существует мнение, что гунны обрушились на остготов по просьбе Феодосия, который заплатил за это гуннам золотом. Однако это открыло гуннам путь в Европу.

Вожди остготов Алатей и Сафрак, похоже, погибли. По крайней мере о них больше нет упоминаний. Оставшиеся остготы переселились выше по течению Дуная, в район Вены, откуда они вытеснили в очередной раз постоянно теснимых ими вандалов. В это время остготов возглавляет король Вандалар («Гроза вандалов»). По мнению древних историков, под этим именем скрывался юный король остготов Видерих, сын разгромленного гуннами Витимира. За несколько лет до этого он, в сопровождении герцогов Алатея и Сафрака, бежал вместе с остальными не подчинившимися гуннам остготами из захваченного гуннами Приднепровья. Имя «Вандалар» он получил в честь побед над вандалами. Союзники остготов – кочевники-аланы (потомки скифов), в основном перешли после захвата гуннами Паннонии на сторону гуннов.

Вандалы переселяются дальше на Запад – в римскую область Рецию.

Римских императоров заальпийские области уже не интересовали, и они по-прежнему недооценивали самую страшную для них угрозу – угрозу гуннского нашествия.

 

Иллюстрации:

 

1. Горы Трансильвании

 

2. Константинопольский  легионер 4 века

 

3. Готы на римской службе

 

 

Борис Грейншпол

__________________________________________________________