Готы как предчувствие

 

К 385 г. Римская империя оставaлась разделённой на три части. Отношения между их императорами, которые хоть и сохраняли сотрудничество друг с другом, на деле становились всё более холодными. Старшим из них считался Феодосий Великий, чья столица находилась в огромном и роскошном Константинополе (ныне – Стамбул). Опираясь на армию, состоящую из готов, сторонников арианской ереси, от всего остального населения он требовал беспрекословного служения православно-католической вере, которую он объявил государственной. Ему непосредственно подчинялась вся восточная половина Римской империи – почти весь Балканский полуостров, Малая Азия, Ближний Восток, Египет.

Испанией, Британией и Галлией (нынешняя Франция и запад Германии) владел захвативший власть Магн Максим. Его столицей был Трир. Он был ещё более ревностным католиком, чем Феодосий. Если тот только грозился смертной казнью за «ересь», то Магн Максим казнил на самом деле.

В результате самым демократичеcким был режим в государстве 14-летнего Валентиниана Второго. Столицей его удела был Милан. В его владения входили Италия и Северная Африка. Пока жив был его брат Грациан, тоже ревностный, но всё же довольно терпимый католик, Валентиниан следовал его политике, опираясь при этом на могущественного папу римского Дамасия и невероятно влиятельного епископа миланского – Амвросия. После смерти Грациана и Дамасия, Амвросий, который и до того считался наставником императора, стал фактическим правителем страны. Во многом это было следствием объявления католичества государственной религией. Епископы, в результате, стали сильнее губернаторов и военачальников. При этом Феодосий Амвросия не любил за независимость политических суждений. Амвросий был недоволен провозглашением Константинополя вторым центром христианского мира.

Хоть Амвросия и обвиняли в «диктаторстве», этот интеллектуал (в прошлом – талантливый юрист) был гораздо мягче Феодосия и Максима, он был категорическим противником всякого насилия. В результате, хоть Амвросий и был духовным вдохновителем полного запрета всех религиозных отклонений, масса ариан, боясь смертной казни, бежала именно в Италию и оседала в Милане. Вход в «апостольскую столицу» - Рим им был закрыт.

Но в Риме оставалось много язычников – сторонников традиционной римской веры. Это прежде всего были наследственные римские сенаторы, справиться с которыми было не так просто. В 382 г. они сильно смутили Грациана после того, как тот изъял из зала заседаний Сената статую Победы. Тогда по требованию Амвросия Грацианом был изгнан из Рима главный идеолог этой языческой «фронды» - Симмах. Однако после смерти Грациана, Симмах вернулся в Рим, и даже был избран в 384 г. префектом (мэром). И снова отправился с петицией в Милан, теперь уже к молодому Валентиниану. Однако и на этот раз Амвросий убедил Валентиниана не слушать Симмаха.

Вместе с Симмахом прибыл молодой учитель красноречия, только за год до того прибывший в Рим из африканского города Карфагена - Августин. Блестяще образованный Августин презирал христианство, несмотря на то, что был сыном истово верующей женщины – Моники, и полностью прочёл Библию. Он увлекался на этот момент манихейством, - верой иранского происхождения, что по законам того времени могло стоить ему жизни. Познакомившись с Амвросием, Августин вдруг становится в 385 г. ревностным христианином  - Августином Блаженным. День его крещения (386 г.) отмечается в католическом мире как праздник. Он окончательно поднял ителлектуальный уровень христианства до лучших образцов античной философии, и является основоположником современной научной картины мира.

Однако это совпало и с довольно драматичными событиями. Мать Валентиниана Второго, Юстина, недовольная усилением власти Амвросия, вдруг оказалась ревностной арианкой. Свой двор онa набрала из бегущих от Феодосия ариан-греков, а охрану наняла из ариан-готов.  В 385 г. в Милан бежит епископ города Доростола (Силистрии) на Дунае, что в нынешней Болгарии, тогда занятой готами, - Авксентий. Он был учеником и приёмным сыном крестителя готов Ульфилы, впоследствии автор «Жития Ульфилы». При жизни популярного среди готов Ульфилы, Феодосий не осмелился его трогать. Однако после смерти Ульфилы в 383 г. и ему пришлось оставить свою кафедру. Хоть готы и имели право исповедовать арианство, однако в городах они не жили. Соответственно и все городские (тогда были и деревенские) епископы должны были быть от государственно-признанной веры. Для Юстины появление Авксентия было настоящим подарком. Интересно, что миланским епископом до прихода в 372 г. Амвросия тоже был арианин Авксентий. Теперь можно было в совсем недавно совершенно католическом (благодаря проповеди Амвросия) городе организовывать арианскую общину. И Юстина  потребовала у Амвросия отдать одну из церквей арианам, а именно - основанную лично Амвросием на месте храма бога медицины Эскулапа базилику, освящённую им в честь замученной при Диоклетиане в Риме супружеской пары – Хрисанфа и Дарьи. Амвросий ответил, что он может отдать только то, что находится в его личной собственности, а то что принадлежит Богу, отдать не в силах. В результате ариане попытались взять церквушку силой. Особенно угрожающе себя вели вооружённые до зубов и готовые к любым «подвигам» готы во главе со своими «графами и трибунами». Католика-франка Бауто, командующего армией Валентиниана, в Милане уже не было. Он был избран в 385 г. римским консулом (вместе с сыном Феодосия – ребёнком Аркадием), и в том же году умер. Однако, несмотря на готскую угрозу, на улицы вышло всё население огромного Милана. При виде такой демонстрации ариане решили отступить.

Однако в следующем году Юстина решила сыграть с Амвросием на его же поле, учитывая, что он сам в прошлом - юрист и привык подчиняться законам. Она добилась издания закона, разрешающeгo почти всем христианам, в том числе и арианам, использовать все церкви. А всех, кто препятствует, - подвергать смертной казни. Амвросий назвал этот закон «кровавым эдиктом», но официально ответить ничем не мог. Он просто организовал торжественное богослужение в интересующей Юстину церкви, при этом впервые в истории исполнялись церковные гимны – лично им написанные. Taкжe Амвросий принёс в церковь недавно обнаруженные им мощи двух святых: Гервасия и Протасия, объявив (тоже впервые), что мощи способны исцелять от всех болезней. При этом церковь была переосвящена и названа их именaми. Поскольку это место ещё в бытность храмом Эскулапа считалoсь исцеляющим, вокруг храма собрался весь Милан, и чиновники Юстины не решились в него войти. Когда же группа наиболее отчаянных готов всё-таки ворвалась в храм, где Амвросий продолжaл службу, не обращая на них внимания, готы пали на колени и сказали, что пришли сюда молиться, а не захватывать храм.

Юстина пыталась отправить Амвросия в изгнание, однако изгоняемым оказывался тот чиновник, котoрый должен был этим заниматься. Подосланные убийцы сами признавались в попытке покушения на Амвросия. Провокаторы новых беспорядков против Амвросия неожиданно умирали среди ночи, и Амвросий их лично отпевал, говоря, что Бог простит им их прегрешения.

В результате этого противостояния, армия Валентиниана Второго была полностью дезорганизована, границы перестали охраняться. В Италии началась «готская анархия», хотя и не принявшая масштаба национальной катастрофы, как это было за 10 лет до того на Балканах.

 

Иллюстрации:

 

1. Квинт Аврелий Симмах

 

2. Моника отводит Августина в школу

 

3. Августин преподаёт в Риме

 

4. Прибытие Августина в Милан

 

5. Августин слушает проповедь Амвросия

 

6. Крещение Августина

 

 

Борис Грейншпол

__________________________________________________________